Притчи. Избранное

ДИАЛОГ ЖИЗНИ И СМЕРТИ

Повстречались как-то Жизнь со Смертью и завели разговор.
– Что-то ты, подруга, выглядишь скверно, – первой молвила Смерть.
– А я гляжу, ты по-прежнему молода и беспечна, – съязвила Жизнь.
– Что же тебя заботит? – не обращая внимания на прикол, поинтересовалась Смерть.
– У меня одна – людская забота… Казалось бы, самая простая штука для человека – родиться, но провести отпущенный ему срок на этом свете – очень мудрено. Больше всего убивает человеческое всезнайство, беспечность и корысть. Все заботятся не о том, правильно ли протекает их существование, а о том, много ли им осталось времени на этом свете. А если присмотреться, то окажется, что наибольшую часть отведенного судьбой срока многие растрачивают на дурные дела, немалую часть – на безделье, а в целом вообще не на то, что нужно.
– Это их выбор.
– Да, но не мешало бы согласовать этот выбор со мной. Многие люди сетуют, что я коротка, но кто меня сделал такой? Не их ли расточительность? Да и много ль радости, например, в том, чтобы просуществовать восемьдесят лет в праздности? Такой человек, говорят, не жил, а замешкался среди живых, и не поздно умер, а умирал долго. На самом деле, я могу быть довольно продолжительной для человека, если буду наполнена достойными делами. Поэтому меня нужно измерять, скорее, поступками, а не временем. И по-настоящему жив тот, кто многим приносит пользу; кто сам себе полезен. В противном случае он умирает до твоего прихода.
– Конец приходит всему, – многозначительно заметила Смерть, – и не надо расценивать меня как кару, я неизбежная реальность.
– Но согласись, честная кончина лучше позорного существования.
– Я ровняю всех, таков закон природы. Если же один конец ждет и правого и виноватого, то, на мой взгляд, достойнее настоящего человека погибнуть не даром.
– Ты права, – согласилась Жизнь с рассуждениями Смерти, – только на этом свете все вещи отличаются друг от друга, а на том – все одинаково. И нет разницы между умным и глупым, бедным и богатым – все гниют и исчезают…Очевидно, поэтому человеку следует наслаждаться пока он полноценен, а не хлопотать о том, что будет с ним после кончины.
– Воистину человек неразумен, – поддержала жизненные утверждения Смерть. – Если он обречен рано или поздно покинуть этот мир, почему же ему сейчас не пожить в свое удовольствие...
– Тем более что за тобой далеко ходить не надо, – поддержала смертельный оптимизм Жизнь.– Именно поэтому природа установила для человека неопределенный конец, чтобы всегда верилось в настоящее и ближайшее будущее.
– Самое главное, – продолжала философствовать Смерть, – чтобы человек ждал меня безропотно, как простого разложения тех элементов, из которых он состоит. Ведь это согласовано с природой, а то, что согласно с природой, не может быть дурным...
– Это вряд ли возможно, – возразила Жизнь. – Человек тебя не жалует.
– Вообще-то, я заметила, что он боится меня.
– Не обольщайся. Нет в душе человека такой, даже самой слабой страсти, которая не победила бы этого страха. Месть торжествует над тобой; любовь тебя презирает; честь призывает тебя; горе ищет в тебе прибежища; страх тебя предвосхищает…
– Как бы там ни было, – не сдавалась Смерть, – а я –  разрешение и конец людских страстей.
– И все же, человек не может испытывать страх перед своей кончиной по одной простой причине: нельзя бояться того, чего не знаешь. Никто же не знаком с тобой. И не может человек опровергнуть утверждения, что ты для него величайшее благо, равно как уверовать, что ты для него – величайшее из зол. По большому счету, ты вообще не имеешь никакого отношения к человеку, так как, пока он существует, ты еще отсутствуешь; когда же ты приходишь, он уже не существует…
– Вот я гляжу на тебя и не перестаю удивляться твоей рассудительности и мнимой заботе о человеке. Странная ты штучка, Жизнь, и во многом непонятная, – призналась Смерть.
– Это почему? – удивилась Жизнь смертельной откровенности.
– Ну, скажем, откуда у человека такая тяга к тебе? Ведь на самом деле человек тебе безразличен, он просто твой атрибут, игрушка. Ты постоянно вовлекаешь его в игру, из которой он никогда не выходит победителем.
– Да, человеку трудно существовать в этом мире. В муках рождается ребенок, в муках старый человек испускает последний вздох, и все человеческие дни полны печали и забот. Но несмотря ни на что, человек держится за меня, а в твои объятья идет неохотно, спотыкаясь, падая, оглядываясь назад, борясь до последнего.
– И напрасно, – возразила Смерть, – я ведь добрая. Только ты причиняешь человеку страдания, а во мне он находит успокоение. И вообще, невозможно представить себе, чтобы я, как естественное, необходимое и универсальное явление, задумывалась Небесами в виде наказания человечеству.
– Почему же тогда человек любит меня и ненавидит тебя? – парировала Жизнь.
– Вот и я об этом. Загадочная ты дама, Жизнь…
На том и разошлись Жизнь со Смертью. Каждая двинулась своим путем, оставаясь при своем мнении. 

