Горькая правда. Преступления ОУН-УПА (продолжение)

Наша власть будет страшной!
Степан Бандера

Журнал «Камертон» продолжает публикацию перевода книги канадского публициста, политолога, доктора философских наук Виктора Полищука «Горькая правда. Преступления ОУН-УПА», впервые изданной в 1995 году в Торонто на украинском и польском языках небольшим тиражом на собственные средства автора. Порой к названию книги добавляют еще и «Исповедь украинца».

В этот раз речь пойдет о программных документах Организации украинских националистов, ее структуре с многочисленными цитатами из документов с подробными комментариями Виктора Полищука. Используя собственные документы ОУН, он наглядно показывает содержащуюся в них конкретную причину геноцида поляков и не только поляков и аргументировано доказывает, что украинский национализм – это разновидность фашизма. 

«Национализм Дм. Донцова, следовательно, и ОУН – это противопоставление христианским идеям, которые провозглашают добро, милосердие, человечность, любовь. Вместо этого национализм свою идеологию построил на ненависти, насилии, терроре, убийствах», – пишет Виктор Полищук.

Предыдущие части книги можно прочитать по ссылке.

Михаил Корниенко

 

ОУН В СВЕТЕ СОБСТВЕННЫХ ДОКУМЕНТОВ

Во время Первого Конгресса украинских националистов в Вене Евгений Коновалец, обращаясь с речью к его участникам, сказал: «… Должны… бороться и добиться Самостоятельного Соборного Украинского Национального Государства на всех просторах жизни украинского народа. Как учит нас опыт целых украинских поколений, мы можем этого достичь только революционными, никогда эволюционными путями Петро Мирчук: («Нарис історії ОУН», Мюнхен, 1968, стр. 92, – прим. авт.). В связи с этим вспомним только о том, что в 1991 году Украина стала независимым государством совсем не революционным, а мирным путем, хотя и не в границах, за которые боролась и в дальнейшем борется ОУН. «…Идеал независимого Соборного Украинского Государства» зовет Украинскую Нацию к продолжению борьбы вплоть до окончательной победы. Этот идеал был положен в основу украинского мировоззрения и его творческого способа – в основу украинского национализма» (Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», Мюнхен, 1968, стр. 92-93, – прим. авт.). Это был процитирован отрывок из текста воззвания Конгресса украинских националистов к украинцам. Еще раз обратим внимание на непрестанный акцент ОУН на «соборность» украинского государства, то есть на построении украинского государства на всех этнических (по утверждению ОУН) украинских землях. Понимание этого является ключом к развязке вопроса о причинах и методах геноцида УПА на Волыни и в Галиции в 1943 г. и в последующие годы.

В упомянутом воззвании Первого конгресса украинских националистов от февраля 1929 года, подписанного от имени Конгресса Николаем Сциборским и Владимиром Мартинцом, говорилось:

«ТОЛЬКО ПОЛНОЕ УСТРАНЕНИЕ ВСЕХ ЗАЙМАНЦЕВ (занявших свободные земли, пришлых, захватчиков, оккупантов – прим. пер.) С УКРАИНСКИХ ЗЕМЕЛЬ откроет возможности для широкого развития Украинской Нации в пределах собственного государства… В своем внешнем политическом действии Украинское Государство стремится к охвату границ, которые включают все украинские этнографические территории» (Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», Мюнхен, 1968, стр. 93, – прим. авт.).

Об этом же говорится в «Постановлениях Большого Съезда Организации Украинских Националистов», который состоялся с 28.01. по 3.02.1929 г., опубликованных в «Розбудові нації» («Развитие нации», – прим. пер.) №№ 3–4 за март-апрель и май 1929 г. Здесь, тем не менее, цитирую из упомянутого «Очерка истории ОУН» Петра Мирчука:

«2. ПОЛНОЕ УСТРАНЕНИЕ ВСЕХ ЗАЙМАНЦЕВ С УКРАИНСКИХ ЗЕМЕЛЬ, КОТОРОЕ НАСТУПИТ В ХОДЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ, и откроет возможности развития Украинской Нации в пределах собственного государства, обеспечит только система собственных милитарных вооруженных сил и целесообразная союзническая политика» (Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», Мюнхен, 1968, стр. 98, – прим. авт.).

