Земля украденных надежд

«Бойцы вспоминают минувшие дни / И битвы, где вместе рубились они» обычно на склоне лет, когда ноют старые раны, а душа саднит по погибшим товарищам. Но эти бойцы принялись за мемуары, когда неутихающая странная и страшная война в Донбассе по сроку давно превысила время Великой Отечественной войны, а конца и края ей не видно. Впрочем, назвать бойцами Юрия Евича (позывной «Юрич») и Людмилу Гришину (позывной «Ангел») можно лишь с натяжкой. 

Юрий Евич – уроженец  Донбасса, врач-хирург, кандидат медицинских наук, обладатель трех дипломов о  высшем образовании, старший лейтенант медицинской службы ДНР.  Спасал ополченцев и мирных жителей, будучи в самых горячих точках воюющего Донбасса, организовал дюжину медицинских пунктов. Но, по его собственным словам, не убил ни одного врага,  потому что боялся,  что высшие силы не будут помогать во врачевании. Когда же Русской весне на его малой родине «включили красный свет», а его самого, как и многих идейных добровольцев вытеснили из Донбасса, он вместе с Людмилой Гришиной основал проект «Тактическая медицина», где обучают курсантов навыкам оказания медицинской помощи в экстремальных условиях. Евич – автор шести книг, две из которых были изданы до войны.  В настоящее время пишет новую книгу, посвященную его родному многострадальному и героическому городу  Горловке.  

Людмила Гришина – жительница Донецка, операционная медсестра. Под позывным «Ангел» воевала в Новороссии, потому что «события, происходящие в стране, заставили вспомнить всё, что очень старалась забыть, и опять взять в руки оружие для защиты своего народа». В соавторстве с Евичем написала две книги. Первая книга «В окопах Донбасса» написана по горячим следам после возвращения авторов в Россию. Она издана не только в бумажном формате, но и размещена на сайте «Тактическая медицина». Вторая  – «Земля украденных надежд» увидела свет в конце минувшего года. Презентации этой книги уже прошли в  Москве, Санкт-Петербурге,  Екатеринбурге и Архангельске, ожидается в Донбассе. 

ПАСКВИЛЬ

«Юрич» и «Ангел» люди занятые: тренинги, семинары, выступления в разных городах свободного времени не оставляют. Но рассказать правду о войне мои герои считают своей первоочередной задачей. Потому что «если  не пишем книги мы, участники, то пишут враги с целью очернения памяти погибших». 
Среди таких творений «Юрич» вспоминает «пасквиль, вышедший недавно в одном из российских журналов». 
– Автор, взявшийся писать об ополченцах, – говорит он, – и в Донбассе-то никогда не был, что видно по множеству деталей. Он понятия  не имеет, что думает и чувствует настоящий мужчина, потому что сам таковым не является.  Это была капля, которая переполнила чашу моего терпения. И я подумал: если пустить на самотек, то, не дожидаясь, пока мы умрем, о войне в Донбассе будут судить не по книгам людей, которые воевали, проливали кровь, решали исход сражений, а по книгам врагов, финансируемых врагами, издаваемым почему-то в нашем государстве на наши деньги и насильственно вталкиваемым в наши головы.
– Это нужно не мертвым, это нужно живым. Враги специально проводят комплексную кампанию по очернению ополчения и событий в Донбассе с вполне очевидной целью:  когда  будет агрессия уже против России, то чтоб здесь не было людей, которые встанут на ее защиту. 
Что до Людмилы Гришиной, то по ее словам, ее «сильно стимулировать не пришлось».
– Пока живы участники, пока мы помним, мы просто не имеем права дать кому-то переписать историю, – говорит она. – Дети погибших должны знать правду – за что воевали и погибли их родители. И мы сделаем для этого все возможное. 

О КНИГЕ

Название книги говорящее. «Земля украденных надежд» – это Новороссия.  После 2015 года идейно мотивированные защитники Донбасса  увидели, что все те надежды, с которыми народ поднялся в 2014 году, взял в руки оружие и поставил заслон нацистско-бандеровской сволочи, украдены. На смену им пришло странное перемирие, во время которого каждый месяц до сих пор гибнут 30-40 человек. 

