Дом отдыха кооператива ОГПУ. К 65-летнему юбилею сочинского санатория «Заполярье»

На витиеватой улице им. хирурга Н. Пирогова встретился с одним местным жителем. 
Разговорились, дескать, много ли в архитектуре осталось примет с прошлых времён в нынешнем постолимпийском Сочи? 
Мужчина сказал, что совсем мало. 
— Почему? — удивился я. — А как же Храм св. князя Владимира на Виноградной. Откуда идёт спуск к «Заполярью»? К тому же в самом санатории есть настоящий дореволюционный антиквариат — дом профессора Трапезникова. С коего началась история знаменитой советской здравницы. [Всего в Сочи около ста храмов разных конфессий. Включая утерянные, разрушенные.]

— Ну, «церквы», памятники-монументы само собой, — пояснил мужчина. — Я имею в виду инфраструктуру города: развязки, дороги, высотки, реконструкцию. Да и вообще — Сочи сейчас абсолютно другой. Красивый, европейский. А насчёт Заполярья — я сам же его и строил в 85-м. 
— Но ведь «Заполярье» открыт в 1956 году, — возразил я.
— Нет, конечно! — засмеялся мужик. — В 85-м и открыт. 
Я промолчал и… Пошёл в библиотеку самого санатория. Дабы разобраться — в каком же году на самом деле появился «Заполярье». Итак… 
История оказалась непростой. 

Одним из первых громких дел новой сочинской милиции, основанной в начале 1918 года, стало расследование убийства семьи Ивана Логгиновича Горемыкина. Важного государственного деятеля — председателя Совета министров Российской империи (1906, также с 1914 по 1916 гг.), министра внутренних дел с 1895 по 1899 гг., действительного тайного советника 1-го класса.
Власти кровь из носа требовалось опровергнуть упорно ходившие слухи, — мол, царского премьер-министра «убрали» по политическим мотивам.
Вообще гостеприимный Сочи после октябрьского переворота 1917 г. чувствовал себя неплохо — по крайней мере по сравнению с другими городами. Летом-осенью как обычно съехалось множество богатой публики из Питера и Москвы. Не раскаявшейся и не принявшей пока решения — остаться либо эмигрировать. К тому же нежданно прогремевшая революция, промчавшая по Империи «красным кочетом», вынудила дворянство-купечество задержаться с отъездом — в надежде переждать «временные» трудности. Наряду с великолепным бархатным сезоном, впрочем: куда торопиться? Пусть там в столицах решается «проклятый и больной вопрос», как говорил Блок. А мы — уж тут, на солнышке обождём-погреемся. 
Как и во все эпохи, на сладкие деньги «богатеньких буратин» пчёлами слетались жульё и мазуры всех мастей и приверженностей. 
После тщательно проведённого расследования под руководством вновь назначенного нач. милиции И. А. Пономарёва бандитов нашли. Причина установлена беспрекословно: «рядовое» убийство с целью ограбления. 
Так кончился земной путь последнего тайного советника Российской империи Ивана Горемыкина вместе с его семьёй — женой, дочерью с мужем, зятем. 

Всё это случилось на даче Горемыкина в Катково-Леонтьевском урочище, на Хлудовской стороне. В бывшем родовом «замке» купцов Трапезниковых. Ныне — дочернее предприятие горно-металлургической компании «Норникель» санаторий «Заполярье». Чей 65-летний юбилей мы сегодня празднуем. Заодно вспоминая богатую событиями историю, запечатлённую в «камне», — бережно сохранённых достопримечательностях. 
Ещё немного из прошлого…

Купцы Трапезниковы были видной, притом экономически мощной династией в Восточной Сибири. Внёсшей неоценимый вклад в экономико-социальное развитие не только Иркутска, но и всего сибирского края. Пользуясь неизменной популярностью на протяжении двух столетий. 
Семья славилась обширной благотворительной деятельностью. Щедрые меценаты владели богатейшими золотыми приисками. Являлись крупными собственниками недвижимости в Иркутске. Соучредителями «Прибрежно-Витимской Ко» (1866), «Западно-Сибирского товарищества», пароходства, множества торговых фирм. 
Основателем досточтимой династии считается Трофим Трапезников (1679—1745).
В тяжкие дни большого июньского пожара 1879 г., имея личные «огнетушительные» машины, братья бросились спасать от катастрофы дома горожан. Второпях оставив без присмотра усадьбы. В итоге, — потеряв свои пристанища: — отстояли целые улицы и кварталы Иркутска. Тот пожар, кстати, стал одной из причин дальнейшего разорения и банкротства фирмы. 
Далее наш рассказ об одном из братьев Трапезниковых — купце 1-й гильдии, почётном гражданине Иркутска, крупном золотопромышленнике, докторе медицины Фёдоре Константиновиче (1846—1907). Сыне городского главы, потомственного почётного гражданина Иркутска К. П. Трапезникова. 
В августе 1889 г., всего через год после окончания Медико-хирургической академии, на Микробиологических курсах в Институте Пастера (Париж) Фёдор знакомится с ярчайшими звёздами дерматологии — Фурнье и Рикора, Гебра, Капоши, Лассаром и Унной, мн. др.
Вольнослушателями на тех курсах были О. Мечникова (жена Ильи Мечникова), Н. Чистович, К. Вагнер, П. Циклинская. Сам будущий нобелиат И. И. Мечников.
В 1891 Фёдор защитил диссертационную работу «О судьбе спор микробов в живом организме». Исследование выполнено в лаборатории Ильи Мечникова в институте Пастера. Будучи приват-доцентом в клинике проф. В. Тарновского опубликовал ряд научных работ, посвящённых сифилису, мягкому шанкру, саркоме Капоши и др. вопросам дерматовенерологии.
В период 1902—04 гг. приобрёл на благословенном черноморском побережье участок — в процессе аукционной распродажи здешних земель. Стиль для новой южной резиденции выбрал абсолютно нетипичный для местной архитектуры — мавританский. 
У здания длинные узкие окна, резные перила балконов с восточными башенками по углам. Двухэтажная каменная постройка с верандами и балконом, крытая оцинкованным железом, состояла из девяти комнат. Главный фасад с парадными лестницами, террасами — обращены к морю. Весь участок составлял 4 968 саженей. 
Окружающий дачу парк в три гектара дополнял образ арабского шейха, — насчитывая в своём составе 54 вида растений: — таких как пихта колорадская, ель ситхинская, сосны красные «японские». 
После смерти профессора там обретались домашние усопшего: близкие родственники, дети, внуки. Часть имения сдавалась в наём.

