Как наследники предателей снесли памятник маршалу Коневу

3-го апреля в Праге по решению мелкого чиновника был демонтирован памятник маршалу Коневу, благодаря мужеству бойцов которого этот город и был освобожден с минимальными потерями. Ничего удивительного: нынешние русофобы всего лишь подражают трусливой «доблести» дедов и прадедов, без боя сдавших Гитлеру свою страну, а потом выжидавших до самого конца войны, чтобы заявить о себе в качестве «борцов с фашизмом».

Вообще, относительно освобождения Красной Армией Праги, тамошнем восстании, роли в нем «власовцев», причинах нелюбви чехов к СССР и России якобы за «попранную гусеницами советских танков гуманную чехословацкую версию социализма» сложена масса либеральных мифов. Основным выводом которых, как нетрудно догадаться, является тот, согласно которому все патриоты России должны пасть на колени и покаяться за все «преступления» своих предков. Лучше всего – еще и с компенсацией за потерянные десятилетия, за упущенную прибыль из-за пребывания Чехословакии в качестве «оккупированной» Советами страны.
Ну а на таком фоне какие же претензии могут быть к таким хорошим и терпеливым (ну да, памятник нашему маршалу только теперь порушили) за любые недружественные действия? России надо лишь молча «утереться», а еще лучше, в мазохистском угаре а-ля Горбачев-Ельцин, признать «преступным сговором» Пакт Риббентропа-Молотова, да покаяться за все преступления сталинского и всех советских режимов.
Хотя за последнее без кавычек преступление – потворство зарвавшимся в борьбе за власть в КПЧ местным либералам из чехословацкой госбезопасности, спровоцировавшим так называемую «бархатную революцию», закончившуюся капитуляцией дружественной СССР власти – горбачевской клике покаяться действительно не помешало бы.
А вот за все остальное – не дождутся! Прежде всего, за самое главное: нарушение стремления чешского народа к свободе и демократии, естественно, западного и антисоветского образца. Потому что даже по восточноевропейским меркам как раз чешская «государственность» в конце на рубеже 40-х годов представляла собой уникальный даже для этого региона случай. Ведь чехи от нее отказались сами!
Да-да, имея армию, мало чем уступающую в численности тогдашнему Вермахту, и при этом имея отличные капитальные укрепления в труднопроходимых горах. Которые, после того как их в 45-м году оседлали немцы, наши войска, куда лучше вооруженные, нежели гитлеровцы в 38-м году, с большим трудом преодолевали чуть ли не до самого конца войны. 
Нет, ну понятно, что чехи в качестве бойцов – не чета русским и немцам, но чтобы настолько не уважать собственную государственность, чтобы сдаться оккупантам практически без боя?.. Причем, очень кратковременные «выстрелы престижа» со стороны роты капитана Павлика, при вступлении на чешские земли гитлеровцев, прозвучали вопреки строгому приказу официальной Праги. 
Немцы потом так берегли этого последнего (он же единственный) героя чехословацкой армии, что когда в середине он войны «попал на крючок» гестапо, офицеры Вермахта даже написали коллективное письмо с просьбой не судить его строго. 
И обычно не страдавшие излишней гуманностью гестаповские офицеры уважили своих армейских коллег. Поняли, что тем будет просто как-то не по себе гордиться захватом довольно-таки крупной европейской страны без живого свидетеля хотя бы нескольких выстрелов в ответ. Все-таки, знаменитый по «17 мгновениям весны» папаша Мюллер в годы Первой мировой тоже был военным летчиком, воевал на фронте, так что не совсем забыл «старорежимные» представления о воинской доблести. Как, впрочем, и о ее отсутствии у некоторых «ба-альших чешских патриотов».