Приведенные здесь две последние цитаты следует прочитать несколько раз, чтобы очень хорошо понять их содержание. В них, в этих цитатах из официальных документов ОУН 1929 года, находится ответ на вопрос, кто и почему начал геноцид в 1943 году на Волыни!? Авторы, которые прорабатывали проблемы геноцида поляков в Западной Украине в 1942 году, указывали на ряд причин этого геноцида, указывали на безответственную политику II Речи Посполитой (межвоенное время) в отношении к украинцам, указывали на политику гитлеровской Германии, которая проявлялась в основе: Divide et impera – разделяй и властвуй, даже говорили о цели: устранение с украинских земель поляков. Но до сих пор ни один автор не указал на причину, на документ, в котором было запланировано устранение поляков, между прочим, с Волыни и Галичины. Никто из авторов до сих пор не натолкнулся на документ, который еще в 1929 году предусмотрел устранение «займанцев» (неукраинских поселенцев) с украинских земель, и то полное устранение, которое наступит «в ходе национальной революции» путем создания «собственных милитарных вооруженных сил» (УПА), которые и осуществят «полное устранение всех займанцев».

Я не придумал, то есть не придумал путем умственной спекуляции, что, начиная с 1942 года, ОУН-УПА осуществляла политику «полного устранения» поляков с Волыни и Галичины. Я на это лишь натолкнулся в «Очерке истории ОУН», читая его внимательно, ища все время ответ на этот болезненный вопрос, потому что проблема геноцида УПА в 1946 году не давала мне спокойно жить.

Еще раз, следовательно, возвратимся к цитируемым здесь выдержкам из официальных документов ОУН, еще раз проанализируем их и перейдем к следующим вопросам, в которых затронем вопрос методов такого устранения поляков, а также затронем вопрос истязаний украинцев членами УПА, в частности, членами С.Б. ОУН (Служба безпеки ОУН – Служба безопасности ОУН, – прим. пер.).

То, что я натолкнулся на эти, уже опубликованные и доступные с 1929 года материалы, считаю своим «открытием». Повторяю: до сих пор никто не указал на эту конкретную, сформулированную в официальном документе, причину геноцида поляков. И не только поляков.

Чтобы не было никаких недоговоренностей, обращусь к языковедческим источникам, чтобы объяснить важнейшее в уже приведенных документах и впоследствии самое трагичное в своих последствиях слово: усунення (устранение, – прим. пер.). Толковый Словарь украинского языка в 11 томах говорит: усунення – действие со значением устранять… устранять… доводить что-либо до исчезновения, прекращать существование; ликвидировать… исключать, выбрасывать откуда-то; так или иначе избавляться от кого-либо (Словник української мови, цит. вид., т. X, стор. 503, – прим. авт.).
К теме «устранения» поляков (и не только их) с украинских земель вернемся еще в разделе о истязаниях, совершенных ОУН-УПА. Здесь лишь укажем, пока свежа память об «учении» Дм. Донцова, что реализовывали «устранение» поляков и других, убивали украинцев, сопротивлявшихся ОУН, те молодые оуновцы, которые вследствие учения Дм. Донцова были пропитаны фанатизмом, ненавистью, беспощадностью к «врагу», которые привили те качества несознательным крестьянам Волыни, а впоследствии и Галиции.

И еще: Почти все авторы, которые занимаются проблемой ОУН-УПА, указывают на ОУН, точнее на ОУН-б, то есть на бандеровцев, как на тех, кто был «суперреволюционерами», что именно они, те молодые и исполненные гневом – Степан Бандера, Ярослав Стецько, Николай Лебедь, Роман Шухевич – были организаторами и исполнителями истязаний. А между тем, как видно из сказанного, эту резню поляков, помощь в истреблении евреев хладнокровно запланировала «старая гвардия» ОУН – Евгений Коновалец и его товарищи. И это они, подняв доктрину Дм. Донцова до ранга официальной идеологии ОУН, воспитали тех «молодых и исполненных гнева» — С. Бандеру, Я. Стецько, М. Лебедя и других. Это «старая гвардия» УВО-ОУН была предтечей УПА, которая в своей деятельности не знала ни сожаления, ни какой-либо моральности, которая затоптала все Божьи заповеди, выполняя «заповеди» ОУН, формулированные в «Декалоге» украинского националиста.

Возвратимся, однако, к документам ОУН. В упомянутом воззвании Первого Конгресса ОУН говорится: «Отбрасывая ориентацию на исторических врагов Украинской нации, но, будучи в союзе с народами, которые враждебно относятся к оккупантам Украины, национальная диктатура, которая сформируется в ходе национальной революции, обеспечит в тяжелое время борьбы силу Украинского государства» (Петро Мірчук: "Нарис Історії ОУН", цит. вид., стр.93, – прим. авт.).

