Рождение «медведь-малины»

Вектор невиданной силы
 
Подмосковная энергетика одаренно сильна. Она с завидной устремленностью шагает обязательными лесными просеками к столице. Ее стремление напитать жилые кварталы и предприятия оговоренной электрической мощью понятно, всеми добрыми людьми согласно приветствуется. Куда ж стольному граду без таковской совершенной подпитки?! Несмотря на всяческие пертурбации третьего тысячелетия, он не утратил вековой способности расти, как на дрожжах. Поэтому линии электропередачи, что пересекают Клинско-Дмитровскую гряду, нами, здешними дисциплинированными обитателями, воспринимаются вполне мирно. 
Более того – с толерантной доброжелательностью. У всех на памяти недавние трудные времена, когда заметно опустели магазины и рынки. Проблем с продовольствием стало поменьше, когда сноровистые энергетики разрешили у себя под проводами разбивать на просеках дружные делянки, чтобы все желающие получили возможность выращивать ту же самую картошку.
С тех пор я частенько навещал знакомые – пустующие или не так чтобы очень пустующие – места. И картошке отдавал дань примерного уважения, и густым зарослям лесной малины. Спросите с деятельной закономерностью: при чем здесь малина?
Согласитесь, нельзя допускать высокого древостоя возле мачт, а также вдоль всего протяжения электрической линии. Березы, осины, все лиственные породы, любят светлые просеки, охотно тут укореняются и быстро набирают мощь, опасно приближаясь к проводам, грозя оборвать их, а то и вызвать короткое замыкание. Деревья регулярно приходится удалять. Но, как говорится, свято место пусто не бывает – здесь на порубочных остатках, при уверенной достаточности света и тепла, малиновая густега принимается охотно плодоносить, благоухая так, что на сладковатый запах со всей округи слетаются птицы и суетливые пчелы, жуки и прихотливо порхающие бабочки.

Деревенские бабушки знают, что после удаления древостоя через год-другой под трескучими электрическими проводами всегда наберешь уемистую посудину пахучей ягоды. Конечно, опятами, что завсегда хороши с жареной картохой, тоже можно запастись в нелишнем достатке.
Но моя честная и в равной степени искусительная речь пойдет о малине, поэтому спешу доложить: с недавних пор взыскательные энергетики начали применять столь способную технику – и деревья она валит без особых затруднений, и вдобавок измельчает поваленные стволы в идеально мелкую щепу. Теперь у нас просеки соблазнительно чистые, не увидишь тут прежних концентрированных завалов, того отчаянного бурелома, через который пробираться одно мучение.
Пожалуйста: приходите, гости дорогие, пользуйтесь нежданно богатыми угодьями целины, рождающей малиновые ягодники и грибные поля!
Всем семейством мы не раз наведывались туда, где росли кусты, энергетике не мешающие. Радующие людей и всех братьев наших меньших, включая бабочек и муравьев, плодовым изобилием.
Не то, чтобы желалось побольше, доверху, набить корзинки малиновыми ароматными подареньями. Просто попотчеваться одной-другой пригоршней – ведь до воодушевленности приятно: уж очень духмяные они, лесные эти ягодки.
Хоть вполовину садовых меньше, зато много вкуснее, потому что не такие обильно водянистые, как сорта культурные. На вкус посуше, конечно, без регулярных-то поливов. Однако более охотно они вбирают земную силу, крепость характера мудрой нашей прародительницы, ее сказочное животворящее Начало, аромат неуступчиво прекрасной и вечной Жизни.
О вечности мне приходили и раньше мысли в голову. Как раз тогда случалось, когда доводилось бывать далеко за Уральским Камнем, видеть сотворенно обширные пустоши на таежных беспощадных пожарищах. Там поначалу – на обильной подпитке дождевыми растворами золы – лиловатый кипрей всё больше спешил в рост. Его завлекательное благоухание всячески приветствовалось жадными до нектара многочисленными пчелками с таежных пасек. Помню этот чуть горьковатый мед, вкус которого навевал соображения о горьковатом дыме горящих лиственниц. Обычно после кипрея как раз и начиналось наступление малиновых зарослей на свершенные таежные проплешины.

