Подвиг горнячек как дух народа

Во всех странах мира женщины не работают в угольной отрасли. Это только в Донбассе женщина в шахте – не в диковинку. Тут своя история. Ее начало было положено в трудные годы Второй мировой войны. Всем известно, что Донбасс был оккупирован фашистскими захватчиками. Реально в сентябре 1943-го года угольная промышленность представляла полный нуль. Морозы нагрянули очень рано, и горняцкие «нахаловки» мерзли без угля: ни печку истопить, ни воду вскипятить. Жители поселков с тачками и кайлами трудились над завалами. Маркшейдеры, шагая по степи, закладывали сотни мелких шахт на близких к поверхности угольных пластах, чтобы быстрее добраться до топлива. Ребятишки выискивали любые запчасти, провода, гайки и гвоздики.
И сразу же после освобождения Донбасса в 1943 году было принято постановление ГКО «О первоочередных мероприятиях по восстановлению угольной промышленности Донбасса». Ведь все 324 шахты основного шахтного фонда и 31 шахта-новостройка были взорваны, завалены и затоплены, а уголь требовался сейчас, сию минуту. Его требовали металлурги, химики, железнодорожники, нужды фронта. В соответствии с этим решением из действующей армии были демобилизованы многие шахтеры. Однако рабочих рук не хватало. Значительное число шахтёров погибло в сражениях. 
Отправленные в Донбасс уполномоченные Верховного Главнокомандующего СССР для изучения положения на местах доложили, что на освобожденной территории остались только женщины, старики, непригодные для работы в шахте, калеки всех возрастов и дети. И тогда 26 октября 1943 года, оценив ситуацию, ГКО принимает счередное постановление «О первоочередных мероприятиях по восстановлению угольных шахт Донбасса». Смысл его заключался в том, что трудящемуся человеку, независимо от пола и возраста, шедшему на работу по восстановлению шахт, создавались условия, позволявшие при существовавшей карточной системе, прежде всего, прокормить себя и обеспечить сносное содержание семьи.
И это сработало. Но имеющиеся людские резервы при всем энтузиазме и активности были очень слабосильны. Пенсионеров-шахтеров на горных работах подводила старость, женщины панически боялись подземелья, инвалиды не выдерживали нагрузки – у них открывались раны, подростки не годились. Тогда на восстановление шахт пошли женщины – матери и жены шахтеров, которые до войны за спинами мужей на предприятиях вообще не работали (считалось позором, проявлением жадности). Они вели домашнее хозяйство и воспитывали детей. Как говорится, «блюли семью». И ещё на шахты пришли с узелками в руках, собранных матерями в дальнюю дорогу, непреклонные девчата из шахтёрских семей – с железной волей, кипящие мщением, готовые ради освобождения родины работать сутками, неделями, месяцами – «сколько надо для победы!» Движение «Девушки – в забой!» возникло стихийно, внезапно и массово.