В ней, в отличие от первой книги, где «Юрич» и «Ангел» описывают «свою войну», собраны  воспоминания  пятерых защитников, пришедших в Донбасс разными путями и объединенных одной жертвенной идеей борьбы со злом. 
– Кто-то воевал несколько лет, – говорит «Ангел», – кто-то – несколько месяцев. Каждый из них видел войну по-своему, каждый пережил свое горе, свои потери, для каждого из них война стала частью жизни. У каждого была своя война, но из маленьких кусочков складывается мозаика большой войны, такой страшной и странной. 
Очень важное место в книге занимают стихи Ольги Дубовой, замечательной поэтессы и композитора, «человека без кожи», такого же, как Евич, Гришина и многие другие добровольцы. Она ездила в Донбасс со своими стихами и песнями, выступала в госпиталях.  Её патриотические песни сегодня как никогда злободневны.
Есть в книге и стихи Юрия Евича, который стал писать их совсем недавно. 
Ну, а теперь позвольте мне представить соавторов книги и ее героев.

«СЕВЕР»

Командир с позывным «Север» – российский доброволец, участвовавший в Русской Весне еще с Крыма. Сослуживцы характеризуют его как профессионала высокого уровня и эффективного командира. Потери в его подразделении были минимальны, хотя в тылу не отсиживались и всегда работали в направлении главного удара. В 2014 он был в группе добровольцев, которую уничтожили в Донецком аэропорту и смог остаться живым. Все интересующиеся могут найти здесь массу интересных моментов с чисто профессиональной точки зрения. 
«Север» – человек отчаянной храбрости и острого ума. 
Русский националист в лучшем смысле этого слова, он гордится нашими дедами и прадедами, сломавшими хребет гитлеровской гадине. Но, выступая противником показного патриотизма, напоминает о том, что их потомки в Донбассе продолжили дело защитников Родины:  
«Да, был прекрасный, всем известный герой Маресьев, потерявший обе ноги. И он ежедневно совершал подвиг, садясь в кабину истребителя. Но у меня есть более свежий пример. В моем подразделении был парень, который на второй день войны от выстрела противника из гранатомета потерял ногу. А еще через пять месяцев на протезе он оказался у меня в подразделении на должности наводчика станкового пулемета… Это разве не повседневный героизм? Таких людей в новейшей истории достаточно, причем идеи и ценности, за которые эти люди шли на смерть, не настолько «идеологически выверенные». Но для идеологически выверенных господ могу сказать: ребята, политика «абы чего не вышло» в данной критической ситуации просто преступна».

ДАРЬЯ. СЕСТРА МИЛОСЕРДИЯ

«Справедливая война за Россию была моей мечтой, – пишет Дарья Болотина, – …и вот теперь эта мечта сбывалась. Но мне казалось, что в качестве сестры милосердия женщине попасть на войну будет легче. Сейчас я понимаю, что заблуждалась. Отряд, с которым я выехала из Москвы, очень долго не мог попасть на территорию Новороссии. Лишь потом выяснилось, что это была вполне конкретная злая воля определенных людей и структур (до возвращения в Москву мы могли только догадываться об этом)».
Типично профессорская дочка, как она сама говорит, представительница «гнилой московской интеллигенции», военный историк и кандидат наук Дарья на привычную нам медсестру «не тянет». По навыкам она, скорее, парамедик, т. е. санинструктор, прошедший только медицинские курсы. На почве медицины и познакомилась с «Юричем» и «Ангелом», когда  на имя Евича пришел гуманитарный груз из Питера. 
В книге она вспоминает, как, уже работая в наградном отделе командующего вооружёнными силами Донецкой Народной Республики Игоря Стрелкова, познакомилась с Гиви – и только потом выяснилось, что он и есть тот самый  Герой ДНР Михаил Толстых, которого давно дожидается награда за боевую доблесть. Гиви погиб в результате теракта, как сегодня гибнут защитники Донбасса, которым в приказном порядке запрещено открывать огонь по позициям противника. А вот в 2014 отбивались от врага всеми имеющимися средствами. И, чтоб не входили в раж, бойцов останавливали знаменитыми приказами  командующего «О запрете матерной брани» и «О гуманном обращении с пленными».
Выступая на презентации книги в питерском спортивно-патриотическом клубе «Партизан», Дарья сказала:
– Я надеюсь, что сама для себя я этот формат мемуаров продолжу, может, целую книжку сделаю, которую мне, кстати, заказало одно московское издательство.  Потому что, как историк, я понимаю, что проблема переписывания  истории находится в источниках. И каждый из нас должен сделать, чтоб надежда и победа не были окончательно украдены. Пока война в Донбассе не окончена, есть маленький шанс что-то изменить. 