Отдав кипрею смолянистый привкус, пострадавшая земля старалась напитать дикорастущую малину необыкновенной сладостью, словно призывая всех добротворных обитателей тайги праздновать счастливое Возрождение.
На подмосковных участках леса, занятых неугомонными энергетиками, также бывало частенько, что знай себе дымили требовательные костры. Бурелом ведь мешал и настоятельным картофелеводам, и ремонтным бригадам, которым вынь да положь пробираться к мачтам электрических линий, кои требовали заботливых наблюдений и старательного ухода.
Вот, значит, и стоял тогда в полный рост горделивый кипрей. После того цветочного праздника пристойно поднималась, сочувственно зеленела на пожарищах непременная малина. И уже напоследок ягодное изобилие сменялось быстро идущими в рост молодыми березками, а когда осинниками либо ольховниками.
Слов нет, до чего чудесны малинники на зольном просторе, под этими коронами высоковольтных передач, где хватало электрического потрескивания и – такое тоже приходилось видеть – голубоватого весьма грозного свечения воздуха!
Только ли отсюда у малиновой ягодки эта могучая целебная сила? Не берусь бездумно утверждать. Короны электрических разрядов всё же не лишние для ароматных кустов, заставляющих вспомнить о том, что все растения, как и животные, – производное энергетического изобилия матушки нашей, планеты по имени Земля.
Однако надобно взять в рассуждение: где-нибудь в лесной глухомани также найдешь похожие кусты с краснеющими плодами, что не менее способны на вкус, цвет и аромат. Это непреложный факт.

Познакомился с лекарственными свойствами чудесного дикороса столь давно… отсчет можно вести долгими десятилетиями. В нежном возрасте не устоял перед наступом злобной малярии, слег, а на что дадена взрослым и детям горькая хина? Приходилось ее употреблять, однако, лекари – помня столь нежный возраст больного – проявили милосердие. Предложили вдобавок обильно потчеваться малиновой водой. Сладка та не в пример слишком горькой хине, скрашивает прием лекарства и обладает той силой, чтобы всячески препятствовать лихорадочному состоянию организма.
Позже интересовался: какая такая особая сила в этих красных ягодках? Удивляет богатство в наборе животворных кислот: здесь и всем известная аскорбиновая, и вдобавок лимонная, фолиевая, салициловая, яблочная, муравьиная. А еще есть немало фруктозы, дубильных веществ, пектина, ситостерина . Огромный список веществ соединенно присутствует. Тех веществ, что удаляют из организма досужие шлаки и обладают антисклеротическими сокровенными способностями. Не говоря уже о знаменитом свойстве малины вместе с обильным потом выводить начисто всякие простудные хвори.
Велика вероятность, что антиоксиданты этого растения – с их способностью выводить шлаки – отличаются синергизмом. То есть все они во взаимосвязи значительно усиливают их обычное исцеляющее действие, буквально выметая из организма человека вредные радикалы. Столь позволительно мощный препон шлакам где еще встретишь?
Если рассказывать только об этом, можно было бы в расслабляющей лености сократиться, не браться за перо. Однако, прожив довольно долгую жизнь, приметил ведь еще кое-что интересное. Буду теперь несокращенно повествовать о чудесах. Впрочем, не совсем, чтобы о каком-то волшебстве растительного мира. Скорее – о некоторых особенностях малинового бытия, малоозвученных и зачастую малопонятных.