***

В самом деле, как говорилось выше, с этим у последних сложилась просто-таки уникальная ситуация. Их соседи, по крайней мере, хоть как-то соответствовали строкам из знаменитого «Апокалипсиса»: «О, если бы ты был холоден или горяч. Но так как ты тепл, извергну тебя из уст Моих!»
Болгары и румыны, например хоть и начали войну на стороне Гитлера, но затем, после произошедших в этих странах переворотов, закончили боевые действия на стороне СССР. Причем, воевали бок о бок с Красной Армией довольно-таки неплохо, особенно в ходе освобождения Венгрии.
Венгры – да, вражинами для нашей страны как были, так и остались. За исключением горстки перешедших на нашу сторону в начале 45-го года бойцов, большая часть венгерской армии продолжала сражаться на стороне Гитлера едва ли не до 9 мая. Неприятно, конечно, но, в принципе, после горячки боев во всех армиях мира принято ценить стойкость противника, особенно, когда он в конце концов был побежден. Тем самым ведь более доблестной выглядит и армия победителей…
Больше сотни тысяч поляков сражались еще до 44-го года в составе «Войска Польского», которое после вступления РККА на польскую территорию увеличило за счет призыва свою численность в несколько раз. Да и «Армия Крайова», какие бы там «клинические русофобы» не сидели, но с немцами они, по крайней мере, воевать пытались. И не так, как бандеровцы, которые столь «ожесточенно» сражались с Вермахтом, что данных относительно боевых потерь последнего в этих боях даже самые добросовестные немецкие архивисты не могут найти до сих пор.
Про Югославию и говорить нечего – там «нейтральных» не было. Хоть радикальные фашисты-усташи, хоть коммунистические партизаны Тито дрались так, что их потери составляли много сотен тысяч только погибших.
Даже Словакия, которая сразу же после начала фактической немецкой оккупации образовала якобы независимое марионеточное государство, хоть и посылала своих вояк на советско-германский фронт, ну так там же в 44-м году и мощнейшее антифашистское восстание вспыхнуло! Да и корпус будущего министра обороны ЧССР Людвика Свободы вырос из 3,5 тысяч бойцов к началу 44-го года до 16 тысяч за счет этнических словаков и русинов, вступивших в него, когда РККА заняло восточные районы Словакии.

***

А вот партизанское движение собственно Чехии – это такая «вещь в себе». В смысле, что его реально заметные боевые подвиги настолько «засекречены», что о них почти никто и не знает. 
Чаще всего в этой связи вспоминают об убийстве начальника службы имперской безопасности Третьего Рейха – Гейдриха, предшественника опять же известного советским зрителям сериала «17 мгновений весны» Кальтенбрунера. Дескать, «убили его чешские патриоты», за что потом фашисты в отместку сожгли деревню Лидице, уничтожив там всех мужчин старше 16 лет. 
Но дело даже не в том, что в Белоруссии в это же время каратели если не сжигали, то расстреливали всех без исключения жителей десятков «Хатыней», а общие потери мирного населения этой советской республики составили четверть от довоенной численности. 
Вся пикантность «героического покушения на Гейдриха» в том, что шеф гитлеровской безопасности (и по совместительству руководитель «Протектората Богемии и Моравии» на территории бывшей Чехии) даже не считал нужным брать с собой дополнительную охрану! 
Видимо не без основания, не опасаясь ровно никаких неприятностей от местных «героических антифашистских патриотов» для своей драгоценной шкурки. А что у него были такие основания на этот счет – тоже логично: кому же, если не главе всех гитлеровских спецслужб, знать об истинных настроениях местных «антифашистов»?
Собственно, с их стороны никаких эксцессов и не произошло – зама Гиммлера убили двое заброшенных из Лондона диверсанта. Правда, действительно, чехов, но давно покинувших свою родину.
Кстати, подготовка их была настолько «высокой», что они не смогли даже сразу убить ехавшего в одинокой машине (с открытым верхом) эсэсовского генерала! Это при наличии двух английских автоматов, не считая гранат. 
Более того, Гейдрих сам приказал шоферу остановить машину чтобы вступить с теми в перестрелку и фактически отогнал покушавшихся на него «героев» выстрелами из личного пистолета! Вследствие чего горе-коммандос с максимальной быстротой ретировались, спасая свои драгоценные жизни. Не сделав не то, что положенного в практике любого уважающего себя ликвидатора контрольного выстрела в голову жертвы, но даже не убедившись толком в исполнении своего задания в общих чертах. 
А то, что «эсэсовец №2» умер спустя несколько дней, так неизвестно еще чья в этом главная заслуга. Недаром бытует мнение и насчет того, что тому помогли уйти из жизни после успешной операции по удалению поврежденной осколком селезенки «лучшие друзья» из окружения Гитлера, мечтавшие изменить расклады в спецслужбах Германии. 
В противном случае, смерть столь высокопоставленного функционера от шока, связанного с кровопотерей (это спустя три десятилетия после открытия немцем Ландштейнером групп крови и внедрению спустя некоторое время ее массового переливания!) кажется слишком уж маловероятной.

