Рижский ОМОН: последние солдаты СССР

Почти весь январь 1991 года в Латвии развёртывалось противостояние националистов и советских патриотов. Главной ударной силой последних стал отряд милиции особого назначения (ОМОН), бойцы которого остались верными присяге до конца.

После санкционированной горбачевской верхушкой перестройки власть в Латвии по итогам выборов в Верховный Совет республики 12-го созыва захватили националисты. Захватили, выставляя себя «истинными демократами» и обещая «жизнь, как в Европе» для каждого. Это потом они показали свое нутро, введя после распада СССР для 40% русских и русскоязычных жителей республики порядки, смахивавшие на апартеид в Южной Африке. 

После принятия 4 мая 1990 года латвийским Верховным Советом Декларации о восстановлении государственной независимости Латвии местные антисоветчики смогли сосредоточить в своих руках полноту власти не сразу. Помешали им сделать это и расквартированный в Риге штаб Прибалтийского военного округа с приданными войсками, и поддержка советской власти трудовыми коллективами крупных городов, в первую очередь Риги. 

В начале 1991 года Москва сделала попытку как-то ввести в рамки закона потерявших чувство меры националистов. Последние в конце декабря 1990 года организовали взрывы у зданий ЦК Компартии, партийного издательства, домов, где проживали семьи советских военнослужащих. Параллельно шли «пятиминутки ненависти» по накачке людей антисоветскими настроениями с призывом «браться за оружие при сопротивлении советской оккупации», организовывать отряды «добровольных стражей порядка особого назначения» и т.п.

Спустя несколько дней ситуация в республике обострилась ещё больше. По призыву националистического Народного фронта в Риге начали строить баррикады. В СМИ появились сообщения о «500-тысячной демонстрации в поддержку демократии». О реальном же количестве тех, кто выступили под флагом антикоммунистов, можно судить хотя бы по количеству выданных до 1995 года латвийскими властями почетных знаков «защитников баррикад» – около 30 тысяч. 

Защитой законной власти и порядка серьёзно занималось лишь одно подразделение – Рижский ОМОН, созданный приказом главы МВД СССР в 1988 году и после антисоветского переворота в Верховном Совете отказавшийся подчиниться власти сепаратистов. 

   

Омоновцев и было всего-то 150 человек, но именно они за считанные дни января 1991 года взяли под контроль все ключевые объекты столицы Латвии (за исключением здания Верховного Совета), в том числе здание МВД республики. При штурме здания МВД в ночь с 19 на 20 января антисоветчики попытались устроить провокацию, но картинки с «жертвами из числа мирных протестующих» не получилось; после выстрелов в спину со стороны «неизвестных снайперов» погибли два телеоператора и два омоновца. Это, правда, не помешало латвийским властям спустя годы осудить за «расстрел у Бастионной горки» нескольких бойцов Рижского ОМОНа, которые не уехали за пределы Латвии. 

***

Опасная для всей страны ситуация была законсервирована, но ненадолго. Героям-омоновцам не хватило дня для полного восстановления Советской власти в Латвии: 21 августа горе-путчисты в Москве «слили» и себя, и их, и будущее Родины…

Однако в отличии от многих других представителей советских силовых структур защитники СССР в Латвии не собирались ни сдаваться, ни присягать новым властям. Преданные вышестоящим начальством, омоновцы вернулись на свою базу близ Риги и заняли круговую оборону.

Среди борцов за латвийскую независимость не нашлось никого, кто решился бы на штурм омоновской базы. Глава МВД Латвии не постыдился попросить направить для подавления омоновцев полк морской пехоты у командования вооруженных сил, но морпехи отказались, предупредив, что поддержат милиционеров, если у министра-националиста найдутся желающие штурмовать базу ОМОН.

Пришлось националистической Латвии упрашивать о помощи Москву, где к тому времени практически всем, в том числе и волей номинального президента СССР Горбачева, распоряжался Ельцин. И хотя поставленный Ельциным на союзное МВД прежний министр внутренних дел РСФСР Баранников следовал инструкциям своего начальства о «ликвидации очагов сторонников ГКЧП», но сдать на растерзание новым латвийским властям рижских милиционеров он не решился. 

Тем не менее, простить им их сопротивление не могли. После того, как 1 сентября 1991 года 124 бойца Рижского ОМОН с оружием и техникой, многие с семьями, были вывезены транспортными самолетами в Тюмень, в Москве было принято решение сдать их по-тихому. Той же осенью арестовывать героев прилетела группа захвата из Латвии.

Однако сотрудники российского МВД предупредили коллег о готовящемся предательстве, и большинство из тех, кому грозил арест, растворились на необъятных просторах начавшей распадаться Родины. Позже навыки бойцов-рижан пригодились в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии. Кому-то, включая командира Чеслава Млынника, пришлось повоевать даже в Югославии против хорватских и боснийских фашистов. 

Остался на легальном положении лишь замкомандира ОМОН капитан Сергей Парфенов, которого тут же выдали на суд и расправу в Латвию. Правда, после осуждения его к 4 годам тюрьмы выпросили его обратно в Москву «для отбывания наказания на родине», а после прибытия отпустили на свободу.

Немало омоновцев-рижан долго служили в Тюменском ОМОН.

Подвиг Рижского ОМОН, бойцы которого, несмотря на предательство в верхах, сохранили верность присяге Советской Родине, навсегда останется в сердцах патриотов России. 

5
1
Средняя оценка: 3.10526
Проголосовало: 57