О поражении президента Молдовы Игоря Додона на очередных выборах

По итогам прошедшего в Молдове 15 ноября второго тура президентских выборов главой государства избрана «принцесса Госдепа» Майя Санду. Был ли этот результат неожиданным? Что он означает? 

Поражение действующего президента Республики Молдова Игоря Додона предсказывалось уже после первого тура выборов, где он проиграл главной соперницt. А с учетом того, что еще один кандидат в президенты Ренато Усатый, которого отчего-то именовали пророссийским, призвал своих избирателей (около 17%!) голосовать за Майю Санду, кандидата прозападного, без всяких «многовекторностей», результат не стал неожиданным:
57,7% голосов у Санду и всего 42,2% у Додона. 

Неожиданным было только то, как много голосов умудрился потерять Додон по сравнению с президентскими выборами четыре года назад, на которых он победил.

Запоздалые рассуждения на тему «Додон не смог мобилизовать молдаван, работающих в России – и те не пришли голосовать, уступив победу своим «коллегам»-заробитчанам, работающим в ЕС» оправданы лишь частично. То, что для гастарбайтеров из Молдовы, ринувшихся в страны Европы за неимением работы дома, более важно право относительно свободного выезда в ЕС, чем возможность молдавских фермеров продавать в Россию яблоки и виноград, понятно. Как и голосование этой группы молдаван и членов их семей за Санду.

Однако для многих наблюдателей не очень понятно, почему более многочисленная российская диаспора выходцев из Молдовы не поддержала столь же единодушно вроде бы «пророссийского» Додона. 

А может, причиной такой пассивности «русских молдаван» является не только их большая инертность в сравнении с теми, кто уехал на заработки на Запад и теми, кто остался дома? Ведь и для первых, и вторых, и третьих жизнь в бывшей советской республике раем не кажется – и справедливо. Достаточно сказать, что отопление трехкомнатной квартиры в Кишиневе в зимнее время стоит больше 100 евро в месяц при средней зарплате в 180 евро. Безработица относительно небольшая, около 4%, но опять же лишь благодаря тому, что несколько сотен тысяч молдаван (из официальной численности населения в 2,2 миллиона, включая стариков и детей) работают за рубежом. А жизнь в Молдавии к лучшему не меняется. Не менялась она к лучшему ни при националисте Снегуре, ни при коммунисте Воронине, ни при олигархе Плахотнюке. 

А соперничающие молдавские политики играют со своим электоратом: то российские телеканалы запретят, то посулят вхождение Молдавии в состав Румынии, то в Москву съездят, заверив Россию в «вечной дружбе».

Однако и присоединение к Румынию, и вступление в ЕАЭС продолжают висеть в воздухе пустыми обещаниями. И Молдавия остаётся остается одной из самых депрессивных бывших советских республик – поставщиком дешевой рабочей силы за рубеж.

Так что неизвестно просто ли поленились молдаване, работающие в России, придти на избирательные участки или их апатия связана с тем, что они не захотели поддержать своими голосами человека, который, имея хоть какие-то властные полномочия (при парламентском режиме незначительные) не сделал ничего, чтобы позволило бы этим людям на родину? 

Главным фактором, обусловившим поражение Игоря Додона, стало недовольство большей части молдаван своей властью, с которой и стал где-то год назад ассоциироваться президент, до этого вроде бы оппонировавший правительству. 

Правда, его «оппозиция», за исключением недовольства Додона его «временными отрешениями» от президентского поста, была не очень вразумительной. Например, незадолго до последних парламентских выборов социалисты Додона поддержали в парламенте социал-демократов Плахотнюка при голосовании за избирательную реформу, после чего депутаты стали избираться не только по партийным спискам, но и по одномандатным округам, где главную роль играет поддержка «денежных мешков», а не партийные программы.

Летом прошло года правительство Плахотнюка совместными усилиями сторонников Игоря Додона и Майи Санду отправили в отставку. Кстати, не в последнюю очередь благодаря позиции, занятой послами ЕС и США; тогда это почему-то объясняли «консенсусом, достигнутым Западом и Россией в избавлении Молдовы от криминально-олигархического режима». Тоже невразумительно.

А осенью того же года парламент усилиями социалистов отправил в отставку с поста премьера Майу Санду. Правительство возглавил однопартиец Додона социалист Кику, но ни внешнеполитический, ни внутриполитический курс Молдавии от этого не изменился. И это тоже стало фактором разочарования, постигшего молдавских избирателей.

Что дальше может происходить Молдавией, с её беднеющим населением? Можно согласиться с российским наблюдателем, который пишет (https://www.fondsk.ru/news/2020/11/17/vyuchat-li-moldavskie-socialisty-urok-proigrannyh-imi-vyborov-52279.html): «Победа Санду на президентских выборах пока не означает полного подчинения молдавских властей целям и интересам Запада. Молдова – парламентская республика, и глава государства имеет ограниченные полномочия (Додона-президента, когда было надо, и вовсе лишали на время всяких прав). У социалистов нет в парламенте большинства, но есть самая крупная фракция. И сейчас развернётся игра с целью отбросить Партию социалистов республики Молдова (ПСРМ) в оппозицию, а ещё лучше – на обочину политики, к совершенно сдувшимся коммунистам». 
В этих условиях многое будет зависеть от того, в какой степени ПСРМ сможет учесть допущенные ею ошибки. Учесть ошибки и обрести в политике решительность. Избиратели социалистов ещё не совсем потеряли надежду, что такое возможно.

5
1
Средняя оценка: 3.8
Проголосовало: 15