В мелком болоте грузинской политики: неполную победу власти может отменить бойкот оппозиции

Состоявшиеся в Грузии 1 ноября парламентские выборы принесли большинство правящей ныне партии. Однако картонные оппозиционеры грозят сорвать кворум, не допустив начала работы нового парламента, и добиться новых досрочных выборов.

По большому счету политический расклад в Грузии в сравнении с выборами 2016 года изменился незначительно. Правящая партия (блок) «Грузинская мечта» миллиардера Бидзины Иванишвили, как и прежде, получила около 49% голосов по партийным спискам. Однако оппозиции не удалось забрать себе весь остаток в 51%, мелкие оппозиционные партии не преодолели проходной барьер. Поэтому набранные ими голоса победители заберут себе, и проправительственный блок будет иметь 61 мандат из 120. Такая демократия.

Это по партийным спискам, но в грузинском парламенте 150 мест, и 30 из них разыгрываются в одномандатных округах. 14 уже завоевали политики «Грузинской мечты», в 16-ти ожидается второй тур. В любом случае 75 голосов из 150 у Иванишвили есть, и вряд ли остающиеся пока вакантными 16 мест заполучат его оппоненты. 

Оппозиция, среди которой первенствует «Национальное движение – Сила в единстве» неиссякаемого Михаила Саакашвили (первым номером в его списке идёт знаменитый Вахтанг Кикабидзе, сделавший артистическую карьеру в СССР, но потом обнаруживший себя заядлым русофобом), в возможность отхватить у Бидзины все 16 вакантных мест в одномандатных округах тоже не верит. А потому объявила о «новой стратегии». 

Имеется в виду заявление мелких оппозиционных партий, прошедшей в парламент, о бойкоте первой сессии парламента нового созыва. По правилам (согласно грузинской конституции) «парламент приобретает полные полномочия с момента признания полномочий двух третей членов Парламента». И чем это обернётся, пока непонятно.

Потом сподвижники Саакашвили будут требовать новых досрочных выборов; уже сейчас они обещают митинги и рассыпают намеки насчет перспектив очередной «цветной революции» в Грузии. Правда, нынешние грузинские выборы признали «свободными» и Евросоюз, и посольство США в Тбилиси. А с таким признанием какой может быть победный майдан? Засмеют. 

Вскользь можно заметить, что вероятность паралича грузинского парламента возникла из-за того, что власть внесла изменения в конституцию и избирательное законодательство, снизив проходной барьер для политических партий с 5% до 1%. В результате парламентскими стали около десятка тут же появившихся карликовых партий, каждая из которых набрала от 1 до 3,7% голосов (только блок непотопляемого Саакашвили взял 27,5%)

Впрочем, может быть, буря в стакане грузинской политики так и не возникнет. Американцам, как уже сказано, сейчас не до мелких сателлитов (в США в своих выборах разобраться не могут), а потом о верности «принципам евроатлантической солидарности» кричат в Грузии и те, и другие. Так что для заокеанских хозяев грузинской политики разницы нет – что те, что эти. К тому же понятие о пресловутой «неполноте полномочий» парламента оставлено в грузинской конституции намеренно неопределённым, и хозяева без труда могут расставить своих парламентских холопов, как захотят. Никто даже не поймет, в чем «неполнота» заключается и нужно ли что-то при этой неполноте делать. 

Мелкое болото грузинской политики ещё некоторое время будет волноваться, а потом всё успокоится. Так или иначе. А если уж гадать, «кто кого», то, скорее всего, из посольства США дадут грузинам понять, что буйного Михо Саакашвили с его сторонниками лучше не пускать в высший законодательный орган демократической Грузии. Ну если, конечно, у американцев не появилась новая идея по поводу того, как лучше в очередной раз использовать неуёмного Михо. 

5
1
Средняя оценка: 2.66667
Проголосовало: 12