Труфанов-Илиодор: блеск и нищета русского черносотенства

19 октября 1880 года родился Сергей Труфанов, один из предводителей черносотенного движения в Российской империи в предреволюционные годы, вошедший в историю под именем иеромонаха Илиодора, сначала товарища, затем злейшего врага Григория Распутина. 

Родился Труфанов на Дону в семье церковнослужителя. Получил хорошее образование – духовное училище, семинария, Санкт-Петербургская духовная академия. В те годы страна бурлила, особенно после бездарно проигранной царским правительством войны с Японией, ставшей катализатором Первой русской революции.

Непосредственной причиной начала революционных выступлений явился расстрел мирной демонстрации питерских рабочих, явившихся к царю «за справедливостью» и желавших подать самодержцу петицию о своём бедственном положении. Вместо встречи с царем власти устроили бойню демонстрантов руками верных солдат и казаков. 

Кровавое воскресенье 9 января 1905 года поставило крест на надеждах части чиновников (того же полицейского полковника Зубатова) приручить рабочих, руководя ими через лояльное к власти духовенство, внушая идею о том, что «добрый царь» защитит от гнёта «злых капиталистов». После расстрела демонстрации 9 января рабочие потеряли веру не только в «доброго царя», но и во многом в официальную Церковь. 

В тех условиях верхи империи начали заигрывать с радикальными монархистами, провозглашавшими себя «истинно православными». В эту политику и встроился Сергей Труфанов, ставший к тому времени иеромонахом Илиодором. 

Начинал он в Почаевской Лавре заместителем редактора ее печатного листка. А поскольку батюшка-редактор нередко болел, его функции выполнял заместитель. Довольно скоро это стало заметно по изменению содержания газетных страниц, на которых стали появляться «погромные» антисемитские статьи. Местные власти, обеспокоенные риском новой вспышки и так нередких в то время в Малороссии еврейских погромов, добились от священноначалия перевода фанатичного черносотенца в другое место, в Саратовскую епархию. Тамошний архиерей, епископ Гермоген, человек также черносотенных убеждений, благоволил подчиненному иеромонаху, у которого уже появились влиятельные покровители в столичных кругах, чему способствовала завязавшаяся дружба Илиодора со «святым старцем Григорием Распутиным».

За короткое время приходской храм, где служил Илиодор, с комплексом прилежащих зданий стал оцениваться где-то в 3 миллиона рублей (свыше 2 млрд рублей в пересчёте на день сегодняшний). Пожертвованиями обычных прихожан такие деньги не собрать. Деньги давали люди, ворочавшие миллионами: аристократы, купцы, промышленники, испугавшиеся революционного подъёма 1905-1907 годов и надеявшиеся противопоставить революционерам «чёрную сотню». 

Набиравший популярность иеромонах Илиодор отрабатывал эти средства неплохо – в основном на «крестных ходах», а фактически демонстрациях, доводивших до насилия. Правда, настоящих евреев в качестве «жертв праведного гнева» сторонникам Илиодора не хватало. Да и где было взяться евреям на Волге, вне черты оседлости (современных Литвы, Белоруссии и Украины)? Жертвами черносотенцев Илиодора чаще всего становились случайные прохожие интеллигентного вида.

Полиция на это «баловство» смотрела сквозь пальцы. А когда саратовский губернатор возмутился выходками Илиодора, его самого перевели на другое место.

А далее история получила авантюрный оборот. 

Епископ Гермоген вместе с Илиодором и несколькими другими единомышленниками заманили на встречу Распутина и под угрозой смерти вынудили того поклясться перестать влиять на царскую семью. Однако Распутин о своей вынужденной клятве сразу забыл и отомстил, используя связи в императорской семье. Гермогена отправили в монастырь на покой, а Илиодору было предписано отправляться в Флорищеву пустынь во Владимирской губернии.

Спустя несколько месяцев обиженный иеромонах отрекся от сана, от монашества и вообще от православной веры, после чего его перестали удерживать во Флорищевой пустыни. Однако созданная Илиодором секта осталась. «Духовная дочь» бывшего иеромонаха, некая Хиония Гусева, попробовала зарезать Распутина ножом, и тот еле-еле от неё отбился; другая поклонница бывшего иеромонаха Пелагея в 1919 году пыталась зарезать патриарха Тихона, которого большевики заключали под домашний арест.

Дальнейший путь Сергея Труфанова был типичным для авантюриста. С началом Первой мировой войны он бежал из России в женском платье, жил в США, снимался в Голливуде в роли самого себя в фильме о Григории Распутине. В годы революции возвратился в Россию, создал в Царицыне секту «Вечный мир», объявив себя «епископом Царицынским и Патриархом всея Южныя России». Позже пытался сделать карьеру и в обновленческой, и патриаршей церкви (уже в США), а закончил жизнь в 1952 году швейцаром заштатной американской гостиницы.

Сергей Труфанов с семьёй

В судьбе этого авантюриста, как в зеркале, отразилась кривая траектория русского черносотенного движения в закатные для империи годы. Черносотенцам было не под силу поддержать монархический строй, клонившийся к упадку в силу неустранимых внутренних противоречий, и точно так же не могла стать опорой для «чёрной сотни» падающая царская власть.

Революция 1917 года поставила точку на этом движении. 

В годы Гражданской войны в России о «чёрной сотне» в качестве сколь-нибудь значимой силы уже никто не слышал. 

5
1
Средняя оценка: 3.10526
Проголосовало: 38