 

  

ЗАКАЗ В НЕБЕСНУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ

В одном провинциальном городишке жили три подруги. Учились в одном классе. Жили с родителями и ни в чем, казалось бы, не нуждались, но их желанья ограничивались разумными пределами. 
В то же время девочки знали, что где-то люди живут лучше, богаче, имеют большие возможности.
Часто они представляли себя то великосветскими дамами, то известными топ-моделями, то беззаботными миллионершами: обладательницами роскошных вилл, яхт, автомобилей… Весь этот гламурный блеск не давал им покоя и они решили действовать. Не ждать же у моря погоды, когда стукнет 18 лет и они превратятся в престарелых бабок или в двадцатилетних убогих старух, а поиметь все блага уже на следующей неделе, пока еще находятся в расцвете лет.
Дело в том, что накануне девчонки узнали об открытии портала заказов в Небесную Канцелярию. Плохо понимали они, что собой представляет эта канцелярия и где находится, да и не «парились» над этим вопросом. Для них было важно, что реально существует стол заказов, где принимают любое желание. Для того, чтобы вручить свое сокровенное, не надо было куда-то идти, стоять в очереди или записываться на какой-то день. От заказчика не требовали называть фамилию, имя, адрес, куда отсылать исполненные просьбы. Более того, за эту услугу не брали плату. Короче, достаточно было войти в Интернет и выложить на сайте все, что ты хочешь.
С нетерпением подруги стали придумывать желания. Хотелось побыстрее, подобно Золушке оказаться в другом: блестящем, непостижимом – мире.
Перво-наперво девчата единодушно решили попросить денег. Много денег: каждой по полному ранцу и в иностранной валюте. Даже освободили сумки от учебников и тетрадей. Затем пожелали, чтобы в школу и на дискотеку их привозили и отвозили на шикарном автомобиле, а мальчиков, к которым были неравнодушны, приковать к себе для услужения, чтобы каждый их каприз исполняли без промедления.
После этих просьб подруги призадумались, посовещались между собой и решили дополнить заказы следующей услугой: у себя дома до отказа наполнить холодильники свежими продуктами, причем сразу и навсегда.
Выпустив пар, девчата придирчиво осмотрели друг друга и, спохватившись, каждая дописала очень важное желание: всегда иметь длинные, густые волосы; красивую, здоровую кожу; белые ровные зубы и супер красивую фигуру.
Но чего-то не хватало подругам для полного счастья. И решили, что для удовлетворения и положительных эмоций каждой из них недостает: хорошего качественного ноутбука, нового современного мобильного телефона на две симкарты и с выходом в Интернет, золотых сережек и натуральной красивой шубки до колен.
Все свои желания девочки отправили куда надо и принялись ждать их исполнения.
К великому сожалению, на следующий день они обнаружили ранцы пустыми, не было вещей, которые они пожелали, холодильники содержали обычный повседневный набор продуктов, а за окном их не ждал лимузин, да и пацанов своих поблизости не приметили.
Так прошла неделя, другая, но ничего в жизни подруг не менялось. Все было как обычно. Но одно напрягало. В ожидании исполнения желаний, они забросили учебу и возникли неприятности с учителями и родителями.
И тогда кто-то из девчат предложил попросить у «Небесной» проставить им в журнал пятерки по всем предметам, и чтобы учебный год они закончили круглыми отличницами. 
Отослали заказы. Стали ждать. И снова: ни ответа, ни привета. Совсем расстроились подруги. Но тут добрые дяди с тетями в Интернете подсказали им, что для большей уверенности в исполнении заказанных желаний необходимо заключить с Небесной Канцелярией договор. Нашли девочки в Интернете форму соглашения, заполнили все графы, отослали и снова принялись ждать.
Долго ждали. Между делом, кое-как закончили учебный год, а на каникулах разобрались, наконец, что за исполнение желаний, оказывается, предусматривалась плата в виде исполнения определенных ритуалов. Выбрали подруги ритуал письменного заклинания. Для этого обряда надо было свои желания переписать от руки 75 раз, причем каждый исписанный лист, перед написанием последующего, следовало сжигать.
Все девчонки сделали как надо, тем не менее, желания исполнялись не все. Так, только мелкие. Например, кто-то желал, чтобы выздоровел кот, и он выздоравливал. Или кого-то из родителей повышали в должности. Кому-то, действительно, подарили что-то из желанных вещей… Но по большому счету: ни вилл, ни яхт, ни автомобилей, а тем более вагона денег и прочих прелестей жизни по-прежнему не было.

И вот однажды, с четверга на пятницу все же свершилось чудо. Утреннее небо вдруг озарилось ярким свечением солнца. Свежий ветер ворвался в комнату одной из подруг и сорвал с нее одеяло. Девочка с замиранием сердца бросилась к окну в предчувствии невероятного явления. Интуиция не обманула. Во дворе дома она увидела новенький, сверкающий радужным светом вагон. Он стоял на рельсах посередине детской площадки.
«Желания сбываются!» – вскрикнула девочка в диком восторге и кинулась одеваться. Она вылетела на лестничную площадку и опрометью помчалась вниз с девятого этажа, не став дожидаться лифта.
Запыхавшись, девочка выскочила из подъезда и на мгновение замерла. Вагон плотным кольцом обступили зеваки. Кто-то настойчиво орудовал у вагонной двери, пытаясь ее открыть.
– Стойте, – неистово закричала девочка, – это мое!
Но никто не обратил внимания на ее истошные вопли и даже не обернулся.
Наконец, дверь вагона с грохотом поддалась нажиму, отворилась, и по двору прокатился громкий, тягучий звук крайнего удивления.
Из дверного проема посыпались пачки денег. Вагон был до потолка забит долларами США.
– Не трогать – это мои деньги, – снова закричала девочка и с разбегу вклинилась в толпу, но увязла в ней, не ступив и шага.
Девочка отчаянно попыталась высвободиться из мягких, обволакивающих людских тел, но тщетно. Толпа у вагона множилась с огромной скоростью…
И вот, неожиданно люди растворились, и девочка осталась одна у облезлого железнодорожного вагона с беспомощно разинутой дверной пастью. По его пустому чреву гулял ветерок, нехотя поднимая с пола пыль.
Девочка сидела на земле и по ее лицу катились горькие слезы обиды...