Не вдаваясь в подробности, укажем, что ОУН отбрасывала политику уэнэровцев, то есть тех, кто боролся за Украинскую Народную Республику, потом за Директорию, следовательно, за реализацию политики Симона Петлюры, как тех, кто рассчитывал на союз с Польшей. ОУН гетманцам ставила в упрек, что они рассчитывают на Москву. Вместо этого ОУН, как показала практика, поставила на Германию, а также на Японию как на врагов Польши и России.

Подчеркнем также в этом месте запланированную ОУН «национальную диктатуру» в «ходе национальной революции». Диктатура – это понятно, ОУН всегда, с момента своего рождения, стремилась к созданию украинского государства, в котором должен был бы быть введен тоталитарный режим. Тогда откуда формулировка «национальная диктатура»? Она появилась потому, что ОУН с самого начала узурпировала себе право говорить от всего украинского народа. Эта узурпация происходит от учения Дм. Донцова об «инициативном меньшинстве» и «неосознанных массах» (см. стр. 286 «Национализма» Дм. Донцова). Согласно с этим учением, «лучшие люди», то есть руководство и члены ОУН, являются выразителями нации, ее интересов, которых не понимают «неосознанные массы». Отсюда и узурпация права на «национальную диктатуру». Как ее реализовала ОУН-УПА, начиная с 1942 года – знаем на основании фактов, о которых будет еще идти речь.

В том же воззвании: «Организация Украинских Националистов противопоставляется всем партийным и классовым группировкам и стремится посредством овладения всей украинской жизнью на всех землях Украины к самому широкому развертыванию национальной силы…» (Петро Мірчук: «Нарис Історії ОУН», цит. вид., стр. 94, – прим. авт.).

Здесь уже говорится о тех украинских силах, которые не подчиняются ОУН. Это те украинцы, которых убивала ОУН-УПА за сопротивление политике вничтожения народа. Эти планы ОУН осуществила только частично. ОУН не развернула свою деятельность на так называемой Большой Украине, то есть к востоку от Збруча. Вместо этого ОУН сумела подчинить себе многочисленные массы украинцев на Западной Украине, а также почти всю украинскую диаспору, за исключением коммунистов. Имею в виду ту диаспору, которая является активной в украинском смысле на Западе, потому что ОУН не имеет влияния более чем на 90 % украинцев в диаспоре, которые только формально считаются украинцами, но не принимают участия в жизни украинской диаспоры. Сам Евгений Коновалец вскоре после венского конгресса ОУН направился за океан, в Америку, где, используя политическую эмиграцию после I мировой войны, организовал в США ОГОУ – Организацию Государственного Освобождения Украины, а в Канаде УНО – Украинское Национальное Объединение. Обе эти организации, которые действуют до сих пор, имеют свои организационные структуры в виде стрелецких (от стрельцы, – прим. пер.), молодежных, женских и тому подобное объединений. ОГОУ в США и УНО в Канаде внешне выступают как общественные организации, фактически же они, подчиненные ОУН (теперь ОУН-м) политические структуры. После войны ОУН-б создала аналогичную структуру – УОФ, то есть Украинский Освободительный Фронт.

Таким образом, ОУН овладела жизнью украинцев не только в Галиции, но и в диаспоре. На Волыни ОУН до 1939 г. не имела большого успеха, по-видимому, вследствие политики, которую вел воевода Г. Юзевский, а также огромного влияния КПЗУ – Коммунистической Партии Западной Украины среди крестьянских масс. ОУН пыталась стать над другими украинскими политическими партиями, над «неосознанными массами». Это – типично для тоталитарной организации правого направления.

А теперь, повторяю, Ярослав Стецько, Николай Лебедь, Николай Плавьюк и их современные идеологи – различного рода профессоры, доктора – верещат на Украине о демократии. Это – опасная игра. Опасная для существования независимой Украины. Опасная для ее соседей, в частности Польши. Нельзя этой опасностью пренебрегать. Ленин начал с союза из одиннадцати человек. Даже сегодня (книга издана в 1995 году, – прим. пер.) немногочисленная ОУН в Украине, используя неотрадную экономическую ситуацию, может подстрекнуть массы. Из Постановлений I БСУН 1929 г.: «На пути к собственной самореализации в форме наибольшей интенсивности исторического значения, нация численно увеличивает запас своих био-физических сил на расширенной одновременно территориальной базе» (Петро Мірчук: «Нарис Історії ОУН», цит. вид., стр. 94, – прим. авт.). Иными словами — украинский «лебенсраум» («жизненное пространство», – прим. пер.). За счет соседей. Реализуя политику экспансии («Национализм» Дм. Донцова, стр. 283) путем «безоглядности» (беспощадности — В.П.) против других (там же, стр. 232).