На шахте №17-бис была впервые организована женская бригада навало-отбойщиц из десяти женщин, возглавляемая бригадиром Бибичевой, которая грузила в смену более ста тонн сверхпланового угля. Каждая женщина в бригаде грузила в смену по 14-15 тонн антрацита. В бригаде была и своя женщина-врубмашинист – Полина Танцюра. Шахтеры шахты №12 «Наклонная» в г. Сталино (Донецке) численностью в 250 человек, из которых было более ста женщин и подростков, вышли на восстановление родной шахты вместе с семьями. Они трудились круглосуточно в течение 70 дней, откачивали воду, собирали и монтировали оборудование. 23 декабря 1943 года шахта дала на-гора первые 300 тонн угля, почти столько, сколько добывалось здесь за сутки до войны. В Донецке (Сталино) женскую бригаду возглавила Евдокия Федоровна Королева. В Луганской области в это же время прославились на шахте №10 им. Артема Мария Типкина, в Красном Луче – бригады, руководимые Агафьей Щепкиной и Александрой Бабич.
В Горловке привел на шахту свою дочь Марию Гришутину ее отец. Она, освоив профессию забойщика, выполняла задание на 300 процентов, а через месяц установила личный рекорд, выполнив за смену 12 норм. Маша Гришутина была не только классным забойщиком, но и отличным организатором. Она создала женскую бригаду, в которую вошли Катя Бабенко, Аня Берлишева, Маша Дроздова, Ира Раевская... Вслед за ними пришли на шахту и другие женщины. Практически горловская шахта №12 стала женской – в ней работало более 80% девушек-горнячек. Да еще как работали! Каждая из них выполняла за смену 1,5 – 2 нормы. Что касается самой Маши, то именно с ней и произошел удивительный случай, который стал известен всей стране и на фронте. Маша Гришутина соревновалась с женой фронтовика Ниной Кузьменко, которая в одну из своих смен выполнила норму на 1000%. Мария Семеновна решила не отставать от своей подруги-соперницы. Спускаясь в шахту на очередную смену, она сказала, как отрубила: «Сил не пожалею для разгрома фашистских гадов. Я буду бить по этой сволочи из угольного забоя». И Маша «ударила». В эту смену она выполнила норму на 1200%, нарубив 40 тонн угля. Это целый железнодорожный вагон. Для сравнения: если просто взять лопату и попытаться перебросить такую кучу угля с места на место, то и тогда было бы трудно управиться одному крепкому мужику. А здесь работала хрупкая девчушка, и не просто перебрасывала лопатой уголь с места на место, а отвоевывала его с боем у неподатливого пласта «Натали». О ее трудовом подвиге в 1944 году рассказывала газета «Правда». Эта статья попала в руки командира огневого расчета Удовиченко, который был родом из Донбасса, и для него рассказ о трудовом подвиге Маши был как привет из шахтерской земли. Он аккуратно вырезал портрет Маши Гришутиной, приклеил его к щиту пушки и сделал надпись: «Бить немца так, как рубит уголек Маша»...Так и шагала горловская горнячка вместе с дивизией до самой Вены. И советские бойцы знали: если в тылу у них такие женщины, как Маша Гришутина, то они непобедимы.

А в газете «Правда» от 11 декабря 1943 года было напечатано обращение молодых горнячек Горловского района Донбасса ко всем девушкам и женщинам Донецкого бассейна, где, в частности, говорилось: 
«Наш Донбасс свободен. Постепенно оживают шахты. Скоро заводы, фабрики, транспорт снова будут работать на донецком угле. А ведь от работы оборонной промышленности зависит успех боевых операций на фронте.
Дорогие товарищи! Каждая из нас должна внести свой вклад в дело победы над врагом. Наши отцы, мужья и братья —донецкие горняки – с оружием в руках защищают нас. Наш святой долг – поддержать их своим трудом.
...Мы, дочери и сестры потомственных донецких шахтеров, спустимся в шахты и станем на место старых горняков. Сотни девушек нашего района работают под землей откатчицами, уборщицами породы, выполняя по полторы-две нормы.
Своим самоотверженным трудом они еще раз доказали, что мужские горняцкие профессии девушкам по плечу. Горловка всегда славилась своими мастерами угля, у которых учились горняки Кузбасса, Караганды и Мосбасса.
Первый слет горнячек Горловки решил подготовить в первом квартале будущего года 200 лесогонов, 200 крепильщиков, 50 забойщиц, 40 машинистов электровозов и других специалистов угольного дела. На каждой шахте мы создадим не менее десяти женских фронтовых бригад.
Дочери Донбасса! Мы обращаем к вам свое слово. Дадим больше угля стране и фронту. Всю силу ненависти к проклятым гитлеровским бандитам вложим в наш стахановский труд.
Будем бить фашистских мерзавцев донецким углем!»
Они-то, эти легендарные женские батальоны, и позже примкнувшие к ним так называемые «вербованные» – молодые крепкие женщины и парни, не призванные в армию (вторая половина 1927 года рождения и моложе), в основном из сельских районов освобожденных на тот момент областей Украины и России – и решили судьбу Донбасса. Они его спасли. В противном случае правительство вынуждено было бы усиленно развивать другие, дальние, угольные регионы, имевшие более благоприятные горно-геологические условия.
Закончилась война. Далеко не все мужчины вернулись с фронта домой, и женщины не сняли с себя шахтерских спецовок. Они наравне с мужчинами продолжали добывать уголь и восстанавливать разрушенный Донбасс. Они возродили его из руин и дали ему новое дыхание. Это именно женщины в тревожных обстоятельствах спустились в затопленные и заваленные выработки, стали блистательными мастерами подземного труда и сделали немыслимое:
1. В короткий срок возродили Донбасс.
2. Своевременно и в нужном количестве обеспечивали оборонную промышленность стратегическим сырьем – углем, что, по словам И.В. Сталина, было «половиной Победы».
3. Заработали всенародный профессиональный праздник – День шахтера.
4. Нарожали и вырастили при этом целое поколение детей, которые, в свою очередь, дали жизнь нынешним звездам и знаменитостям.