В то же светлое утро другая девочка также испытала восторг, увидев у дома трехмачтовую огромную яхту. Она даже сумела, прямо с балкона, спрыгнуть на палубу, подбежать к кормовой мачте с яркими алыми парусами и с любовью обнять этот гладкий столб, как самого дорогого человека.
Девочка, словно завороженная, стояла в обнимку с мачтой и тихо всхлипывала, не веря своему счастью.
Но тут, как горох, на палубу посыпались разные мужики. Они принялись деловито осматривать отдельные детали яхты и даже пытались что-то отодрать. Несколько человек нырнули в каюты. Снизу послышался грохот и скрежет…
– Стойте, куда, – растерянно завопила девочка, – это моя яхта!
Не обращая внимания на ее крики, мужики продолжали по-хозяйски орудовать на судне. Из камбуза потащили посуду. Начали сворачивать сорванные паруса. Всюду раздавались пугающие звуки раздираемой на части великолепной морской яхты.
Девочка отчаянно металась по палубе. Подбегала то к одному, то к другому грабителю, пытаясь выхватить из нечистых рук части своего имущества. Но людей было так много, и все так были увлечены захватом легкой добычи, неожиданно свалившейся им на головы, что беснующаяся девочка просто утонула во всеобщем движении тяжелых мужских тел.
Возня вокруг яхты со стороны напоминала муравейник, только муравьи-людишки тащили всякие вещи не в одну общую кучу, а наоборот – растаскивали ее по частям и разбегались в разные стороны.
Вскоре, от чудного морского судна остались только одни воспоминания.
Девочка стояла опустошенная, с сухими глазами у подъезда своего дома и до конца не могла осознать: на самом деле свершилось ее желание или ей показалось.
– Не переживай, – послышался рядом чей-то голос, – все равно на такой яхте негде ходить. Ведь у нас в округе даже болота нет, не то что моря или озера...
Нечто подобное случилось и с третьей подругой. Она удивительным образом просияла, увидев свой умопомрачительный, цвета оливы, красавец суперкар «Lambordghini Veneno».
Желая быстрее слиться воедино с чудо-машиной, она выбежала на улицу, подскочила к автомобилю, дернула за ручку дверцы, но та оказалась закрытой.
– Это Ваша машина? – неожиданно спросил, неизвестно откуда взявшийся, полицейский.
– Да. Это мой автомобиль, – впопыхах пробормотала счастливая обладательница авто.
– Предъявите документы, – невозмутимо потребовал страж порядка.
– Но у меня нет документов, – простодушно призналась девочка, – но это действительно моя машина, – и в отчаянии, как будто вспомнив что-то очень важное, добавила. – Она стоит больше трех миллионов евро!
– Тем более, – спокойно произнес полицейский. – Когда предъявите документы, тогда и заберете.
С этими словами дядя-полицейский, как ни в чем ни бывало, открыл дверцу автомобиля и сел за руль. Машина взревела семилитровым двигателем, рванула с места и скрылась из вида.
Больше эту иномарку никто в городе не видел, и она осталась только в воспоминаниях несчастной девочки...
На этом «чудеса» подруг закончились и они поняли, что им приснились похожие сны. Но тут же спохватились, вспомнив, что сны, увиденные в ночь с четверга на пятницу, сбываются. Девчонкам стало не по себе.
– Постойте! – вдруг воскликнула одна из них, – я точно знаю, что при убывающей луне, а сейчас луна действительно убывает, сны передают то, что уйдет из жизни, станет бесполезным, поэтому не нужно бояться в этот период снов-ужасов.
– Здорово! – дружно заголосили подруги, облегченно вздохнули и с той поры зажили обычной жизнью, не помышляя больше о заказах в Небесную Канцелярию. 
Да что проку желать невозможного?.. Ставь себе лишь достижимые цели. 
Как говорил известный поэт: «Желанья!.. Что пользы напрасно и вечно желать?..
А годы проходят – все лучшие годы!»
 

 