«БЕЛКА»

На обложке книги – фотография девочки. Позывной «Белка», имя осталось в мирной жизни.  Переломным этапом в ее жизни стало сообщение защитников Донецкой облгосадминистрации, переданное  по он-лайн трансляции,  о том, что здание будут штурмовать и просьбу населению города помочь. Бедная студентка-второкурсница математического факультета, она  «взяла свое «всего ничего» и пошла в аптеку, где купила самые элементарные медикаменты, которые могла себе позволить, для обработки ран», а затем направилась к ополченцам. 
– Эта маленькая, светленькая и очень светлая девочка, – вспоминает Людмила Гришина. –  появилась в отряде почти сразу, и стала для нас, как раньше сказали бы «сын полка», а в нашем случае – дочь отряда. Может быть потому, что большинство тех, кто пришел в Первый медицинский отряд, были уже в том возрасте, когда есть свои дети. Нас с Юрой она начала называть «папа и мама». Очень толковая, собранная и исполнительная девочка, она по поручению Юрия стала заниматься  всеми бумажными делами. Позднее, когда из России начал  поступать инсулин для больных диабетом, она занялась его контролем и выдачей. Это было в самом начале всех событий, когда войны еще как таковой не было, а поставки инсулина и других препаратов к нам прекратились. После этого в жизни «Белки» много чего было. В свои чуть за 20 она пережила, увидела и сделала столько, на что другим не хватит и целой жизни.  
«Белка» работала в госпитале, потом в боевом подразделении, пережила гибель любимого человека. Трудно себе представить, как 18-летняя девочка искала его по всем моргам, лично вскрыла 30 мешков с останками и опознала его по татуировке. 
– Война – это бесценный опыт, – говорит «Белка». – Там нет лицемерия. На войне я обрела вторую семью. 
Книга написана кровью, потом и слезами. Окунитесь в нее, прочувствуйте то, что чувствовали мы – ведь все это происходит рядом с вами, хотя многие предпочитают не замечать этого. 
Словами трудно передать, но мы очень старались. 
Она призывает взрослых «воспитывать новое поколение на исторических примерах. Учить его ценить и хранить мирное небо, любить Родину, помнить о том, сколько жизней положили за то, чтоб они сейчас смогли жить». 
Не политики, не трусливый президент и его подельники, бросившие Украину на растерзание, а эта девочка берет на себя огромную ответственность, говоря: «Мы допустили войну на нашей земле». И приводит слова  Роберта Рождественского: «Если мы войну забудем, вновь придет война»

«ГОШ»