Вот приходишь на содеянно просторную, определенно знакомую просеку. Уходит она далеко вдаль, небесный простор над ней широко распахнут, осиян жарким солнцем. Смотришь на сказочное малиновое изобилие, на далекое светило, что ослепляюще движется, движется потихоньку и, конечно же, неуклонно.
Ты понимаешь: оно ведь не только греет здешние кусты – всю Землю греет своими постоянными, несокращенными в веках и тысячелетиях лучами. Вдобавок иногда оделяет земной шар выбросами раскаленного вещества, которое очень сильно влияет на магнитное поле нашей планеты.
Это поле защищает все живое от жесткого космического излучения и одновременно способно – под воздействием солнца – настолько сильно «возмутиться», что начинают страдать люди с ослабленной сердечно-сосудистой системой.
Растения к настроениям нашей звезды беспечально привыкли. А безмятежно ли они воспринимают мощное электромагнитное поле под линиями, где протекают токи больших напряжений?
Что касается человека, он вовсе не безразличен к постоянному пребыванию в соседстве с трескучими проводами. Врачи определенно говорят: находиться под долгим воздействием здешнего электромагнитного поля нисколько не на пользу людям. Недаром запрещено строительство жилых домов поблизости от любой «высоковольтки».
Посмотришь вот так на малинники, облюбовавшие просеки для растительного своего благоденствия, и задашься вопросом: есть ли морфологические изменения в стеблях тутошних кустов?
Признаюсь, вполне они обычны на просеках, эти беловатые стебли дикорастущей малины. Не сказать, что более хрупкие или менее рослые, более худосочные или менее устойчивы к обычным своим болезням, вроде увядания или израстания.
Садоводы, знающие толк в кустах очень ароматной, очень сладкой ягоды достаточно положительно относятся ко всем дикоросам, хоть отдаленно-лесным, хоть безмятежно растущим в соседстве с мощной энергетикой.
Мне когда-то пришло в голову посадить у себя в саду несколько дикоросов, поскольку они очень нравились маленьким внукам. Нисколько о том не жалею, ухаживаю за ними в обычном порядке и сполна получаю всё, что им полагается дать.
Но относительно влияния высокой энергетики на растения вопрос все-таки непрост. Пусть морфологических изменений в стройных беловатых стеблях на первый взгляд нет. Однако волокна растений нисколько не пусты, они заполнены питательными растворами, что придают стеблям прочность и гибкость, а ягодкам все их отличительные качества – сладкий вкус, дивный аромат, могучую целебную силу.
Теперь вспомним – если уж речь зашла о жидкости – эффект намагниченной воды. Она, сия победительная намагниченность, оттого и победительна, поскольку преодолевает в организме то, что не соответствует здоровому состоянию человека, то есть является известным фактором излечения от некоторых заболеваний.

О целебных способностях воды, которая структурирована сильным магнитным полем, мы знаем. Но тогда выходит, что такая вода присутствует под высоковольтными линиями, где электромагнитное поле может быть настолько сильным, что становится опасным для человека.
Растения используют эту воду, по всей видимости не отказываются … не отказываются лечиться? Или просто расти, приносить плоды? Поди и догадайся, от чего конкретно они тут, на просеках, не собираются отказываться.
Короче говоря, заинтересовали меня под электрическими линиями не только зеленые малиновые просторы, но и почва, на которой ягодники благополучно произрастали.
Уже говорилось: у нас на просеках принялись разумно измельчать все подряд срубленные деревья. Придешь сюда, глянешь вдаль – чисто, никакого бурелома, и только земля присыпана щепой насколько хватает глаз.
Со временем вся ненужная древесина темнеет, уходит в почву дождевыми растворами прели. Вот уже почти и нет щепы, почва становится богаче гумусом, тем полевым богатством, что на черноземах, к слову говоря, успешно помогает степным пшеничным урожаям…
Гумус – это, само собой, хорошо. Но растворы-то, уходящие в землю под нашими высоковольтными проводами ко всему прочему намагничены, разве не так? Поневоле приходит в голову мысль: принеси мешок, набери здешней щепы, посыпь у себя в саду малиновые строчки и понаблюдай, как оно всё потом отзовется. Будет какой прибавок малиновой растительной силе?
Пришла мысль – двинулось в гору дело: нашел подходящий мешок, принялся за сообразные грузоперевозки.
Приспособил для этой цели свой старенький велосипед, который, хоть и скрипел отчаянно всеми своими ржавыми железками, не воспротивился, повез на багажнике прелую щепу в мешке. А аккурат от просеки – к садовому участку. Таскать тяжеленную мокрую поклажу на горбу мне было не в подъем, а желалось все-таки получить для своей малины не просто десяток килограммов – два или три. Уж если наблюдать какой эффект, то он должен быть до солидности хорошо различимым, необманно большим.
Таким образом сдобрил землю вдоль забора, где у меня культурные сорта имели вкрапления дикоросов в строчке. Не поленился – сделал вставочку из двух беловатых стеблей ароматного, очень вкусного, но мелкоплодного дичка.