ЗВЕЗДНЫЕ КОШМАРЫ ИЛИ СОН В НОВОГОДНЮЮ НОЧЬ

Случилось это в новогоднюю ночь. Сидела у телевизора немолодая пара. Попивали чай и умиротворенно смотрели новогодний концерт с участием именитых звезд эстрады. Было приятно наблюдать, как известные артисты мило вели себя друг с другом, неподдельно смеялись, восторгались выступлением коллег и выглядели эдакими приветливыми, интеллигентными людьми.
Смотрели они так на любимых артистов и незаметно задремали.
И приснилось им, будто оказались в сказочном государстве, в котором проживали исключительно мега, супер и просто звезды эстрады.
Не веря своим глазам, они, взявшись за руки, шли по улице, и лица их светились радостью.
– Какое счастье, – бормотал мужчина, обращаясь к супруге, – что нам выпала невероятная судьба – жить среди этих восторженных, просветленных, талантливых ребят.
– Ты прав, милый, – отвечала женщина, – действительно чудно оказаться в этом необыкновенном хороводе и купаться в феерическом блеске звезд. 
Какое-то время они шли молча. Улыбались, пытались разглядеть в случайных прохожих узнаваемые лица.
Навстречу им попался очень популярный солист, и мужчина в приветствии протянул ему руку. Но артист брезгливо отпрянул в сторону, что-то пробурчал ругательное и скрылся за углом.
– Наверное, у него какие-то неприятности, – посочувствовала женщина.
На стоянке такси они заметили одиноко стоящую женщину, а когда подошли ближе, обмерли. Перед ними стояла легенда советской эстрады.
– Чего выпучились? – открыла рот «легенда». – Проваливайте. Без вас тошно.
Притихшие супруги поплелись дальше.
– Очевидно, происходит что-то неладное в этом государстве, – предположил мужчина.
Издалека до них донеслись вопли и повизгивание каких-то девиц, а затем они увидели группу молодых людей, которые отчаянно выясняли между собой отношения. Чуть позже супруги стали свидетелями нешуточной потасовки. Вся эта отвратительная сцена происходила у тускло освещенного подъезда, но они сумели разглядеть в подвыпившей компании знакомые физиономии. Этими людьми оказались участники известных молодежных эстрадных групп, ворвавшихся на большую сцену после показа популярных телепередач. 
– Они что тут все с ума посходили? – не выдержал мужчина, которого встречи с представителями сказочного государства начинали раздражать.
– Это обычная ситуация в нашем мире, – произнес кто-то за спиной супружеской пары.
Мужчина оглянулся, но никого не заметил.
– Вы, я вижу, нездешние, – послышался тот же голос.
И только тут, мужчина увидел стоявшего рядом облезлого пса.
– Разрешите представиться, – сладким баритоном галантно обратился к изумленной парочке пес. – Меня зовут Цезарь.
Уловив на лицах супругов оттенок брезгливости, пес учтиво поспешил оправдаться по поводу своего неряшливого облика.
– Прошу прошение за мой непрезентабельный вид. Но когда-то и я блистал в свете.
Пес мечтательно задрал морду и снисходительным тоном в голосе продолжил:
– Была и у меня прислуга, собственные парикмахер и повар. Ведь я жил в доме мега-звезды, – пес сделал паузу, тяжело вздохнул и вдруг озлобившись, прошипел: – Какая мерзость! Все это, как вы понимаете, в прошлом, – пес окончательно сбросил с себя покрывало бахвальства и в несколько раздраженном тоне закончил фразу словами: – До тех пор, пока мы не оказались в этом отвратительном сказочном государстве.
– И что же произошло с Вами в этом сказочном государстве? – попытался разговорить пса мужчина.
– Долго рассказывать. А если коротко, бежал от хозяина, как от чумы.
– Почему? – в один голос произнесли супруги, заинтригованные собачьим рассказом.
– Как вы думаете, отними у эстрадного поп-идола фанатов, любовниц или любовников; лиши восторженной публики или просто зрителей; я уже не говорю – отлучи от участия в праздничных телешоу… И во что, по вашему мнению, превратится эта мега-звезда? – Пес выжидающе взглянул на собеседников и с желчью в голосе продолжил: – Правильно, в одночасье превратится из поп-идола в попу идола. И когда эта задница, придя домой после испепеляющего облома, не застанет прислуги, которая смоется тут же, как только заслышит о падении кумира, он начнет метаться из угла в угол, биться головой о стену и, наконец, окончательно обезумев, примется с остервенением грызть кости у своего пса. А с бешеной собакой, какой нормальный пес уживется? Вот поэтому я скитаюсь по закоулкам нашего сказочного государства и роюсь, пардон, в человеческих отходах.
Пес поник головой. Неистовые драчуны растворились в ночи. Из-за туч выглянула полная луна. Наступила пугающая тишина.
– Вот, к примеру, вы знаете, – снова заговорил пес, – на какой улице сейчас стоите? Ее называют улицей разбитых фонарей. И это не дань известному фильму. Фонари не светят потому, что их, на самом деле, разбили, а вкрутить новые лампы некому, да и ламп нет. Ведь в этом государстве никто ничего не умеет делать. Эти звезды только и способны были, что разевать рты на сцене, а как только лишились этой возможности – сели в лужу.
– Вы так говорите, любезный, потому, что озлоблены на своего бывшего хозяина. – попыталась успокоить разгоряченного пса женщина.
– Ничуть, мадам. Это сущая правда. Вы приглядитесь. Город погружен во тьму. Общественный транспорт не работает. На все это сказочное государство – всего две торговые лавки, в которых не всегда хлеба купишь. Вокруг кучи мусора, вонь, антисанитария. Канализация не работает. Вода в трубах ржавая и протухшая. А скоро и ее не будет. Вы разве не видели, что происходит на бывшем железнодорожном вокзале? – продолжал распаляться пес, – это же скопище бомжей. А ведь они тоже бывшие звезды эстрады.
– Неужели никто из звезд не выступает на сцене? – удивленно проронила женщина.
– Да перед кем им выпендриваться? Они скорей друг другу горло перегрызут, чем кого-то будут слушать.
– Ну, а в соседних государствах? – не унималась наивная женщина.
– Вы что, – встрепенулся пес, – да кто ж их пустит в чужие страны? Там своих звезд пруд пруди, и никто не уступит своего места под лучами юпитеров.
– По-моему, Вы необоснованно злы и несправедливы к известным людям, добившимся высот в своем деле.
– Нисколько, сударыня! К сожалению, люди по своей природе те же животные, но нет зверя свирепее человека. «Если подобрать сдыхающего от голода пса и накормить его досыта, он не укусит вас. В этом принципиальная разница между собакой и человеком», – говорил Марк Твен. Пробивается к славе не тот, кто одарен талантами, а кто без устали орудует локтями, прокладывая себе дорогу на "Олимп". В этой ожесточенной борьбе все средства хороши, если они направлены к поставленной цели. А к ней, вопреки логике и благородным устремлениям, ведут не прямые хайвэи, а окольные тропы в обход, которые, на деле, оказываются гораздо короче.
– Вас послушать, дружище, то выходит, что все жители вашего государства, звезды эстрады, порочны? – удивился мужчина логике пса.
– И не только звезды эстрады, но и все те, кто причисляет себя к так называемой элите общества, – глубокомысленно высказался образованный пес и продолжил: – Помните, еще Пьер де Ронсар в XVI веке писал: «Но, чтобы обрести признанье в наше время, потребно честь и стыд отбросить, словно бремя. Бесстыдство – вот кумир, кому подчинены все сверху донизу сословья и чины». Разве это утвержденье не актуально сегодня? И дело, конечно, не в том, что эстрадные звезды переругались друг с другом. Они просто, реально, не смогут жить сообща. Вражда между коллегами по цеху, так же как и близкими людьми, особенно непримирима. Так уж устроены люди: с неодобрением смотрят они на каждого, кто внезапно возвысился, и более всего требуют скромности от человека, который был им ровен.
Мимо беседующих с псом граждан промелькнуло несколько девиц легкого поведения.
– Это последние, еще уцелевшие, ночные бабочки на подножный корм вылетели, – пояснил пес. – Когда-то тоже порхали на сцене.
Супруги вдруг сникли, судорожно уцепились друг за друга, будто опасаясь неожиданного нападения, а потом кинулись наутек – вон из сказочного государства звезд.
– Куда же вы, – прокричал им вослед пес, – я еще не обо всем рассказал…
Очнувшись от жуткого сна, супруги уставились на экран, где по-прежнему непринужденно веселилась эстрадная братия. Только теперь лица звезд представлялись им со злобным оскалом затравленного пса.
Мужчина не выдержал, решительно поднялся и выключил телевизор.
– Не приведи Господь, – в сердцах выпалил он, – жить в государстве, населенном звездами эстрады.
– А мне жалко их, – отозвалась супруга. – Они заложники своей судьбы. Достигнув цели и вкусив прелести звездной жизни, все свои силы они тратят на то, чтобы любой ценой удержаться на этой зыбкой вершине, прекрасно понимая, что любое неловкое движение неминуемо ведет к падению. И чем большей высоты достиг такой человек, тем больнее падение. И далеко не каждому, оказавшемуся у подножья воздвигнутого им пьедестала, суждено на него взобраться вновь.
– Ты права, дорогая, – сочувственно произнес мужчина. – Звездное государство – это, на самом деле, обитель упавших звезд. Те, кто слабы, опускаются на дно, сильные же свирепеют от своей безысходности. 
 Его жена кивнула в знак согласия, и оба устало двинулись досыпать в спальную комнату.