Георгий Иванов, позывной  «Гош» – отец-одиночка двух дочерей, он – успешный предприниматель и у него больная мать. Казалось бы, чего ему ехать? Ан нет. 
Потрясением, которое привело его к окончательному решению ехать в Донбасс, стала обошедшая весь мир фотография гибели «Горловской мадонны» – молодой матери Кристины Жук и её 10-месячной дочки Киры, расстрелянных украинскими нелюдями летом 2014 года. Будучи отцом, ответственным не только за жизнь своих детей, «Гош» продал бизнес, купил «снарягу» и поехал на войну, сказав домашним, что едет в Крым отдыхать. Так «Гош» оказался в разведподразделении у «Хмурого». 
Он далек от пафоса, и не без юмора вспоминает боевые будни. Отдает должное  героизму своих товарищей живых и погибших. Помнит и «крысятничество» некоторых функционеров. А еще «Гош» философ. 
«Русский, – говорит он, – это прилагательное. Прилагательное к душе. Русская душа национальности не имеет. Может быть русский татарин, русский американец или русский немец». В Донбассе Георгий Иванов готов был умереть за русских в самом широком понимании этого слова. 
– Есть один принцип, – считает Юрий Евич, – который у нас забыли многие профессионалы, а зря. «Гош» сказал: когда я отправлялся туда – я ехал умереть. Очень правильный подход. Самураи, например, говорят: взявший в руки оружие должен готовиться к смерти. В старину казаки, отправляясь на войну, уничтожали свое имущество, чтоб материальное не мешало тебе всей своей сутью стремиться к победе. «Гош» – тихий, скромный человек, который на себе тянет все. На таких, как он, стоит Россия. Дай бог ему здоровья! Я часто думаю, что мне по морально-волевым качествам до него далеко.  
Война не отпустила «Гоша» даже после отъезда с Донбасса – теперь он занимается гуманитаркой, потому что «пока там идет война, я не имею права бросить все и жить как ни в чем не бывало». Война меняет мировоззрение, говорит он. Деньги, которые кто-то считает мерилом всего, становятся вообще не важны. Важны только взаимоотношения между людьми. 
«Да, люди после войны меняются. Но все зависит от того, какая это война. Наши противники тоже меняются. Укропы возвращаются домой и начинают стреляться, вешаться, убивать и насиловать. Не потому что они такие прямо злые-презлые. Просто они были на войне карательной, которая развязана для уничтожения мирного населения».

«КАПА»

Кадровых военных, говорят авторы, во время их пребывания в Донбассе было крайне мало, а тех, кто был, ценили на вес золота. И одним из таких уважаемых офицеров был Алексей Куприев («Капа») – командир одной из рот спецназа ДНР. 
Те, кто воевал с ним бок-о-бок, вспоминают, что это был настоящий «батяня-комбат», который никогда не прятался за спинами бойцов. Он не просто был в первом ряду. На разведку в тыл противника, на корректировку, туда, где опаснее и тяжелее всего, он ходил сам с парой-тройкой  наиболее подготовленных бойцов. В ночные рейды, чтоб не обнаружили, шли с глушителями и ножами.  
«Большое упущение власти нашей республики в период боевых действий было в том, что мало внимания уделялось идеологии, – пишет «Капа». – Не работали с населением, не убеждали в том, что если мы сейчас не отобьемся, то события в Одессе покажутся просто фейерверком. Мы все, кто принял решение идти воевать, отдавали себе отчет, что можем погибнуть, что можем попасть в плен, что еще страшнее. Но мы шли за идею. За идею Русского мира, про который сейчас уже все забыли. И когда нам не дали дожать сначала после Иловайска, потом после Дебальцево, стало понятно, что эта война из плоскости военной перешла в политическую и экономическую плоскости».
«Капа» честен в изложении событий, тех самых, которые делают идущую в Донбассе войну странной. В книге я нашла отсылку к событиям, шокирующим меня уже шестой год. Это т.н. ротация украинских нациков в аэропорту, когда через нашу территорию пропускали свежих вооруженных укропов, которые, понятно,  потом расстреливали наших парней.  Не щадит он и официальных героев. 
«Мы зачистили 80-85% аэропорта, – вспоминает он. – Когда осталось только два здания – старый и новый терминалы, появился  «Моторола»: «Мы делаем вам ротацию». «Какая ротация? Мы здесь уже не один день. Сейчас зачистим – и тогда становитесь как вам угодно и куда угодно». В результате позвонил комбат «Крот» с приказом выйти. На наше место зашел «Моторола». Самое интересное, что через пять суток вижу в ютубе картину: «Моторола» за руку здоровается с одним из «киборгов», желают друг другу здоровья. Тогда меня совсем накрыло. «Моторола» долго от меня скрывался. В том бою у нас погибло трое ребят».
Понятно, что такие, как Капа  и другие идейные защитники Русской Весны были крайне неудобны. 
«Подлость, предательство и желание нажиться любой ценой – один из признаков этой войны, – говорит Ангел. – Не нужны там честные и порядочные бойцы и командиры. «Капу» предупредили, что желательно ему покинуть Донецк, иначе он рискует просто пропасть без вести. Пришлось ему уехать…»

