Румынский натиск на восток

Россия обозначена в военной доктрине Румынии как угроза №1, хотя в российском аналоге данного документа отсутствуют положения, напрямую направленные против Румынии. 

Такая односторонняя враждебность Бухареста вызвана тем, что само присутствие России на карте мира значительно сокращает шансы Бухареста на построение Великой Румынии (România Marea), с Молдавией и частью Украины в её составе. 
Проект Великой Румынии остаётся конститутивным элементом румынской восточной политики. 

Бухарест видит геополитическую функцию румынского государства, латинского по своей природе, в противостоянии славянскому по преимуществу российскому государству. Задача Румынии – служить географическим и политическим водоразделом между славянской цивилизацией и цивилизацией латинской. Проект Великой Румынии нацелен не только в интересы России и Украины, но и Сербии, которая находится на противоположной от России стороне румынских границ. Российско-сербскую дружбу Бухарест всегда воспринимал как угрозу своим интересам на Балканах. В противовес этому Румыния развивала отношения с Албанией, считая геополитическую ось Бухарест – Тирана эффективным средством подрыва сербского влияния в регионе.

Отказ Румынии признать независимость Косово не должен вводить в заблуждение. Отделение Косово от Сербии не признано румынской дипломатией для того, чтобы не создавать прецедент для трансильванских венгров, жаждущих объединения с Венгрией. 

Румынский геополитик Симион Мехединць (1869-1962), идеи которого служат идеологическим фундаментом для современной румынской восточной политики, в статье «Румыния на краю континента. О проблемах румынской и европейской геополитики» (1914) указывал на узловое положение Румынии в центре условного треугольника между Эгейским, Чёрным и Балтийским морем. Это даёт Бухаресту возможность оказывать организационное влияние на политические процессы, происходящие на этом пространстве. 

Расширение румынских границ на восток Мехединць считал жизненной необходимостью. Объявить себя форпостом христианства, как католическая Польша, православная Румыния не могла, потому что избранный ею противник – Россия – тоже православная страна. Вместо этого румынская пропаганда подчёркивает латинские корни румынской культуры, а славянское культурное и политическое влияние объявляет ущербным и вредным. Например, молдаване для румын – это испорченная славянской культурой и советской политикой часть румынского народа. 

Культурно-цивилизационную границу с Молдавией, как порубежьем латинской и славянской цивилизации, некоторые румынские эксперты, например, д-р Флорин Пинтеску (Florin Pintescu) из университета им. Шефана Великого в Сучаве, историк и геополитик Илле Бэдеску (Ilie Bãdescu) воспринимают как фронтир. Термин из XIX в., им обозначали цивилизационную границу белой Америки с индейскими племенами. Автор термина Фредерик Тёрнер (Frederick Turner) объяснял им, среди прочего, особый этнических характер белых американцев. Для румынских геополитиков молдаване – население румынско-русского фронтира, а менталитет молдаван – последствия существования этого фронтира. Пинтеску признаёт, что румынам свойственна латентная русофобия, а молдаванам – либо нейтральное отношение к России, либо позитивное. 

Путь Румынии к региональному лидерству в Юго-Восточной Европе лежит через контроль над Чёрным морем, поскольку румыны считают себя черноморской нацией. Без контроля над морем Румыния ментально превратится в сухопутную страну (land locked country). Зато контроль над морем даёт Румынии выход в Средиземное море, а через него – в Мировой океан. 

Плюсы здесь не только стратегические и экономические, но и цивилизационно-мировоззренческие. Близкий контакт со средиземноморской Европой, повышение долевого участия Румынии в её жизни подкрепляет уверенность румын в принадлежности к западной цивилизации. Без этого ментального защитного механизма румыны будут ощущать близость к славянству, а не отчуждённость от него. И зачем им тогда Великая Румыния? 

Румынская геополитическая мысль настаивает, что пространство стратегической безопасности румынского государства простирается от Дуная и Днестра до Крыма. Причём Днестр объявляется геополитическим символом (simbol geopolitic), самой восточной оконечностью румынской границы и рубежом, отделяющим Европу от Азии. Дунай объявляется важной артерией, связующей румын с Чёрным морем, и потому тоже обладающим символическим значением для румынского этнического сознания. 

Румынские геополитики прошлого указывали, что Чёрное море – это выход для Румынии к Каспию через Кавказ и, далее, в Среднюю Азию, что в разы повысило бы геополитическую значимость румынского государства. В наши дни румынская геополитическая мысль так далеко не парит, предпочитая фокусироваться на молдавском фронтире, Бессарабии и противодействии России в Черноморском регионе. 

Внешнеполитический курс Бухареста подразумевает долговременное противостояние с Россией с опорой на западные экономические и военно-политические структуры (НАТО, ЕС, двусторонние соглашения в военной сфере с Соединёнными Штатами, Польшей). Румыния тратит на военные нужды в рамках НАТО 2% ВВП, 33% военного бюджета тратится на закупку современного вооружения – больше всех в Восточной Европе. Румыния далеко не мирный сосед. 

5
1
Средняя оценка: 3.89474
Проголосовало: 19