Мольер против Шекспира

Французская дипломатия намерена трудиться над повышением статуса французского языка в мире. Нынешнее господство английского языка Париж считает временным явлением, и полагает, что у языка Мольера впереди лучшие перспективы, чем у языка Шекспира.

Для подобных утверждений есть основания. Французский буквально во всём наступает английскому на пятки. Французский язык, как и английский, присутствует на пяти континентах. После английского он второй по частоте использования в дипломатии и международных СМИ, и второй наиболее изучаемый иностранный язык (132 млн.изучающих). Вместе с английским он второй официальный язык Олимпийских игр. Язык Мольера также третий по частоте применения в международном бизнесе и четвёртый – в интернете. 

Французам не нравится, что английский находится в привилегированном положении в европейской политике, хотя Европарламент и Совет Европы базируются во франкоязычных Брюсселе и Страсбурге. Ведь история взаимоотношений двух языков начиналась иначе - с завоевания норманнами Англии в XI в.и повсеместном распространении в среде английской элиты французского языка наряду с латынью. Наследием той эпохи является огромное количество слов французского происхождения в современном английском. 

Всего на французском в мире говорят 300 млн.человек. Это куда меньше, чем на английском (1,4 млрд.), но плюс для французского в том, что с 2014 г.количество его носителей увеличилось на 9,6% и продолжает расти за счёт бурной рождаемости в Африке, а почти половина всех африканцев – франокофоны. По данным организации «Франкофония» (Francophonie), в 2018 г.47% всех франкоговорящих проживали в Африке и на Ближнем Востоке, доля Европы – 44%. 

В 2000 г.франкофоны составляли 6,4% населения планеты, в 2016 г.- 7,3%. По прогнозам, в дальнейшем ежегодный рост составит 2%. Это самый быстрый показатель среди всех языков мира.  

Каким образом Франция хочет способствовать распространению французского языка? Во-первых, усилением своего культурного влияния в бывших колониях, и речь здесь не об Африке, а об Индокитае – Лаосе, Камбодже, Вьетнаме. Правда, здесь успехи Парижа скромны. В процентном отношении количество местных жителей, изучающих французский, медленно, но растёт, однако в абсолютных цифрах показатель низкий.  

Во-вторых, финансировать социально-учебные программы для африканских стран, чтобы привлечь в школы тот немалый процент африканской молодёжи, не получающей никакого образования. Французские специалисты уже установили, что подавляющее большинство учащихся уже через пару лет научаются вполне сносно говорить, писать и читать на французском. К пятому году обучения таковых уже 100%. К 2065 г.французский язык по количеству носителей в Африке далеко обгонит английский, арабский и португальский. Причём английский будет плестись ещё и позади арабского и обгонит только португальский. 

В-третьих, пропагандировать изучение французского в других странах мира. Например, с «Франкофонией» сотрудничают учебные заведения России, Армении и более пяти десятков других стран, и далеко не во всех из них французский является родным. Ставка делается на привлекательность французского языка как языка высокой культуры на фоне утраты культурной составляющей английским языком, превратившимся в сухой язык бизнеса. 

Языковеды пророчат исчезновение из английского языка через 50 лет звуков, передаваемых буквами w и th из-за наплыва в Великобританию, Канаду, Австралию и США мигрантов из Африки, Пакистана, Афганистана, Индии, Китая. Мигранты будут заменять эти непривычные для них звуки упрощёнными звуками, передаваемыми буквами v и t. Так что через полстолетия английская фонетика может существенно измениться и далеко уйти от литературной нормы. Меняется и грамматика, и об этом ниже. 

В-четвёртых, наращивать экономическое сотрудничество с франкоговорящими странами. В 2016 г.эти страны производили 8,7% мирового богатства, сейчас 15%. Они менее англоязычных стран пострадали от мирового экономического кризиса 2007-2008 гг.благодаря своей географической распылённости. 

Статистика рисует радужное будущее французскому языку. Самый многочисленный язык – китайский, но его недостаток в том, что он концентрируется в одной стране на одном континенте. Английский даст к 2065 г.рост численности носителей в 62%, а французский – 143%. 

У остальных мировых языков показатель будет ещё ниже – 77% для арабского, 46% для португальского, 30% для испанского и плачевные минус 9% для немецкого. Португальский обгонит испанский тоже благодаря африканцам – Анголе, Мозамбику. Испанский же распространён преимущественно в Южной Америке, рождаемость там ниже африканской. 

Сейчас страны Юго-Восточной Азии, переживая экономический бум и стремясь вписаться в мировую экономику, судорожно бросились изучать язык Шекспира. В одном только Китае его учат 300 млн.человек. В Китай, Таиланд, Вьетнам, Индонезию, Камбоджу в частном порядке приглашают учителей английского со всего мира, в т.ч.из России. Вакансии можно запросто найти в интернете. В угоду азиатским клиентам разрабатываются учебные пособия с упрощённой английской грамматикой, частично меняется стилистика преподаваемого материала. Популярность английского играет теперь против него самого, заставляя разбросанные по всей Азии учебные центры искажать установленные языковые нормы ради их адаптации под азиатского ученика. 

Сохраняющийся спрос на английский затруднит французскому языку путь к вершинам популярности, но есть и вторая сторона медали. Одновременно с ростом популярности английского в Китае растёт спрос на другие европейские языки – русский, португальский, немецкий и, конечно же, французский. Спрос этот по сравнению со спросом на английский выглядит мизерно, но он есть. 

В обозримом будущем Мольеру не потеснить Шекспира. Но налицо зарождение тенденции утраты английским своей монополии в мире. Для коренного перелома ситуации потребуется не один десяток лет. Франция хочет ускорить события. 

5
1
Средняя оценка: 3.9
Проголосовало: 10