 

О ГРЕШНОМ ГОСУДАРСТВЕ И НЕБЕСНОМ ЦАРСТВЕ

В одном государстве пришли к власти Деньги. Под запретом оказались благодеяния и сострадания. Не стало в обиходе жителей дельного или недельного, славного или позорного, ни доброго, ни злого, а только выгодное или невыгодное. Законы упразднили. Честь и стыд выбросили на помойку. Совесть заковали в кандалы. А почет и уважение среди подданных приходилось добывать силой или подкупом.
Жили люди в этом государстве дурно, неразумно, невоздержанно, иными словами, не плохо жили, но медленно умирали.
И как во всяком государстве, кто-то жил в нужде, то есть считался небогатым, а кто-то не нуждался, значит, был небеден.
Люди нуждающиеся, хоть и были несусветными грешниками, тем не менее, считали, что перед Небесным судом все равны, главное – справедливо подсчитать количество грехов. У кого их больше – душа такого человека отправится в ад, а у кого поменьше – место душе в раю.
Даже вывели критерии, по которым следовало производить отбор душ для определения в рай. И со «своим уставом» предполагали отойти в иной мир.
Люди же небедные, были уверены, что все продается и покупается, в том числе путевка в рай, и втихаря согласовали размер взятки для пропуска душ в райскую обитель.
И вот, лежал на смертном одре один небогатый и небедный, но погрязший в грехах Житель государства, которым правили Деньги, и щелкал костяшками конторских счет: подводил баланс своих поступков согласно установленным критериям, пытаясь честно разобраться, куда, скорей всего, после кончины отправится его душа: в ад или рай. Как не силился он подогнать свой расчет под выгодный ответ – всякий раз выходил ад.
Расстроился этот Житель, но «поезд-то ушел»… Правда, еще оставалась слабеющая надежда избежать суровой кары – искренне покаяться перед Богом и попросить у него прощения…
А за стеной в это же время на аналогичном ложе маялся Сосед. Нельзя сказать, чтобы у него меньше было грехов, чем у собрата за стенкой, но в отличие от того, не «парился» над выбором, ибо знал наверняка, что его душе уготовлена дорога в рай.
Люто ненавидел умирающий Житель своего умирающего Соседа за то, что все ему удавалось в жизни. И деньги были, и почет… Когда же прознал он, что Соседу предначертан путь в рай, озадачился. «У него же грехов больше во сто крат, чем у меня, – рассуждал тот Житель. – Отчего же такая несправедливость?» И стал он отчаянно бить челом, но вымолить прощения у Бога так и не сумел.
Люди небогатые, наивно уповавшие на Небеса, и даже верившие в справедливость, не предполагали о том, что на самом деле окончательное решение о месте пребывания на том свете в государстве, которым правили Деньги, выносилось на земле. И в рай отлетевшая душа попадала не по наименьшим баллам, а по предварительному сговору с продажным Смотрителем Небесных врат. 
Совсем отчаялся Житель, отвергнутый Небом и одной ногой ступивший на адову тропу, но пришли добрые друзья проститься и стали подбадривать: «Не отчаивайся, старик. Знаешь, сколько в аду дивных людей? Разве стыдно тебе будет очутиться в их обществе?»
И внял, обреченный на смерть Житель добрым напутствиям, даже приободрился, и его душа смиренно спустилась в ад.
Черти встретили упокоенную душу с радостью, подтолкнули к современной печи, рассказали, что изготовлено нагревательное сооружение по нанотехнологии, и гореть будет она с наноудовольствием.
Все понравилось непросветленной душе: и новенькая, блестящая никелем чудо-техника, и технология, которой черти восторгались. Одного не могла взять в толк – куда это трубы от печи вели и для чего.
Не выдержала новоиспеченная душа и спросила об этой загадке у чертей. Рассмеялись в ответ копытные и злорадно поведали, что с недавнего времени райские чертоги отапливаются алюминиевыми радиаторами, соединенными с адом посредством этих труб.
Услыхала несчастная душа такие слова, представила, что огонь, пожирающий ее, одновременно будет обеспечивать комфорт бывшему соседу и муки ее усугубились.
Стала она биться в конвульсиях, причитая, что несправедливо мир устроен. А черти потешались над наивной душой: «До чего ж вы все глупые. Неужели в вашем государстве, где царствуют Деньги, может быть место для справедливости?»