***

Впрочем, не будем слишком уж углубляться в «героические свершения» чешских партизан. Рассмотрим конкретно ситуацию в Праге к маю 1945 года.
Начнем с конца – с освобождения города Красной Армией. По поводу чего западные и доморощенные либералы злорадствуют, что «там и освобождать было уже нечего, всех немцев успешно разбили чешские патриоты и примкнувшие к ним власовцы».
Формально да – 9 мая, когда передовые части 1-го Украинского фронта маршала Конева вошли в Прагу, комендант немецкого гарнизона уже успел капитулировать. Так что советским частям осталось разве что добивать сопротивление не желавших сдаваться эсэсовцев, в ходе чего, по чешским данным, погибло около полусотни советских воинов. 
Ну так в ходе боев непосредственно на улицах, скажем, Киева, тоже погибло наших бойцов на порядки меньше, чем на Букринском и Лютежском плацдармам и особенно при переправе через Днепр под ураганным огнем врага!
Сами же «чешские патриоты» трусливо-рационально выжидали, когда советские армии почти добьют гитлеровцев, чтобы начать свое «героическое восстание». От чего их всячески отговаривал лично немецкий комендант Праги, дескать, ну чего вы нервничаете, мы вас трогать не будем, вот-вот сами американцам сдаваться уйдем. 
Но разве могли эти «патриоты» согласиться на такое?! Им же надо было обязательно показать всему миру, что именно они освободили столицу Чехословакии от оккупантов! При этом возникали законные опасения, что даже самое доброжелательно настроенное мировое сообщество может отнестись к полностью бескровному освобождению приблизительно так же, как и к «сопротивлению гитлеровской агрессии» в 1938 году. То есть как к полному фарсу, приличествующему больше клоунам, чем мало-мальски уважающим себя политикам. 
Тем более что потом это «сопротивлявшееся» государство аж до 1945 года вполне официально (хоть, конечно, и больше номинально) возглавлял последний довоенный президент Чехословакии Эмиль Гаха, вполне демократично избранный в ноябре 38-го года! Либералы почему-то упорно заставляют верить всех в сказочку о массовом сопротивлении Гитлеру чешских патриотов. 
Хотя последним, из-за зрелища явной агонии их прежнего патрона, и вправду очень хотелось снова войти в семью демократических стран. В смысле, провернуть вариант, задумывавшийся польскими антисоветчиками в ходе Варшавского восстания. Захватить власть в столице страны, уже почти освобожденной Красной Армией, дабы после этого «попросить ее на выход», а затем пригласить находившихся поблизости американцев.
Но даже для такого больше постановочного, нежели реального выступления у пресловутых «патриотов» не доставало ни силенок, ни элементарной храбрости. В ходе военных действий ведь и тебя убить могут, такого смелого и патриотичного! А кто же тогда «Родину спасать будет»?!
А потому истинные пражане долго искали: кто смог бы выполнить за них такую желанную, но опасную работу – с немцами в столкновение вступить? Кандидат нашелся неожиданно легко в лице 1-й дивизии печально известной «армии Власова», к тому времени уже практически не подчинявшейся прежним хозяевам из Берлина, а мечтавшей поскорее выйти в расположение союзников, ожидая более комфортных условий плена. 
Пражское «сопротивление» предложило этим предателям предать еще раз и повернуть оружие против немцев. Не за так, конечно, а за обещание замолвить словечко перед политиками антигитлеровской коалиции, как только Чехословакия станет «свободной и демократической». То бишь отойдет в сферу западного влияния.
Власовцы поверили и послушались, а немецкому гарнизону Праги пришлось действительно несладко. Все-таки 16 тысяч предателей против десятка тысяч больше тыловых частей – это немало.
«Хитросделаннные» чешские «патриоты» не учли лишь того, что немцев на территории их якобы страны вообще-то было около 800 тысяч. И их командующий Шернер был не склонен прощать «театрализованные постановки» со стрельбой как многократным предателям, так и трусливому сброду, всю войну исправно помогавшему «великой Германии» крепить военно-промышленный потенциал, выпуская оружие и боевую технику. 
Да, кстати, рядовые участники ячеек «Чешского национального совета» в Праге представляли собой всяких там полицейских, членов городских управ и т.п. Эту публику во всех странах принято именовать «коллаборационистами», а после изгнания оккупантов если не вешать на первом же суку (или фонаре), то, как минимум, лишать свободы на немалый срок. 

