Тихие образы

НАЧАЛО

«Я, конечно, могла изобразить в школьной тетрадке кошку, переходящую дорогу. Или как мама срывает яблоки. Дом с трубой, конечно, каждый умел, но замок принцессы у меня выходил лучше всех. И принцесса всех очаровывала. Но это всё было очень давно; я возвращалась иногда к карандашу и бумаге, но только для того, чтобы занять себя, размышляя о чём-то. Мне нравились, конечно, живописные работы. Я могла часами разглядывать размытые оттенки на полотнах мастеров пейзажа; Веласкес в киевском собрании и его малышка; Нестеров и светлые образы святых».
В Киеве немало жемчужин религиозной живописи – Михаил Врубель в Кирилловской церкви, Ижакевич, Васнецов, Прахов. Всё это исподволь умещалось в душе Елены, формировало те образы, которые сегодня стали объектами икон, которые она начала создавать всего пять лет тому назад.
«Честно – когда я впервые увидела икону в далёком детстве, то у меня ничего не шевельнулось внутри. Ни-че-го. Всё-таки алый цвет знамён и пионерских галстуков на многое способен. И, прежде всего, на воспитание отрицания всего того, что было до 1917-го».

ИЗ ПОКОЛЕНИЯ В ПОКОЛЕНИЕ

Так вселяется в нас Вера.
Действительно, в жизни каждого случается какой-то поворотный момент. У кого-то он грандиозен и ведёт к переустройству не только порядков в его доме, но и в душе. Вспомним известные по литературе встречи – Андрия и красавицы-полячки, Ромео и Джульетты, Марии и Архангела Гавриила. У Елены – это встреча с кистью, акварелью и белой пустыней загрунтованной для будущей иконы доски.
«Когда хороший семьянин работает, живёт по совести, даже не зная заповедей Христа, его грехи и грехами-то нельзя назвать – так, проступки. А жизнь всё равно наперекос, всё рушится, болезни, утраты близких – вот тогда он поневоле отчаивается и начинает искать забвения отнюдь не в труде. Или в алкоголе, или в молитве. И если для труда нужно постоянное место, но оно в наше время сплошь и рядом занято другими, амбициозными и карьерными, а водка вредна, то молитвенная ниша, согласитесь - всегда открыта на вход.
В 1920-30-е годы многие киевские святыни оказались разрушенными. Священники репрессированы. Однако веру удалось спасти! Хранителями её остались люди и сбережённые ими домашние иконы, передаваемые из поколения в поколение. Намоленные, как говорят. Именно они и по сей день передают тепло и искренность всех тех слов, которые были обращены к ним на протяжении многих веков. Вот у вас в доме есть иконы? И я уверена, что среди них есть любимая. Или счастливая, которой можно доверить свои откровения, свою радость, обратиться с просьбой, не правда ли?»

Елена уверена в том, что в каждой семье православные традиции должны умножаться ежедневно. Не следует дожидаться чего-то – особой даты или события, чтобы добавить изображения святых в домашний алтарь. Тайна, исходящая от иконы, в нашем сознании сохранит веру в то, что, наряду с собственной уверенностью, эрудицией или везением, как хотите – есть ещё добровольный помощник, укрепляющий дух и ведущий к победе людей на протяжении многих веков.
«Когда вы приобретаете икону или заказываете иконописцу изображение вашего святого, всегда помните об этом - и действуйте по настроению»,- советует Елена.

ТРАДИЦИИ

«В иконописи необходимо придерживаться множества традиционных приёмов. Их ещё называют канонами. Это касается и подготовки поверхности доски, покрытие её тканью и грунтовка особым, достаточно сложным, способом, и многое другое.
К примеру, византийские живописцы пришли со временем, как можно одновременно изобразить и царственное достоинство, и простоту Богоматери, и нашли выход - не золото или каменья, а пурпурный цвет! Именно он ценился в одежде, а не драгоценные камни и золото.
Вот почему на иконах Богородица изображается всегда в простой одежде обычных женщин средиземноморского региона античной эпохи, но непременно пурпурного цвета различных оттенков. Простите за такое сравнение, но это для христиан византийского культурного ареала безошибочно указывало на царственность – как бронированный автомобиль и свита президента, например, в наши дни.
На изучение таких канонов уходят годы. Вот почему я в очередной раз поверила в чудо – когда во время работы над иконой обнаружила, будто я осязаю рукой фактуру стальных доспехов Св. Георгия Победоносца или мягкие волосы Младенца. Каноны выходят из-под кисти иногда совершенно неосознанно, будто кто-то водит рукой.
И это волшебное чувство!»

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Елена – абсолютно земная женщина. У неё счастливая семья и ответственная руководящая работа в одном из крупных медиа-холдингов. Это для тех, кто думает, что иконопись подвластна только отрешённым от мирского…

 

Художник: Кирилл Киселёв.

5
1
Средняя оценка: 3.01389
Проголосовало: 72