 

 

О ЖИЗНИ И БОРЬБЕ

В одной семье родился мальчик. Молодые родители были счастливы. Но радость длилась недолго. Вскоре они могли убедиться, что их малыш – инвалид. Ноги ребенка не действовали. И все же, как ни тяжела была родительская участь, на сыне она не отразилась, а спустя какое-то время и вовсе потеряла смысл. Мальчик рос неразлучно с добрым словом и сердечной поддержкой.
Однако первые контакты с внешним миром породили в душе подростка чувства неполноценности, которые по мере взросления только усиливались. Он считал себя обездоленным, лишенным многих возможностей, какими обладали его сверстники. У него не было друзей. С завистью и досадой наблюдал он из окна за мальчишескими играми во дворе… И родители внушили ему, что его будущее – наука. Он много читал. Старался использовать все свое время для приобретения новых знаний…
Но однажды в их дом ворвалось горе. Погиб отец. Ужасная картина похорон; вид заплаканной, безутешной матери и пронзительная боль от потери родного человека, казалось, навечно поселились в израненной душе юноши. 
Семья лишилась кормильца. Мать вскоре заболела. И он потерял всякий интерес к жизни.
В состоянии безысходности и отчаяния юноша сорвал с зеркала покрывало, висевшее со дня горестного известия, и увидел в своем отражении безвольного, слабого, беспомощного маленького человечка с бледным, мертвенным лицом. Он с ужасом устремил взгляд на впалые глазницы, в глубине которых замерли испуганные глаза… И тут, что-то сильное, властное выхватило его из инвалидного кресла и бросило на мягкую, теплую основу. Молодой человек даже не успел испугаться.
Со всех сторон его теснила подвижная, влажная плоть. Он с трудом приподнялся, с изумлением и робостью взирая на свои ноги. Да, он твердо стоял на собственных ногах и не верил глазам. В один миг все вокруг стало незначительным, он ощущал новое, ранее неведомое состояние своего тела и не мог справиться с охватившей радостью. Юноша весело подпрыгнул раз, другой…
– Рано радуешься, – послышался басовитый голос сверху.
Молодой человек поднял голову. Над ним нависло существо, возникшее из плоти, с огромными темными глазами.
– Вы кто? – оторопело спросил юноша.
– Неужели не ясно? Я твой Организм. А теперь двигай дальше, мне некогда вести праздные разговоры. 
Юноша протиснулся в глубину и тут заметил другое существо с большой головой и приятными чертами человеческого лица, также сросшегося с плотью.
– Я твое Сознание, – опередило вопрос юноши необычное существо. – Мы все знаем о твоем тяжелом недуге и постигшем горе. Ведь мы – единое целое и каждый из нас, находящийся внутри твоего тела, желает тебе помочь. Нам только необходимо объединиться и сообща решить, как дальше жить, что делать, как избавиться от болезни. 
– Но я ведь хожу, – попытался возразить молодой человек.
– Ты ходишь в своем воображении, но как только очнешься, все станет на свои места. А чтобы твое возвращение не оказалось тягостным, тебе следует принять непростое решение.
– Какое? – не выдержал юноша.
– Реально встать на ноги. У тебя нет другого выбора.
– Но как?
– Наша беда в том, что мы все смирились с недугом. На самом же деле, человек, пока жив, никогда не должен терять надежды. А надежда выздороветь – это уже половина выздоровления.
– Но врачи сказали, что у меня нет никакой надежды на выздоровление.
– Да, болезни, мой мальчик, лечит врач, но излечивает природа, то есть мы: твой организм, разум, дух и душевное состояние, нацеленные на конечный результат. Зачастую люди просто плывут по течению времени. А между тем утлый челнок наш снабжен рулем; зачем же человек несется по волнам, а не подчиняется собственным стремлениям? Если мы будем полны желания избавиться от своего жалкого состояния и желать этого искренне и вполне, такое желание не может оказаться безуспешным. Ведь люди испытывают страдания ровно настолько, насколько поддаются им…
Долго еще Сознание напутствовало молодого человека. И в конце своего наставления указало на маленькую дверцу:
– Там твои Душа и Дух, – сказало Оно. – Войди, и попроси их участия в общем нелегком деле.
С замиранием сердца мальчик отворил дверцу и переступил порог. Он застал свою Сущность, изможденную тяжелыми болезнями: Душа изнемогала от перенесенных страданий и едва реагировала на его слова; Дух был сломлен и, казалось, не способен к серьезным свершениям.
– Что мне делать? – в отчаянии обратился юноша к Сознанию.
– Да, нельзя лечить тело, не излечив душу, а ее, также как и Дух, можно врачевать. И не только лечить, с ними тебе придется неустанно воевать. На самом деле, человек воюет не с человеком, а с самим собой, и как раз из собственного нутра нападает на него все время вражеский строй. Ведь надежда – ничто иное, как стремление Души убедить себя в том, что желаемое сбудется. Страх же есть склонность Души, убеждающая ее в том, что желание не сбудется. Вот почему в рассуждениях человек тверд, а в действиях уступает страху. И лишь мужество презирает страх. Оно пренебрегает трудностями, угрожающими нам, вызывает их на бой и сокрушает. Испокон веков люди единодушно восхваляют сильного, мужественного человека, способного изменить даже движение планет. Дело, конечно, не в светилах, а в нем самом; он постоянно чередует и приноравливает к ним свою поступь. Напоследок я хочу, чтобы ты понял: ничто в жизни не дается без большого труда. Человек на многое не решается не потому, что оно трудно; оно трудно именно потому, что он на него не решается. Подумай серьезно над этими словами.
Уходя, юноша обратил внимание на нечто, похожее на люк. Он поинтересовался, что под ним находится.
– Подсознание, – нехотя ответило Сознание и тут же с ухмылкой добавило. – Это создание не про нас. Оно ни с кем не общается, даже с тобой, хотя тупо исполняет твои желания, да и то только те, в которые поверило. Говорят, что это существо напрочь лишено логики и вообще разума, но обладает невероятным жизненным потенциалом, способным наполнить жизненной силой не один десяток людей, подобных тебе. Но, чтобы оно помогло, до него нужно достучаться, то есть, убедить в своих намерениях, что удается очень немногим и лишь посредством жесточайшего труда: до изнеможения, на пределе возможного, чтобы у Подсознания не возникло даже толики сомнения в твердости и бесповоротности устремлений. Но и этого мало. Главное, чтобы человек не терял веры в себя; ощущал радость и благо, даже в очень незначительных победах; чтобы эти победы окрыляли его, заставляли еще с большей энергией продолжать начатое дело; чтобы он четко видел конечный результат, к которому направлены все, без остатка, его силы и помыслы. Задача эта архисложная и по силам только очень волевым, терпеливым, уверенным в себе людям…