Ждал результата недолго. Ближе к осени все мои кусты равномерно зеленели, молодые побеги одинаково хорошо подросли. Что касается плодоносящих, при всем желании трудно было понять, насколько ягодки стали вкусней и ароматней. Хоть культурные сорта, хоть дикоросы явили качество плодов, как говорится, по прежней высокой мере. Ели малину дети и внуки, родственники и знакомые. Все были довольны.
А мне предстояло дать ответ на вопрос: почему это мои дикоросы вдруг приобрели особенную стать?
Не видел раньше, чтобы они стремились заиметь настолько «широкую кость», чтобы и стебель стал вдвое толще, и к тому же боковые ветви выросли длиной до полутора метров. Некоторые просто поражали своей неутомимой протяженностью, поскольку центральный проводник оказался короче.
По сути передо мной стояло два кудрявых малиновых дерева с кроной столь широкой, что куда там до этих дикоросов обычной садовой малине.
Нет, под «высоковольткой» никогда подобных деревьев не приходилось наблюдать. Не было их там, хотя тоже присутствовали в почве намагниченные растворы, от которых – я был уверен – произошла моя ширококостная медведь-малина.
Да, поначалу не сомневался, что лишь прель, взятая с чистых просек, помогла саду обзавестись несомнительным чудом. Думал: тут ведь что приключилось? произошел мощный всплеск жизненной силы! природа малинового куста откликнулась на подпитку намагниченной водой, вспомнив о своем родстве с магнетическим изобилием матушки Земли! ведь были же когда-то на планете гигантские травы равные по высоте современным березам и осинам!
Одновременно стал думать вполне утилитарно: а что еще могло сказаться на появлении медведь-малины? Была вероятность сказать свое слово у минеральной подкормки. Нитроаммофоской. Правда, пользовался ею умеренно. К тому же фосфор, калий… его всегда хватало на просеках, где до недавнего времени бытовали костры и, значит, зола с ее минеральными веществами имелась, как правило, в достатке.
Зола была, однако малиновых деревьев под трескучими проводами не было и в помине.
А если азот, что был в нитроаммофоске, в союзе с намагниченным почвенным раствором придал моим двум беленьким стебелькам невиданную мощь жизнедеятельности?
Полагаю, как раз союз двух сил – особый почвенный раствор, где присутствовал дополнительный азот – породил всплеск энергии в дикоросах, вспомнивших, что когда-то и магнитное поле Земли было гораздо сильнее, и намного больше было в атмосфере углекислоты, способствовавшей усиленному дыханию растений.
Мой ответ, разумеется, не претендует на истину в последней инстанции. Может, еще какие соображения потом появятся. Не исключено.
Буду изучать вектор малиновой жизнедеятельной силы дальше, потому как интересно это и не лишено смысла.

Малиновый цвет

Идет второй год моего предприятия. Летним утром выхожу в сладко пахнущий, влажноватый в своей загущенности сад. Ранний час еще не дал заре силу сплошной алости, край неба приобрел пока что лишь нежно-малиновый цвет. У забора – высокая строчка зеленых кустов, и среди больших листьев красуются рядом и поодаль крупные налитые вкусным соком ягоды.
Малина ли дала цвет небесам на горизонте, они ли подарили ягоднику россыпь красивых ароматных плодов в некоей божественной взаимосвязи с поднимающимся в отдалении светилом, но определенно наблюдается мною таинственное родство земного растения с миром космоса.
Пристрастному любителю – садоводу – вкуснеющих подарений вспоминается римская мифология. Юпитер, этот громовержец, властитель неба и могучих гроз, и страшных молний, метал свысока огонь в плодородные долины. Там, куда попадали его ужасно горячие стрелы, занимались пожары. Места эти римляне считали священными, то есть доподлинно спознавшими власть и желания главного бога.
И что же получается? С давних времен малина – священная ягода? Допустим, что и так, раз плоды цветом своим указывают на родство с заревым небом. Но мне известна и другая точка зрения, которая не лишает этих кустов сада приближенности к старозаветному громовержцу Юпитеру. Речь вот о чем.
Этот римский бог – почти полный аналог греческого Зевса, который по некоторым легендам родился на острове Крит. Хоть древние афиняне, хоть обитатели большого поселения вблизи Тибра, все они полагали: властитель неба появился на свет как раз на небольшом средиземноморском острове. Римляне утверждали, будто Юпитер уже маленьким мальчиком был оглушительным крикуном. Разумеется, жители острова очень страдали от его громогласья. Решившая утихомирить крикуна сладкими плодами нимфа Ида не убереглась – пострадала. Как раз до такой степени, что капли ее крови дали плодам малины, прежде белым, красный оттенок.

