Еремия Кварчия: гордый сын Абхазии

Еремия (Еремей) Базалович Кварчия стал участником двух войн. Сначала он сражался в заполярье с финскими солдатами, а затем оборонял Ленинград от немецко-фашистских захватчиков. Несколько раз он был серьезно ранен, но сумел выжить и вернуться домой настоящим героем.

Еремия Базалович Кварчия родился в абхазском городе Ткварчели (сейчас – Ткуарчал, республика Абхазия) в 1920 году. Семейство Кварчия являлось многодетным, Базала и Маруся воспитывали четверых сыновей и дочь. Несмотря на все тяготы, которые выпали на долю советских граждан в те годы, Еремия окончил школу и поступил в педагогический техникум. Он очень любил учиться, узнавать что-то новое и становиться лучше. И поэтому верил, что тягой к знаниям сумеет заразить и своих будущих учеников. 
Еремия Базалович окончил техникум в 1940 году. В то время между Советским Союзом и Финляндией уже вовсю шла так называемая «Зимняя война». И его призвали в армию. Мечту о преподавании в школе пришлось отложить на неопределенное время. Военная дорожка завела сына Абхазии за тридевять земель от родного дома, Еремии довелось сражаться в далеком Заполярье. В той войне Кварчия, являвшийся танкистом, сумел хорошо себя проявить, но остался без каких-либо наград. Они ждали его в ближайшем будущем… 
22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз. Атака произошла ранним утром, без объявления войны. Поскольку эта дата выпала на воскресенье, ничего не подозревавший народ готовился к запланированным на выходной день делам. И вдруг – война! Абхазцы, как и все остальные народы, населявшие Советский Союз, восприняли ту войну, как свою. И поэтому несколько тысяч молодых людей в двадцатых числах июня приходили в районные военкоматы и просили отправить их на фронт добровольцами. Известно, что в общей сложности более пятидесяти пяти тысяч абхазцев сражались с немецко-фашистскими захватчиками. Из них домой вернулось около семнадцати тысяч человек. Среди бойцов было и много тех, кто попал под каток репрессий. Абхазцы, которые на начало войны находились в тюрьмах и лагерях, тоже добровольно шли на фронт по одной причине – они хотели «искупить вину» перед советской властью. И их, чаще всего, отправляли в штрафные батальоны. А там, как известно, шансы на выживание были минимальны…
Еремия Кварчия готовился к отправке домой, когда узнал страшную новость о начале новой войны. Он служил во втором танковом полку первой танковой дивизии, базировавшемся в районе села Алакурти (Мурманская область) и являлся башенным стрелком. Естественно, ни о какой поездке домой не могли быть и речи. Первая танковая дивизия, которая имела за плечами боевой опыт, полученный в войне с финнами, ждала приказа о начале военных действий. 

Первое время дивизия, что называется, находилась вне игры. Но в конце июля второй полк, в котором и служил Кварчия, перешел в наступление по дороге Куочезеро – Ведлозеро в районе Палалахты при поддержке 24-го мотострелкового полка НКВД. Причем наступление шло не единым кулаком, часть сил командование направило в обход к населенным пунктам Савиново и Куккозеро. Но, несмотря на храбрость и героические усилия, рвануть с места в карьер у советских танкистов не получилось. Вскоре наступление затормозилось, враг оказался готов к такому развитию сюжета и основательно подготовился. Но в начале августа полк вновь пошел вперед, на сей раз при поддержке 272-й стрелковой дивизии. Сначала успех был на стороне советских танкистов. Им за короткий срок удалось продвинуться на несколько километров, но затем в бой вступили финские части. После длительных боев, основательно потрепанный второй полк вынужден был отступить к Петрозаводску и готовиться к его обороне. Во всех тех сражениях принял участие и Кварчия. Ему везло, везло сильно. Поскольку за то время головы сложили уже многие его боевые товарищи. 
Что касается первой танковой дивизии, то в конце сентября в блокадном Ленинграде, ее расформировали. И все бойцы перешли в 123-ю танковую бригаду.

*** 

В 1942 году Еремия вместе со своим полком сражался с немецко-фашистскими захватчиками под Ленинградом. В скольких боях он участвовал – установить точно уже не получится. Но несколько раз Еремия Базалович был ранен. В одном из сражений его танк был подбит и загорелся. На какое-то время Кварчия потерял сознание. А когда очнулся, то увидел языки пламени и густой черный дым. Времени на раздумья практически не было. Преодолевая жуткую боль во всем теле, хватаясь окровавленными руками за покореженный металл, он хотел было выбраться из подбитого танка. Но… но не смог бросить своих раненых сослуживцев. Одного за другим Кварчия вытаскивал их из горящей машины и старался подальше оттащить от нее. Когда последний сослуживец был спасен, Еремия Базалович рухнул на землю, потеряв сознание. Этот подвиг не затерялся в военной суматохе. О нем был написан очерк, который вышел в газете «Красная звезда» в том же 1942 году. К тому моменту Кварчия уже получил медаль «За боевые заслуги». 
Но то был не далеко не последний бой храброго Еремии Базаловича. Однажды он вновь оказался на волоске от гибели. В одном из сражений его танк атаковало сразу три вражеские машины. Казалось бы, исход дуэли предрешен, но не тут-то было. Советские танкисты приняли бой. Сначала Кварчия сумел взорвать один вражеский танк, затем остановить еще два. Но победа далась высокой ценой – командир и водитель получили серьезные ранения. Да и сама боевая машина получила основательные повреждения и не могла двигаться. Требовался срочный ремонт, но в одиночку Кварчия не мог его произвести. Противник, словно хищник, почуявший запах крови, попытался взять советских танкистов в плен. Но Еремия не собирался сдаваться. На протяжении двух суток он держал оборону. Кварчия отстреливался из танковых орудий, а когда закончились боеприпасы, вел прицельный огонь из своего оружия. И все-таки устоял. Через двое суток пришел на помощь отряд, который и добил разъяренных фашистов. Оказалось, что за все это время Еремия сумел ликвидировать около сотни вражеских солдат. 

В 1943 году война для Еремии Базаловича завершилась. Многочисленные ранения не позволили ему больше сражаться, и он вернулся в родную Абхазию. И все-таки осуществил свою давнюю мечту – стал школьным учителем. Кстати, все четыре брата Кварчия ушли на фронт, а вернуться посчастливилось троим: Джагону, Якобу и Еремии. А вот Макар Базалович, родившийся в 1923 году, погиб в сражениях под Керчью в 1944-м. Многие годы он числился, как «пропавший без вести». И мать, которая дожила до восьмидесяти лет, до самой смерти носила траур по своему сыну. А каждый год 9 мая она весь день проводила возле репродуктора, надеясь услышать хоть какую-то новость о пропавшем сыне. Но так и не услышала. И только на семидесятилетнюю годовщину Победы удалось установить дату его смерти и место захоронения. Выяснилось, что Макар, являвшийся командиром минометного взвода, получил тяжелые ранения четырнадцатого марта 1944 года, а спустя шесть дней умер. Сначала его похоронили в селе Ляховка, а позже перезахоронили в братской могиле в селе Осовины. Как и старший брат Еремия, Макар получил педагогическое образование и мечтал стать учителем. Но этому не суждено было исполниться. 
Кстати, потомки Еремии Базаловича стали видными политическими деятелями в Абхазии. И своего героического предка они не забыли. 

5
1
Средняя оценка: 3.17647
Проголосовало: 34