Юноша открыл глаза. Он сидел в инвалидной коляске перед зеркалом, но теперь, вглядываясь в себя, замечал, как преображался его облик. В нем появилась решимость. Кровь отчаянно пульсировала в венах, приливала к щекам, исступленно билась в висках. Глаза сияли неистовым блеском. Молодой человек чувствовал в себе присутствие Духа и становился твердым, не знающим колебаний в своем решении.
Прошло много времени в тяжелых, изнуряющих тренировках, прежде чем юноша сделал первый шаг. И только невероятное мужество помогло ему предвосхитить удары судьбы и, возможно, еще одно обстоятельство позволило ему выстоять в схватке с самим собой – это вера в себя и убежденность в том, что в несчастье судьба всегда оставляет дверцу для выхода.

 

О ЛЮБВИ К ЖИВОЙ ПРИРОДЕ

Жил в своем доме добропорядочный Человек. Жил тихо, никого не беспокоил. 
Дом окружал великолепный вишневый сад, за которым хозяин неусыпно ухаживал. 
Нельзя сказать, что этот Человек был одинок. Довольно часто его навещала парочка желтых трясогузок. О своем присутствии в саду напоминали звонким пением теньковки, звуки которых походили на падающую капельками воду: «тень-тинь-тень-тень». То и дело мелькали непоседы-синицы, со свистом перепархивая с ветки на ветку. Прилетали черные дрозды и заводили свои печальные песни. Отведать щедрых подачек заглядывали к нему и вездесущие воробьи... 
Но в последнее время Человек особенно радовался прилету одинокой горлицы. Она появлялась утром. Усаживалась на ветку у окна и жалобно ворковала, словно жаловалась на свою нелегкую судьбу. Дело в том, что еще недавно их было двое. И по тому, как они располагались на дереве бок о бок и издавали свои гортанные трели, наполненные радостью и очарованием, можно было судить, что это любящая парочка. Теперь же горлица прилетала одна, как будто нуждалась в утешении…
Засыпал Человек под убаюкивающие звуки сплюшки, монотонно повторяющей свои: «сплю… сплю… сплю…»
Любуясь птицами, с благоговением слушая их щебетание, Человек не раз говорил тем, кто восторгался его садом: «Если я и люблю свой сад и ухаживаю за ним, как за малым ребенком, то не потому, что там растет вишня, а потому, что туда залетают птицы; они распевают песни, а я за это угощаю их вишнями».
Нередко заглядывали в сад белки, особенно когда в лесу было голодно. Они проворно прыгали по земле и также ловко заскакивали на деревья. Им хозяин рассыпал на земле корм, устраивал повыше на ветках кормушки.
А как-то весной по вечерам Человек стал замечать у дома лис. Это были два любопытных подростка, которые со временем, убедившись в благожелательности к ним Человека, настолько осмелели, что стали заходить в дом, а затем и брать корм из рук.
С каждым из своих гостей, посещавших сад, Человек учтиво беседовал: пытался выяснить, как им живется; обо всех заботился.
Не все, кто жили рядом, были способны понять Человека, разговаривающего с растениями и животными, а поэтому за глаза называли его чудаком.
И вот как-то в начале осени, Человек, выйдя за околицу, увидел сидящего на веревке пса. Веревка та была привязана к колу, вбитому в землю. Подойдя ближе, Человек опознал соседскую собаку. Это была обычная дворняга. Как потом выяснилось, ее сосед взял в ближайшем поселке для утехи внука. А когда ребенок наигрался, «заботливый» дед вывел пса в поле, подальше от дома, вбил кол и привязал к нему бедное животное за ненадобностью. 
Не стал осуждать Человек своего соседа, а молча отвязал забитого пса и отвел его в дом. А накормив, поместил рядом со своей кроватью на тюфяке, наполнив его душистой соломой.
А в канун осенних заморозков, когда с рассветом можно было заметить травинки, слегка подернутые белесым инеем, Человек обнаружил на крыльце свернувшегося в клубок котенка.
Оказавшись в заботливых руках человека, котенок тоненько пискнул и уткнулся носиком в теплую ладонь.
Так у Человека появились два постояльца, два преданных существа, которые ни на шаг не отходили от своего спасителя, и оба сопровождали его в дальних прогулках к лесу. 
Со стороны Человек со своей свитой представлял забавное зрелище и не мог не вызывать умиления. Но далеко не все готовы были понять и порадоваться за него, окруженного любящими существами. Чаще такая картинка вызывала к нему неприязненное отношение со стороны собратьев, считавших его привязанность к домашним животным очередным чудачеством, не ведая о том, что не за каждым хозяином его кошка будет следовать по пятам, а только та, которая его безмерно любит, вопреки досужим утверждениям, будто кошки живут сами по себе.
На самом деле настоящая любовь рождает сострадание к живым существам и так тесно связана с добротою характера, что можно с уверенностью утверждать, что не может быть добрым тот, кто жесток к любой живности. 
Природа не терпит лжи. Любая живая материя, будь то растение или животное, разве что кроме человека, непременно откликнется любовью на любовь. Поникший цветок в любящих руках оживет и одарит человека своим небывалым цветом, не говоря уже об ответной реакции животных. Воистину, любовь способна творить чудеса. Когда нет любви в сердце человека, созерцающего живую природу, тогда ничтожным кажется все вокруг: солнце становится не чем иным, как небесным телом; деревья видятся, как дрова; цветы представляются объектом с множеством тычинок, а вода в лазурном озере воспринимается некой сыростью, влажностью. Но когда природа сливается с внутренним миром человека, тогда зеленые деревья, мысли, пение птиц, тихая грусть, синева неба, благоухание трав переплетаются в пленительной феерии.
 