Не стану утверждать, что любимое всеми растение появилось именно в Средиземноморье. Насчет сего флористического факта нет достоверных сведений ни у научных мужей, ни у легендарных сказителей, которые уж очень горазды были всякому событию давать свое объяснение.
Тут нужны очень солидные исследования. Основоположник учения о мировых центрах происхождения культурных растений, как известно, Николай Иванович Вавилов. Чтобы не быть голословным, скажу: пшеничка благодаря ему получила надежную родину – свой очаг формообразования, говоря языком аграриев-селекционеров. С малиной же дело обстоит сложней по сию пору.
Где нынче не удастся ее увидеть? Разве лишь среди снегов Антарктиды или в северном тундровом приполярье. Пусть еще в ледяных горных поднятиях, однако в остальных местах обитания человека с ней практически повсюду сможешь встретиться.
По малину за красной ягодой ходили испокон веков и славяне в своих дремных лесах, и американские индейцы, на время забыв о боевых томагавках и вооружившись лишь подручными емкостями для сбора вкусных лесных подарений . Американский континент, конечно, имеет свое право на особливость, имеет право иметь малину несколько иного рода, нежели европейские экземпляры. И все же плоды там встретишь не менее красные. Хотя бывают также ягоды иной расцветки.
Если чудом ХХ века считать успешное развитие садоводства в Сибири, то необходимо отметить одну черту сортов: малина – хоть где-нибудь в морозно суровой Новосибирской области, хоть на Алтае – все же не очень простая культура. Поскольку она, по выражению тамошних знатоков селекции, укрывная. Однолетние побеги требуют такого к себе отношения, чтоб их непременно пригибали. Тогда, получив надежный снеговой покров, они могут спокойно вынести все перипетии зимованья.
М. Лисавенко и его алтайские ученики вывели немало новых сортов сладкой красной ягоды, устойчивой к банальному малинному комарику, к прилипчивому паутинному клещу, от которых страдают насаждения исключительно ароматных садовых подарений по всей России.
В Европе вообще-то малина введена в культуру лет четыреста назад. Два столетия спустя она стала – в своих высокорослых крупноплодных разновидностях – обычной в помещичьих российских усадьбах. Примерно в то же время вполне способно прижилась на плантациях и в Америке.

У себя, на горушке Клинско-Дмитровской гряды, обихаживаю строчки возле забора сколько могу. Обеспечиваю их интексицидами, акарицидами, минералкой, водой. Может поэтому кусты здесь иногда высотой много выше двух метров ближе к осени, и на зиму приходится отправлять мои посадки заметно укороченными. Подрезаю, однако не настолько много, чтоб резко сократить урожаи.
Боюсь увлечься размашистым уменьшением роста, поскольку плодоношение у крупноплодного растения особенно интенсивное не в самом низу стеблей, не в самой высоте, а как раз – посередке.
В моем саду листья малины большие, они примерно в три-четыре раза больше, нежели сочные густые листья мощной Папировки, хотя на отсутствие внимания яблони по соседству с душистыми строчками жаловаться нисколько не склонны.
О целебных ягодах наслышаны многие, и есть такие любители попотчеваться ароматными красными плодами, что лишь их и признают при лечении любого недомогания, включая кашель, авитаминоз, простуду, заболевания желудочно-кишечного тракта. Но многие ли прознали, что листья малины обладают таким же сильным противодействием хворям, если не более сильным?
Факт непреложный – с расстройствами желудка они справляются много лучше. С ангиной – так же. А взять авитаминоз? Ягодки и вкусны, и полезны, ан листочки чуть не на порядок богаче аскорбинкой, не говоря уже о других целебных кислотах. Мои лопухи в густых околозаборных строчках, как говорится, не такие уж и лопухи – десять очков вперед дадут хоть яблоневым, хоть вишневым, хоть каким лопушкам.
Лист малины – это ведь не иначе, что фабрика по изготовлению лечебных средств. А в чем тут дело? Он у меня в саду и заметно большой, и зело насыщен хлорофиллом, и без конца копит в себе исцеляющую силу солнышка. Листорасположение и ориентировка в кустах таковы, что – сие особое свойство малины – максимальное использование света обеспечено в обязательности.