***

В общем, начавшееся 5 мая так называемое «восстание» (столь «массовое», что без поддержки реальной боевой силы власовцев его бы немцы и не заметили) войска Шернера стали давить со всей тевтонской тщательностью. А тут еще и в пресловутом пражском отделении Чешского национального совета, наконец, поняли, что никакая «западная зона влияния» им не светит. 
Стало быть, и обещание «индульгенции» предателям-власовцам не светило тоже. Те обиделись и ушли, пытаться успеть «запрыгнуть в последний вагон» планов своей сдачи в плен американцам.
И быть бы «героям Пражского восстания» размазанным по городской мостовой траками фашистских танков, как тут, на их счастье, действительно подоспела капитуляция Германии. В которой Красная Армия (и фронт маршала Конева, доселе наступавший на Берлин с юго-востока), конечно же, «не принимала ровно никакого участия». Это все «рядовые Райаны», да слегка помогавшие бравым «джи-ай» англичане и французы военной машине фашизма хребет сломали, а всякие там «большевистские оккупанты» тут совершенно не при чем, правда?
Впрочем, если бы не наступление Конева, Шернер вполне мог успеть хотя бы потешиться подавлением бунтовщиков. А что, американцы нарушать условную «демаркационную линию», как минимум, на тот момент, не решались, и если бы Красная Армия промедлила, подавить выступление пражан немцам бы ровно никто не помешал. 
А союзники, которым бы войска Шернера в конце концов сдались в плен, думается, особо не серчали – им-то что горевать за сохранность человеческих и материальных ресурсов в советской зоне ответственности? Вон, Дрезден, не имевший ни малейшего военного значения, но должный отойти в советскую зону, англо-американская авиация сровняла с землей без малейшего сожаления… 

*** 

А так, Европа была поделена на эти сферы еще на Ялтинской конференции главами действительно великих держав, и нарушать эти договоренности никто собирался. Особенно ради таких «героев» и «патриотов», как чешские политики, которые и в 1938 году если и готовы были воевать, то исключительно за спиной мощных армий союзников. Но кому охота стараться для других?
Ну не зря же великий немецкий поэт-романтик Гете писал в своей знаменитой поэме «Фауст»:

Лишь тот достоин жизни и свободы
Кто каждый день идет за них на бой!

