Зачем Турции Нагорный Карабах?

Нынешнее обострение в Нагорном Карабахе отличается от предыдущих фаз эскалации конфликта более заметным присутствием турецкого фактора.

Последний раз Анкара так откровенно поддерживала Баку в противостоянии с Ереваном и Степанакертом в самый горячий период карабахского конфликта в первой половине 1990-х, когда на стороне азербайджанской армии воевали члены турецкой экстремистской организации «Серые волки», афганские душманы и чеченские боевики во главе с Шамилем Басаевым. Параллельно Анкара оказывала азербайджанским войскам советническое и техническое содействие.

Какими геополитическими соображениями руководствуется Турция, ввязываясь в качественно новый виток армяно-азербайджанского противостояния?

Турция борется за звание политического лидера исламского мира. Её соперниками на этом поприще являются Саудовская Аравия с её ваххабитским проектом и шиитский Иран. Таким образом, в исламском мире есть три конкурирующих полюса силы, и один из них (Турция) предлагает светский ислам как наиболее привлекательную версию для большинства мусульман.

Приверженность светскому исламу не мешает Анкаре пользоваться услугами исламистских группировок и курировать некоторые из них. Турция – воюющая страна, чья армия обладает богатым опытом ведения боевых действий, полученным в регулярных стычках с курдскими сепаратистами и на поле боя в Сирии, Ливии и др.конфликтах.

Экономически Турция тоже привлекательна для соседних мусульманских народов, поэтому не удивительно, что Азербайджан видит в ней своего ключевого внешнеполитического партнёра, а азербайджанцы – привлекательное миграционное направление. В Турции проживает многочисленная азербайджанская диаспора, а также коренные азербайджанцы, поскольку географический ареал расселения азербайджанцев частично охватывает турецкие области.

Культурная и этническая дистанция между азербайджанцами и турками очень мала. Шиизм – самое большое отличие азербайджанцев от суннитов-турков. В остальном (язык, ментальность, бытовые привычки) оба народа близки.

Для Турции, в отличие от Ирана, не существует проблемы азербайджанского сепаратизма. В иранских провинциях Восточный Азербайджан и Западный Азербайджан азербайджанцы составляют большинство населения, а всего в Иране проживают от 15 до 20 млн. азербайджанцев, в то время как в самом Азербайджане около 9 млн.

Тегеран видит в существовании независимого азербайджанского государства со столицей Баку угрозу роста сецессионистских настроений среди иранских азербайджанцев. Сразу после распада Советского Союза Иран способствовал налаживанию отношений между азербайджанцами по обе стороны границы, рассчитывая на укрепление своего влияния на Баку. Но оказалось, что это Баку идеологически влияет на иранских азербайджанцев. При этом азербайджанцы Ирана выступают с активных пассионарных позиций в национальных вопросах, упрекая постсоветских азербайджанцев в психологической вялости и утрате национальной гордости. За ту же утрату Нагорного Карабаха, например.

В конце 1990-х – начале 2000-х в Иране прокатилась серия массовых протестов азербайджанцев, иранскими спецслужбами были нейтрализованы несколько сепаратистских азербайджанских группировок. С тех пор Тегеран держит курс на жёсткое подавление проявлений азербайджанской самостоятельности.

Сейчас между Азербайджаном и Ираном царит холодный мир: Баку недоволен подавлением прав этнических азербайджанцев иранскими властями, иранские власти недовольны тем воодушевлением, которое азербайджанское государство самим фактом своего существования вселяет в иранских азербайджанцев. Последние же, в свою очередь, готовы содействовать возрождению азербайджанского духа и в самом Азербайджане. Вот почему два шиитских государства, Иран и Азербайджан, не являются союзниками.

Укрепляя азербайджанскую государственность, Анкара ослабляет влияние своего иранского конкурента в регионе. У Анкары и Тегерана слишком разные интересы в Сирии и в целом, на Ближнем Востоке, чтобы быть союзниками. Геополитическая выгода для Турции очевидна – стать политическим опекуном азербайджанского государства, взбудоражив тем самым многомиллионное азербайджанское меньшинство в самом Иране.

Дополнительным призом будет ослабление позиций России в Закавказье и переход этого стратегически важного региона в руки Турции с потенциальной возможностью проекции своего влияния на Ближний Восток и Северную Африку.

Азербайджан занимает географически выгодное положение между Каспием и Чёрным морем. Европа с 1990-х вынашивает проект транспортного коридора Европа – Кавказ – Азия (TRACECA) по импорту/экспорту товаров и энергоресурсов из/в Европу и мусульманские страны Азии. Азербайджану отводится в проекте функция поставщика углеводородов и транзитного пункта.

Главным лоббистом проекта в Восточной Европе выступает Румыния. Румынский порт Констанца располагает необходимой инфраструктурой для обработки нефти и Бухарест надеется в рамках проекта TRACECA превратиться в распределительное звено энергоресурсов Закавказья и Азии в Европе.

Турцию Бухарест считает своим союзником, хотя и упрекает её в непредсказуемости. Создание геополитической оси Анкара – Бухарест – Варшава – цель румынской внешней политики. Анкара, заняв место главного адвоката Азербайджана на мировой арене и его ключевого союзника, претендует на ведущую роль в проекте TRACECA, закономерно ожидая содействия со стороны Румынии.

Нагорный Карабах – это не самоцель турецкой политики в Закавказье. Это трамплин для расширения турецкого присутствие далеко за пределы Закавказья.

5
1
Средняя оценка: 2.89189
Проголосовало: 37