ДОБРОВОЛЬЦЫ

По словам историка Михаила Покровского, история — это политика, опрокинутая в прошлое. Без нее нельзя понять политику настоящего. Авторы книги «Земля украденных надежд» чувствуют эту связь через века и континенты, напоминая читателям (а особенно «инфантильным диванным сидельцам») некоторые  факты русского добровольческого движения. За много веков до сегодняшнего времени участие наших добровольцев помогло сохранить национальную идентичность чехам, полякам, болгарам, итальянцам, в борьбе греков против турок-османов. Да мало ли еще на каких полях сражений проливали кровь  за своих братьев-славян или братьев-христиан русские добровольцы! 
– В нашей истории были позорные и возмутительные эпизоды, – говорит Евич, – когда те же турки убивали и уводили в рабство русских людей, а власть не реагировала на это, ссылаясь на т.н. мирные договоры. Тогда казаки, которых было не очень много, в течение нескольких лет совершали набеги на окрестности Стамбула (книга «Босфорская война»), султан в окна своего дворца видел их набеги, а сделать ничего не мог. Тогда Турция была сверхдержавой, с которой не хотели связываться. Казачество в одиночку вело успешную партизанскую войну. Борьба казаков с Османской империей на суше и на море имела характер активного противодействия растущей турецкой агрессии, была войной за вольные «божьи пути» по Днепру и Дону в Черное и Азовское моря, которые турецкие султаны стремились наглухо закупорить для христианских народов.
Возвращаясь к сегодняшнему дню, авторы отмечают, что все российские офицеры, которых они   видели в Донбассе – это добровольцы. Но их было катастрофически мало. Подавляющее большинство военнослужащих РФ защищать русский Донбасс не поехали. Не было приказа свыше – вот и не поехали. «Если завтра у нас начнут отнимать Калининград, Курилы, Воронежскую область и не последует приказа, – говорит «Юрич», – то, думаю, 0,5% офицерского состава на защиту не встанут. А приказа-то не будет. Поэтому понимание того, что происходит в Донбассе для каждого критически важно! Нам приготовили судьбу северо-американских индейцев – столкнуть лбами, чтоб мы своими руками перебили друг друга, а наши земли потом заселят захватчики». 
У лживого и коварного запада цель одна – Россия. В интернете можно найти фотографии, сделанные в населенных пунктах Сирии. Террористы, захватившие селение, не могут его удержать. Тогда, прежде чем отступить, они делают «красную дорожку» – сгоняют всех жителей, связывают их и укладывают на нее, а потом давят танком или трактором. Правительственные войска заходят – а там фарш из человеческих тел. А на стене надпись по-русски:  «Сегодня – Сирия, завтра – Россия». Поэтому то, что сегодня мы не «в фарше» – это заслуга тех, кто стоит на нашей защите. 
К книге воспоминаний была выпущена еще и памятка, что в мемуарной литературе до сих пор не встречалось. Она разработана на основании анализа личного боевого опыта и содержит наиболее критичные моменты, которые могут подстерегать участника боевых действий. Памятка издана отдельно, но так даже лучше – бойцу проще ее держать при себе. Потому что странная и страшная война в Донбассе продолжается. 

5
1
Средняя оценка: 2.98639
Проголосовало: 147