В 1918-м фазенда, где незадолго до того была убита семья Горемыкиных, — с чего начат наш рассказ: — национализирована. 
В СССР происходят существенные изменения в функциональном предназначении, архитектурном облике комплекса.
В 1926—1927 гг. в бывшем пристанище Трапезниковых расположился дом отдыха МОПР (Международная организация помощи революции). 
В 1928-м организован Дом отдыха кооператива ОГПУ. «Шахский дворец» передан на баланс сего учреждения. Место оздоровления становится «элитным».
В 1934 году дом отдыха ОГПУ преобразован в санаторий НКВД № 6 (в настоящее время санаторий им. Дзержинского, рядом с «Заполярьем»).
С июля 1941 г. по август 1942-го в корпусах лечебницы НКВД № 6 (в том числе и на бывшей даче Трапезникова) развёрнут эвакогоспиталь № 2119/5412 общехирургического профиля. Позднее сюда же переведён госпиталь № 3209/5793, работающий с марта 1943 по январь 1946 гг. Специализировавшийся на лечении ранений конечностей и челюстной хирургии.
После окончания войны, в 1946 году, санаторий НКВД № 6 возобновляет свою деятельность в ведении МВД СССР. Здание замка Трапезникова — сохранено. Но — значительно реконструировано. Используясь в основном для обеспечения лечения «начальствующего состава и членов их семей». В числе отдыхающих не раз отмечен Лаврентий Берия. В кулуарах до сих пор бродят были-небылицы о его специфических «южных турах».
В 1956 г., — после реформирования НКВД, — на базе профессорской дачи открыт пансионат «Заполярье». С этой даты (19 июля) страна ведёт летоисчисление здравницы. 
Первые отдыхающие — недавние жертвы репрессий, также рабочие Норильска. Уже через два года пансионат становится «Санаторием Заполярье». 
На редких фото 1960 гг. из частных архивов можно видеть облик здания проф. Трапезникова в виде, близком первоначальному: архитектурно величавому, до заморской напыщенности, с персидско-африканскими причудами. [Сейчас там находится библиотека им. Ф. К. Трапезникова.]

В 1980—85 гг. осуществлено грандиозное строительство современного комплекса Заполярье. Состоялась кардинальная реставрация и расширение апартаментов проф. Трапезникова — с сохранением мавританского стиля в целом. Остались два исторических камина, которые помнят их дореволюционного хозяина. 
На одном из центральных корпусов установлена мемориальная мраморная плита со словами:

«Санаторный комплекс «Заполярье» сооружён в 1980—1985 г. В результате содружества строителей двух братских стран СФРЮ и СССР. Открыт 16 ноября 1985 г.».

Так что мужчина-строитель, упомянутый в начале заметки, оказался и прав, и неправ одномоментно. Что простительно. Нам же приходится заканчивать репортаж об одной их старейших русских, советско-российских здравниц. 
Сегодня это сверхсовременный гостиничный кластер (гендиректор С. Меренков) с множеством включённых услуг. Спорт, отдых: пляж I категории, лодочная станция, прокат (нач. станции А. Денисенко). Фитнес-залы (клуб Zfit); бассейны-аквапарки — под крышей и нет; уличные площадки — футбол-волейбол-теннис. Медицина: косметология, кинезио-бальнео-механотерапия; обширные лабораторные исследования; wellness-программы (в огромном клиническом комплексе Z-Estetic). Также паровые, термальные ванны, купели. Боулинг, рестораны, бильярд, аква-дендро-парки. Чудная библиотека им. Трапезникова, откуда мы и почерпнули исторические сведения, представленные на суд читателей. (Отдельная благодарность библиотекарю С. Калугиной, сопровождавшей корреспондента по разрозненным архивным данным.) 

В финале пара инста-фраз гостя санатория Марины К. из Москвы (@zapolarye): «Хочу отметить, что даже пандемия не омрачила нам эти прекрасные дни в «Заполярье». Отдыхать было комфортно, т.к. Санаторий следит за всеми необходимыми требованиями безопасности. Отдельно хотелось бы отметить прекрасный сервис и замечательных сотрудников, которые всегда готовы помочь. До приезда в «Заполярье» я не думала, что в России могут порадовать таким отношением к гостям. Ну и, конечно же, домашняя кухня! Вернулись мы в Москву, набрав каждый по 2.5 кило. Но мы не жалеем! Готовят невероятно вкусно!» — И таких отзывов — уйма, хочется добавить. 
С юбилеем всех причастных! Также нынешних и будущих гостей «Заполярья».

По материалам сочинского журналиста Е.Труфановой, также крымского историка И.Азарова.
 

5
1
Средняя оценка: 3.08333
Проголосовало: 12