 

ЛИЧНЫЙ ИНТЕРЕС

Осиротел Личный интерес. Не стало человека, которому он беззаветно служил всю его жизнь. Но самое ужасное – он лишился Личности. По-сути, перестал быть Индивидуумом и в одночасье превратился в обычное, бездарное Любопытство...
Покинутая Душа распрощалась со всей Сущностью бывшего человека и исчезла в небытие. Сущность растворилась в поисках нового прибежища...
И безликий Интерес задумался. Он понимал, что свободной Личности в природе не бывает, также как нет человека на всей Вселенной, лишенного Личного интереса.
Но как же не хотелось все начинать с ноля. Дело в том, что Личный или Собственный интерес – это бессмертное явление, которое покидает человека во время его смерти и проявляется вновь в нарождающемся живом существе, обладающим мышлением.
Маленький ребенок еще до осознания своей личности начинает пользоваться услугами Собственного интереса, который взрослеет вместе с маленьким мальчиком или маленькой девочкой, постепенно завоевывая и отстаивая свои позиции. 
Он никогда не теряет своей наполненности, опыта предыдущего существования, сформировавшихся тысячелетиями устоев человечества. И поэтому его не надо призывать к услуге, он сам заставляет человека произносить слова в его угоду; определяет поведение, характер, исходя из логики: все, что выгодно, то и разумно.
Ничто не властно перед Личным интересом. И каждый человек быстро набирает опыт в том, что касается его выгоды. При этом большая часть людей довольна жизнью, пока не задеты их честь или имущество.

Ну вот подрос Личный интерес, а его носитель – Человек – обрел значимость и личную и частную собственность, стараясь выглядеть в глазах общества благонамеренно. У него появились другие Интересы, и Личный интерес притаился в ожидании случаев соблазна или необходимости...
Наблюдая за другими Интересами человека, Личный интерес замечал, какие они казались правильными; как упивались своей добродетельностью, и неведомо было им, что все их предписания могут вмиг разбиться вдребезги, когда столкнутся с ним... И знал Личный интерес из своего огромного опыта, что потерпев фиаско, многие из них не будут терзаться проявленным двуличием и как ни в чем не бывало продолжат свое нытье о благонравии до следующего неминуемого столкновения...
В то же время Личный интерес отдавал себе отчет, что в противостоянии Интересов, ему не всегда быть победителем. Особенно когда этих Интересов окажется слишком много, или отдельные из них в силу различных жизненных обстоятельств и помимо его воли, станут непреклонными. К их числу Личный интерес прежде всего относил истинные Интересы к религии, заповеди и каноны которой сводили на нет само его существование...

К счастью Личного интереса, истинно верующих людей на свете не много. Стремительное погружение человечества в омут безнравственности, бесчестия, наживы открывают перед Личным интересом поистине безграничные просторы...
Мелочная, эгоистическая, грубая, невежественная, невоспитанная душонка Личного интереса видит перед собой только то, чем она чувствует себя уязвленной. И человек во власти Личного интереса готов каждого, кто покусился на него, считать самой скверной и самой низкой тварью на земле.
Сколько бед чинит Личный интерес, когда о нем только и заботятся и забывают о чувстве долга, о дружбе, о других человеческих ценностях. Все это в высшей степени выливается в величайшую подлость.
Но даже осознав неблаговидность Личного интереса, бороться с ним – значит наступать на горло любимой песне, поступать в ущерб собственной пользе, отказываться от своих нужд в угоду чужих потребностей... Кто же на это способен? И каков должен быть мотив для таких действий?
Личный интерес – невероятно мощная человеческая субстанция, побороть или принудить его к несвойственным действиям довольно сложно. И человек здравомыслящий, способный к сочувствию, сопереживанию, к участию в судьбе другого человека, к самопожертвованию ради блага ближнего, к проявлению высоких моральных качеств, находится с ним в постоянном противоборстве...

Бойся человек! Бойся человек себя, ибо не ты и никто не знает, как будет выглядеть в чужих глазах, оказавшись перед необходимостью отстаивать собственный интерес. Да не одолеет ли личная выгода здравый смысл? Задумаешься ли о собственной правоте? Озадачишься ли интересами других людей?..

 

Художник: Ивар Аросениус.

5
1
Средняя оценка: 3.03571
Проголосовало: 28