А в бою-то ведь не только победить и остаться живым можно – есть немалая вероятность погибнуть и самому. Но другого способа обрести «жизнь и свободу» человечество все равно не придумало.
Соответственно, государство или народ, добровольно отказывающиеся от борьбы (пусть даже и «делегируя» ее другим, более смелым), тем самым добровольно отказывается и от права на самостоятельное решение собственной судьбы. Фактически перестает быть субъектом международного права, превращаясь лишь в его бесправный объект. 
Так что возмущаться по поводу «предательства Чехии Западом» – хоть в ходе Мюнхенского сговора 38-го года, хоть по итогам Ялтинской конференции февраля 45-го – современным чешским политикам ну никак не приличествует. Лучше бы спасибо сказали, что СССР все годы своей якобы «оккупации» не просто рассматривал ЧССР в качестве союзника, но и всячески помогал поддерживать уровень жизни куда повыше, чем у большинства советских граждан. 
А что не разрешил в 1968-м под соусом «гуманного и демократического социализма» разрушить этот социализм напрочь, лишив большую частью трудящихся его завоеваний, заодно разрешив превратиться бывшей социалистической Чехословакии в сплошную базу НАТО, так это было на пользу гражданам не только Советского Союза, но и ЧССР. 
Тем более ведь вклад чехов в победу над Гитлером был лишь чуть повыше нуля, и то только со стороны тех, кто воевал в частях, сформированных на советской территории. И за эту больше символическую помощь они получили намного больше, чем заслуживают так называемые «союзники» масштаба их так называемой «помощи».

***

Но, понятно, что термин «благодарность» для людишек образца что «героев» 40-х годов, что их подражателей нашего времени – это давно отживший «архаизм». Сейчас они отрабатывают блага в ситуации, мало чем, по сути, отличающейся от ситуации периода Второй мировой. Разве что чисто формально: тогда Гитлер вывозил сотни тысяч чехов для работы на военных заводах Рейха (своих-то рабочих приходилось верстать в Вермахт), а ныне чехи вкалывают на месте, никуда не выезжая. На тех же «чешских» заводах «Шкода», например, почти полностью давно выкупленных теми же немцами. При этом еще и визжа от восторга и гордости за свою мудрую политику по привлечению инвестиций, то есть, на староязе, продажи национальной собственности зарубежным хозяевам. Чаще за копейки, с последующей необходимостью ублажать тех львиной долей получаемых доходов. 
Потому-то дивидендов от сей «мудрой политики» все равно не хватает, чтобы держать дома мало-мальски квалифицированные (и даже не очень) кадры, которые предпочитают уезжать «за длинным евро» в богатенькие страны Европы. Так что на освободившиеся вакансии приходится приглашать хорошо, если батраков из соседней «незалежной», а не откуда-то из Ближнего Востока или Африки. 
И вообще, не зря же с широким распространением даже и в России среди новых русских «демократии и свободы» такую популярность получила циничная поговорка: «Оказанная услуга – уже не услуга!» В смысле, что и благодарить не обязательно, обратно ее уже не заберут.
Впрочем, кажись, даже пресловутые новые русские в массе своей не додумались героизировать отплату за добро не безразличием, а ответным злом. Но, похоже, их чешские «коллеги» эту грань уже перешли. Что поделать, они же такие все «европейские», «передовые» – куда нам грешным. И, главное, они по-прежнему такие же трусливые и подлые, как и большинство их предков времен Второй мировой войны, да и позднейших периодов тоже. 
Так что, наверное, не стоит изображать удивление при виде очередной недружественной акции со стороны Праги. Лучше просто поставить еще одну «птичку» в длинном списке «всего хорошего» со стороны этих так называемых «братьев-славян», постаравшись оплатить их счет сполна при первой же возможности.

5
1
Средняя оценка: 4.05825
Проголосовало: 103