Знайте, используя в лечебных целях обычный «лопух» из малинника, вы потребляете усиленную порцию звездной энергии, а ее в небе нашей планеты гораздо больше, нежели мы полагаем в обычности своего земного пребывания, и она горазда не только рождать жизнь на «шарике», но и всецело поддерживать ее в усиленной старательности могучего светила.
Поскольку речь идет о средстве не то, чтобы в ряду обычном, о средстве довольно мощном, надобно заметить: чтобы не случилось каких непредвиденных обстоятельств, полезно быть осторожным, соблюдать выверенную для вашего организма дозировку отвара или настоя. Иначе желудочно-кишечный тракт получит такой молниеносный удар, что будет не столько лечебный эффект, сколько трудноискоренимый, досадливо запорный. Такая уж она, солнечная энергия, – родная, а шутить не любит.
Верите сказочным нимфам, не верите, но вспомните Юпитера, Иду, которая и гора в Греции, и хитрое существо. Припомнив, отдайте достойную дань уважения божественному, по мысли разных сказителей, растению.
Что касается автора этих строк, всемерно оказывал уважение и ягодам, и листьям в околозаборной строчке, а также обращал внимание на лесную малину, пытаясь разгадать кое-какие секреты дикороса.
Много лет назад была у меня попытка – подсадил, взятый из кучи валежника под дубом, беловатый стебелек к садовым кустам. Гость нисколько не культурный, напрочь неприхотливый, поскольку достоверно дикий. Он прижился, дал плоды на следующий год, и малиновые эти ягодки оказались вполне хорошими, даже более чем съедобными, но по размеру лесным особям равными, то есть именно что маленькими.
Скоро – то ли задушили его высокорослые соседи, то ли по какой еще причине – выродился дикорос, захирел, ушел из моей стройной садовой строчки.

Однако внимания к сладким лесным подареньям у меня стало только больше. И однажды появились около забора новые худенькие выбеленные стебельки, почву для них пришла догадка взять из-под линии электропередачи, даже не почву, а всякую древесную щепу, мусор под трескучими проводами.
Какая малина поднялась! Плети побегов были хоть и тонкими, но столь длинными, что свисали на улицу, за планки забора, метра на два. Медведем, широколапым и на диво мощным, гляделся каждый гостечек.
Урожай плодов явил свое великолепие, был очень обильным. Ягодки висели не по одной, как у обычного культурного сорта, – гроздьями виноградными красовались, именно так, что на главной плодоножке теперь было с десяток ягод, а то и больше. На следующий год побеги моего дикороса сравнялись по толщине с побегами культурных сортов. Изменился также их цвет – забурели не забурели они… изобилие белой расцветки ушло, появился окрас какой-то коричневатый.
Длина стеблей теперь не уступала длине побегов культурных соседей. Сохранился также облик «медведь-малины».
С нетерпением жду третий год своего предприятия. Выродится дикорос, захиреет? Или будет в саду место новым удивительным неожиданностям? 
Впоследствии довелось узнать, куда я забрался со своими наблюдениями. В генетику. Опытами по изучению наследственности занимался некогда австрийский биолог Грегор Мендель. Опыты с горохом привели ученого к пониманию того, как происходит при скрещивании именно это – расщепление и комбинирование наследственных факторов. Только фокус у меня был в том, что удалось обнаружить: сильнейшее магнитное поле под воздействием высоковольтного электричества и некоторых агротехнических приемов в совокупности… этот магнетизм давал заметный толчок генетическим изменениям в дикорастущей малине. Через некоторое время изменения – без усиленного закрепления, то есть без продолжения селекции – все изменения как бы растворяются, нивелируются. Отсюда вывод: эффективное растениеводство всегда требует продолжительных усилий по закреплению положительного эффекта. Всегда! Поэтому… да цветет и благоденствует селекционная предприимчивость, высокая агротехника, хоть на полях, хоть в садах из века в век. 
Что касается садоводов, у каждого есть возможность при желании улучшать любимые сорта плодовых культур. Медведь-малина, ты завидно хороша. Просто слов нет, до чего интересна, красива, обильна, вкусна.

5
1
Средняя оценка: 3.15789
Проголосовало: 19