«Разбивая на осколки вечер…»

***

Разбивая на осколки вечер,
Вдруг сорвётся с высоты звезда.
И решив, что друг без друга легче,
Люди расстаются навсегда.

Грусть и Боль зайдут к ним в дом без стука,
Словно закадычные друзья.
И главу с названием «Разлука»
Впишут двое в книгу Бытия.

Крылья света ночь раскрасит чёрным,
Сдавит обруч непрощенья грудь.
Эрато вздыхает обречённо,
Мельпомене уступая путь...

 

***

Повис Мороз на ветках краснотала.
Упав в сугробы, зимний день потух.
Всю ночь Метель над городом летала,
Роняя с крыльев мягкий, белый пух.

За угол дома прячась, шаловливо,
Прохожих Ветер лапою бил в грудь
И, скатываясь с хохотом с обрыва,
Шершавил незамёрзшей речки ртуть.

Расщедрившись, Декабрь осторожно
Берёзку кутал в меховой полон.
Нашёптывал, что всё еще возможно,
С ресниц моих сдувая лёгкий сон.

И до утра, желанием томима,
Безропотно отдавшись Декабрю,
Я верила, что вновь тобой любима.
И верила, что вновь тебя люблю.

 

***

Дарило лето сладкую истому.
Как мощный хор звучал вокал цикад.
Луна бродила – по дорожке к дому,
И лунным зайцем убегала в сад.

Был пояс речки серебристо-светел,
Дрожал, чуть-чуть, от щекотанья звёзд.
Черемухой пропахший, пьяный ветер
Считал, сбиваясь, листья у берёз.

Касалась Ночь рукою тёплой чресел,
Манила приворотною травой.
И Соловьи, охрипшие от песен,
Бросались в омут страсти с головой.

По небу алость раннего рассвета
Текла неспешно, нежною волной...
Как жаль, что мы уже не помним это.
Как жаль, что это было не со мной.

 

***

Я пойду за тобой... Позови.
В мир бескрайний пойду. Или в келью.
Изумлённые декабри
Пусть рыдают по мне капелью.

Благочинные города
Светофорами красными дразнятся.
Я уйду за тобою... Куда?
А какая мне разница.

 

***

В какофонии листопада
Журавлиный растаял стон.
По остывшим дорожкам сада
Ветер рыжим метёт хвостом.

Без оттенков, стабильно серо,
Полинялых небес окрас.
Постаревший фонарь несмело
Щурит в полночь свой жёлтый глаз.

Месяц, горбясь, висит на ветке,
Пепел лета зажав в горсти.
Больше мне не поётся в клетке.
Отпусти меня. 
Отпусти.

 

***

Ну, наконец! Март греет ветров струны.
Как на дрожжах растёт младенец день.
Пень, щегольнув перед берёзкой юной,
Сдвигает шапку снега набекрень.

Всё реже небо хмурится. Всё выше
Котов, в весну влюблённых, голоса.
Опять сюжеты сказочные пишет
Манящая дороги полоса.

Дома, очнувшись после зимней лени,
Наперебой капелями стучат.
И гладит солнце голые колени
Одетых в мини молодых девчат.

 

***

Опять Морфей дружить со мной не хочет.
Пугает ночь крестом оконных рам.
Бунтует Память. И Апрель пророчит
Раздрайный взлёт моих кардиограмм.

Упрямо мысли о тебе стрекочут,
Забыв итоги отгремевших драм – 
Не мне желаешь ты спокойной ночи.
Не ты меня целуешь по утрам.

 

***

Во славу утра пели птичьи хоры.
Остатки сна бежали налегке.
А лучик солнца крался в щёлку шторы,
Чтобы меня погладить по щеке.

Минут бездумья карусель крутилась,
Дарил октябрь летнее тепло.
И вроде ничего не изменилось,
А на душе спокойно и светло...

 

***

Залежь скучных лет...
Лёд колючих фраз...
Крутится сюжет 
В миллиардный раз: 

В полночи немой 
На столе – свеча.
Ты – уже не мой.
Я теперь – ничья.

Больше не пиши
Тёплое: «Люблю».
Краешком души
О тебе скорблю.

Краешком себя
В прошлое бегу.
Думами губя, 
Что еще могу…

И рванёт рассвет
Мысли без прикрас:
Дзы-ы-ынь – и больше нет
Нас.

 

***

Я связала бы тебе свитерок...
Я тепло б своё туда заплела...
Параллельность наших мёрзлых дорог
Отогреть бы своим сердцем смогла.

Я готовила б тебе на обед
Своей ласки нерастраченной пыл.
Я хранила б тебя, милый, от бед.
Я собою прикрывала б твой тыл.

Мысли, словно непроглядная мгла,
Гасят солнечность весеннего дня.
Я бы всё могла тебе... Всё б смогла...
Только ты просил, увы... не меня.

 

***

Тучка, по звёздной гуляя глади,
что-то шепнёт луне.
Мягкими лапками Счастье гладит 
губы мои во сне.

Гвалт голубей распугает утром
снов торопливых тень.
Счастья тепло – драгоценность будто
в сердце храню весь день.

 

***

В тишине у окна... Зябко кутаю полночью плечи.
Загрустивший февраль по стеклу барабанит дождём.
Ровно год без тебя. Только зря говорят – время лечит.
Я по-прежнему там, где мы были с тобою вдвоем.

Развздыхались часы. И кукушка, сбиваясь со счёта,
Всё частит и частит… Но не может приблизить рассвет.
А до счастья всего – ровно час сорок… (время полёта.)
Только там ты с другой. Значит, мне больше места там нет.

В оправданье тебе, я ищу по привычке причины.
Я себе обещаю начать с понедельника жить…
Только самые лучшие, наши, родные мужчины
Могут крылья дарить. И порвать наши жизни, как нить.

Покатилась луна по рассвету серебряным блюдцем.
Снова город тревожат бегущие мимо шаги.
Сколько ж можно шептать, в пустоту, умоляя вернуться.
Приходи...
Приходи...
Хоть на день... 
Хоть на час... 
Хоть солги...

 

***

Наверно, это просто – уходить,
решив за нас, что будет лучше где-то.
Рванув, как ворот, тоненькую нить
раскрашенного нежностью рассвета.

И снова ночь... Но миллиарды звёзд
прольются зря, не выполнив желаний.
А наша встреча станет не всерьёз –
лишь первою ступенькой к расставанью.

А я могу не плакать от ветров,
И одеваться строго по погоде,
Но... Ты мне должен сотни нежных слов
и наших, не родившихся мелодий.

5
1
Средняя оценка: 3.05263
Проголосовало: 19