«Ты мерцаешь негасимым светом…»

В марте этого года в Гааге скончалась одна из старейших сербских поэтесс, Вера Србинович (1932 — 2020 гг.). Еще в 1960-х года прошлого столетия она вышла замуж за Антонио Дейка, известного голландского журналиста и публициста, и с тех пор жила в Нидерландах. Но уехав из Сербии телесно, физически, поэтесса не рассталась с ней ментально — с сербским языком, с родным городом Белградом, который так любила и куда часто приезжала. 

«Как и Милош Црнянский, Вера Србинович написала свои самые знаменитые строки  вдали от Белграда… от своего прежнего адреса на улице Косовской», — пишет Драшко Реджеп, отмечая, что она не могла отсоединиться от Белграда. — «Непрестанная пульсация Белграда» следует за ней… от книги к книге».

Вера родилась в художественной семье (ее брата, академика Младена Србиновича называют одним из значительных сербских художников середины XX века). В мир поэзии она вошла в начале 1950-х годов, как неосимволист, но, по словам Братислава Р. Милановича, «вышла сравнительно быстро», выбрав интимную лирику. Первую поэтическую книгу «Открытые врата» опубликовала в 1961 году.

Ее стихотворения критики называют изысканным лирическим дневником, который вместился в три десятка книг. В 2002 году в Нови-Саде поэтесса получила награду «Милица Стоядинович Српкиня», а три года спустя — премию «Растко Петрович». В 2011 году она стала почетным членом Союза писателей Сербии.

Стихотворения Веры Србинович переводились на английский. А незадолго до своего ухода она успела порадоваться и представляемым сегодня переводам — ей очень понравилось, как ее стихи звучат по-русски, она мечтала издать свою книгу для русского читателя. 

 

БЕЛГРАД

Вот, Белград, готовлюсь к нашей встрече —
Улицы твои обнять приеду,
И увидишь, как я изменилась,
И утешишь, как давно не тешил. 
Я хочу глаза твои увидеть,
Что сверкают зеленью Дуная,
Лица, что приветствием лучатся,
Их давно уж нет, но всё сияют.  
Я увижу их и буду рада,
Хоть грустна, тиха и безутешна.
Ты ж мерцаешь негасимым светом, 
Словно фреска или же икона.
Я взлечу над башнею твоею, 
В золотистых липах затеряюсь, 
Где в поход суровый выдвигаясь,
Витязи идут с тобою рядом. 

 

КАК МНЕ ДОСТАТЬ

Как мне достать до высоких космических далей?
Пену небесной волны ладонью потрогать? 
Вскрики и стоны понять в душе человека, 
думу цветка полевого, зверька лугового?
Дождь припустил, и ясень цветочки роняет. 
Лель, бог весны и любви, 
судьбу караулит.     
Как мне проникнуть в тайны души, как познать мне 
Суть бытия и ума?
Мы вереницей идем, теням поклоняясь.
Что же за сила мысли мои разметала? 
Снится в лугах мне, что я и сама анемона, 
Лист незабудки, черной маслины сиянье.

 

ЧТО-ТО РАЗНОСИТСЯ В ВОЗДУХЕ

Что-то разносится в воздухе  
И среди волн, во Вселенной —
Хохот ребенка, всхлипы вдовы, 
Воинов раненных стоны,  
Строки письма: 
«Только меня не забудь»…
Эхом печальная песня несется 
Щебет и хлопанье крыльев. 
Ум помутится, 
Душа заболит от предчувствий.

 

ОЖИДАЮ ЛЕТА

Лета я ожидаю на Северном море.
Где же рубины арбузов, календулы злато?
Рожь не созрела, гортензия стебли склоняет.
Бледной черешне еще далеко до румянца.
Синее лето на море, песок серебристый,
Всюду ракушки… Феи и всадники мчатся,
В южные земли смещаются неумолимо.
Только бы не опоздали, не опоздали…

 

Я СТРАДАЮ

Я страдаю, томлюсь, коченею,
Увядаю, немею в любви. 
Я горю, я дрожу, прозябаю
От зари до зари — от любви. 
В этой горечи лет беспощадной,
Среди этого тлена времён,
Я полна ещё страстной любовью,
Василькам и фиалкам верна. 

 

НЕИЗВЕСТНЫЙ ПОРТРЕТ ИЗ ФАЮМА 

Девушка из древности глубокой,
Твой портрет теперь на саркофаге, 
Фреска из далекого Фаюма.
Эти очи — черные маслины, 
Шея в ожерелье — песня песней,
Губы — ярче ягод ежевики, 
Взгляд живой — течение столетий.
Руки милому дарили ласку…
«Смерклось, и меня укрыло тьмою». 

 

ДАЛЕКО-ДАЛЁКО

Далеко-далёко во Вселенной  
Звезды с метеорами столкнулись.
Месяц скрылся и не виден больше,
Море, клокоча, о сушу бьется.   
Шквалы, грозы, бури, ураганы…
Неземные силы тьму тревожат.  
Только нам со птицами, зверями  
Не понять, откуда непогода,
Что случилось в глубине Вселенной.
Зажжены фонарики и свечи,
И монахи встали на молитву.

 

НЕУЖЕЛИ ТЫ

Неужели осерчал ты, братец,
Что я долго так не появлялась? 
Расстоянья, тяжкие годины, 
Горькие дожди, шторма, болезни… 
Много дней за ними промелькнуло. 
Ты приходишь что-то сообщить мне, 
Ты в тумане сна совет даешь мне — 
Топать дальше, не томиться грустью.
Белый конь летит без передышки.
Подождешь ли, стих мой зреет в книжке.

 

Перевод с сербского Елены БУЕВИЧ.

 

 

5
1
Средняя оценка: 3.17857
Проголосовало: 28