В 1946 году благодаря тому, что Донбасс добыл 37,5 млн. тонн угля (больше всех остальных бассейнов, не тронутых войной), угольная промышленность СССР – первая в стране —достигла довоенного уровня добычи – 164 млн. тонн (в 1940 году – 160,8 млн. тонн). В честь чего и был в 1947 году учрежден второй в СССР (после Дня железнодорожника) профессиональный праздник – День шахтера. Но, как правильно замечали многие, у этого праздника было женское лицо. С точки зрения холодной логики – это волшебство, магия, фантастика.
А в 1950 году в Донбассе был достигнут довоенный уровень добычи угля – 78 млн. тонн (в 1940 году – 76,2 млн. тонн).
Постепенно угольная отрасль стала наращивать темпы угледобычи. На шахтах появилась новая техника, совершенствовалась технология выемки угля, росла производительность труда, и женщины сняли свои горняцкие робы. Все шахтерские профессии, за редким исключением, были объявлены мужскими. Это было связано не только с тяжелым физическим трудом, но и постоянной опасностью. Все, кто хоть мало-мальски знаком с трудом шахтера, с его большими физическими и психологическими нагрузками, круглосуточной работой в подземных условиях, большой запыленностью, загазованностью, сквозняками, обводненностью горных выработок, где влажность под 100 процентов, а температура под 40°С, прекрасно понимают, что это далеко не женская работа. Важное значение в освобождении женщин от работы в тяжелых условиях рудников и шахт имело принятое постановление Совета Министров СССР от 13 июля 1957 года «О мероприятиях по замене женского труда на подземных работах в горнодобывающей промышленности и на строительстве подземных сооружений». В первые три месяца после опубликования этого постановления на шахтах Донбасса от работы под землей было освобождено 5426 женщин. Хотя справедливости ради надо сказать, что многие горнячки выходили из шахты с большой неохотой. Во-первых, привыкли, приросли к своей работе, во-вторых, у них был надежный и далеко не плохой заработок, уважение в обществе, а о здоровье они тогда просто не думали. Вот и плакали, прощаясь с шахтой-кормилицей...
Сегодня святые имена горнячек мало кто помнит. А ведь жизнь этих женщин и девушек – ярчайшая страница в истории Донбасса. Кипучую молодость горнячки отдали шахтам и Родине, остальную жизнь – родне, а свою славу – оглушительную славу всемогущих фронтовых женских бригад, возродивших Донбасс из руин! – молча подарили мужчинам – солдатам Победы. Это их молчаливое благородство изумляет нас и сегодня. А их не имеющий аналогов в мире трудовой подвиг в лихую годину для Родины вызывает восторг, удивление и восхищение. Они внесли свою достойную лепту в разгром врага! И дело чести ныне живущих поколений воздвигнуть им величественный памятник, оценив их подвиг по достоинству. Сейчас! И во что бы то ни стало!!!

 

Художник Владимир Сизов.

5
1
Средняя оценка: 2.73171
Проголосовало: 41