Как самодержавие само себя узаконило

23 апреля (6 мая по новому стилю) 1906 года император Николай II подписал «Высочайше утвержденные государственные законы Российской империи». Любители превозносить Россию, «которую мы потеряли» иногда именуют это «первой русской Конституцией». Однако законы 1906 года если в чем-то и ограничивали неограниченную самодержавную власть царя, то разве только в том, в чем он сам был согласен себя ограничить.

Законы в Российской империи принимались и раньше монаршей волей. В 1831 году, когда известный государственный деятель и юрист М.М. Сперанский систематизировал существовавшие законодательные акты, получился Свод законов в 15 томах; в каждом томе было от 1500 до почти 3 тысяч статей. Например, 1-й том («Основные Законы и Учреждения Государственные») 15-томного свода 1831 года насчитывал 2750 статей. К 1906 году количество законов и статей увеличилось еще больше… 

На этом фоне 224 статьи нового документа, подписанного Николаем II 23 апреля/6 мая 1906 года, выглядят кратким конспектом. Найти в нём ограничения прежде ничем не ограниченной самодержавной власти сложно даже под микроскопом. Глава 1-я начиналась словами: «Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная власть. Повиноваться власти Его, не только за страх, но и за совесть, Сам Бог повелевает».

Идея самодержавия проходил лейтмотивом через весь текст государственных законов 1906 года, и ей даже формально посвящена подавляющая часть статей в новых установлениях. Так, второй раздел (со 125-й по 223-ю статьи) рассматривал только расписание императорских родственников разной степени дальности, их взаимоотношения, права и обязанности, вплоть до установления денежного размера их годового содержания. К примеру, императрица имела от казны на личные расходы 200 тысяч рублей в год, наследник престола – 100 тысяч, принадлежавшие к императорской фамилии князья и княгини – по 50 тысяч, не считая поступлений от их родовых поместий и прочих доходов. Сравним: накануне Первой мировой войны полное годовое денежное довольствие генерала от инфантерии (генерала армии) составляло чуть больше 8 тысяч, полковника – втрое ниже, младшие офицеры, от прапорщика до капитана имели от 900 до 1300 рублей в год.

Кроме объёмной объемной «императорско-семейной» части второго раздела, первые 60 статей, так или иначе, тоже были посвящены особе императора и его властным полномочиям.

И лишь остававшиеся шесть с лишним десятков статей касались прав и свобод граждан и порядка функционирования государственных учреждений. 36 статей, с 84-й по 119-ю, регламентировали законодательную деятельность и порядок работы Государственной Думы и Государственного Совета, 5 статей относились к деятельности правительства. 

Сегодня многие склонны видеть «конституционные ограничения» в том, что новые законы не могли отныне приниматься без одобрения Государственной Думой. Однако это касалось лишь основополагающих законов, в отношении остальных оставались лазейки. Так, законы могли приниматься императором вне думских сессий, длительность которых не регламентировалась, то есть после роспуска депутатов и до начала работы Думы нового созыва. Царь мог распускать и созывать Думу когда ему было угодно.

Для законотворческой деятельности Думы требовалось согласие Госсовета, в котором половина членов избиралась населением (напрямую далеко не всеми сословиями), а половина назначалась монархом. 
Наконец, царю принадлежало право окончательного вето на любой закон. Возможности преодоления этого вето у думцев не было в принципе. 

Министры и премьер-министр назначались и увольнялись исключительно императором. И даже принятое депутатами «недоверие» правительству носило вид резолюции совещательного характера.

***

Многие обращают внимание на то, что после 23 апреля/5 мая 1906 года самодержец утратил право единоличного распоряжения государственным бюджетом. Ну так единолично монархи не так уж часто распоряжались бюджетом и в более далекие времена. Даже самые деспотические «венценосцы» при сборе налогов обращались за поддержкой к представителям населения (к парламенту в Англии, Генеральным Штатам во Франции, Боярской думе в Московском царстве). 

Косметическое изменение незначительной части основополагающих законов Российской империи, произведенное Николаем II 115 лет назад, преследовало цель выпустить пар народного недовольства, вызванного поражениями страны в войне с японцами и кровавым подавлением последовавших за этим революционных выступлений. 

Правящая верхушка создала иллюзию народного представительства, разрешив созыв Думы с правом законодательной деятельности и опутав думцев угрозой их роспуска в случае «нелояльного» царю поведения. 

В 1906 году в России было создано то, что критики парламентаризма вообще называют «говорильней». Члены Государственной думы могли произносить бесконечно длинные речи почти по любому вопросу, но не могли принять ни одного решения, не соответствовавшего воле «хозяина Земли русской» (так Николай написал о своем роде занятий при переписи населения) и его окружения.

Паллиатив с «народным представительством» в Российской империи остался паллиативом. Нежелание Николая II и его окружения пойти на реформы, которые реально ограничили бы самодержавное управление, в конце концов и привело монархию к крушению в феврале 1917 года. 

5
1
Средняя оценка: 3.14894
Проголосовало: 47