В пункте 16 «Постановлений» говорится, без какого-либо камуфляжа, что Организация Украинских Националистов построена на основах: всеукраинства, надпартийности и монократизма (Петро Мірчук: «Нарис Історії ОУН», цит. вид., стр. 95, – прим. авт.). В этом контексте нужно сделать ударение на том, что ОУН не была политической партией, поэтому она могла говорить о «надпартийности ОУН». Тогда чем же была ОУН, если не партией? Чтобы дать ответ на этот вопрос, нужно прибегнуть к аналогиям, к сравнению ОУН с другими тоталитарными организациями, в частности с НСРПГ (Национал-Социалистическая Рабочая Партия Германии) и КПСС. Обе названые здесь организации, хотя и называли себя партиями, в действительности ими не были. НСРПГ слилась с государственным аппаратом Германии, то же было и с КПСС. «Партия» по этимологии этого слова, означает «часть», между тем как НСРПГ, так и КПСС своей деятельностью охватывали «целость» (тотально) жизни стран, в которых властвовали. Они имели решающее влияние не только на политику – внешнюю и внутреннюю – стран, но и на науку, культуру, искусство и даже на спорт. Следовательно – ни НСРПГ, ни КПСС – не были политическими партиями. Это были организации в смычке с государственными структурами, над которыми и властвовали. Интересным в этом деле является рассуждение российских юристов, которые выступали в Конституционном суде Российской Федерации в деле по иску о признании КПСС конституционной организацией. На одном из заседаний 8 июля 1992 г., представитель Президента России, М. Шахрай, сказал: «Попытка беспристрастно взглянуть на КПСС, в частности, в свете доказательств, которые мы имеем, также в свете рассекреченных архивных материалов, не оставляет сомнения в том, что организация, которая называет себя КПСС, является разновидностью государственного механизма, государственной структуры, которая неограниченно осуществляет функции власти…» («Правда», Москва, 4,18,21.VII.1992, прим. авт.).

Для чего я об этом здесь говорю? Говорю для того, чтобы доказать сходство ОУН с НСРПГ и КПСС в смысле их непартийности. Разница между ОУН и теми двумя названными здесь в том, что ОУН в действительности не создала государства, не начала хозяйствовать в нем, хотя, вследствие Акта от 30 июня 1941 г., бандеровская фракция ОУН узурпировала себе право выполнять от имени несуществующего государства функции власти – реквизицию продовольствия, одежды и других запасов, мобилизацию населения в ряды УПА, суды над «изменниками», устранение поляков с украинских земель.

Далее там же: «Во время освободительной борьбы только национальная диктатура, созданная в ходе национальной революции, сможет обеспечить внутреннюю силу украинской нации…» (Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», цит. вид., стр. 95, – прим. авт.). Познали эту «национальную» диктатуру, кроме поляков, также украинцы, в частности на Волыни. Польские авторы много пишут о массовом участии украинцев в преступных действиях УПА. Это правда, что с УПА совместно действовали широкие массы украинского населения. Но до сих пор немногие указывали на то – почему эти массы выступали на стороне ОУН-УПА? Как, каким образом ОУН втянула спокойную Волынь в свой преступный промысел? Сколько по этой причине было террора, устрашения, сколько обмана-отуманивания? Ответы на эти вопросы ожидают проработки. Взяться за это должны украинские ученые – историки, психологи. Здесь могу лишь сказать на основании рассказов очевидцев – поляков, украинцев, чехов, что «национальная диктатура» УПА была страшной. Так и сказал Степан Бандера: «Наша власть будет страшная!». Страшная, как оказалось, не только для поляков, но и для многих украинцев.

Далее из «Постановлений» Первого Конгресса: «… Украинская внешняя политика будет осуществлять свои задания путем союзных связей с теми народами, которые враждебно относятся к займанцам (занявшим свободные земли, пришлым, захватчикам, оккупантам, – прим. пер.) Украины (Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», цит. вид., стр. 98, – прим. авт.). Этим союзником ОУН должна была стать Германия. Беда лишь в том, что гитлеровская Германия не видела потребности в союзе с ОУН. Она лишь использовала ОУН для своих нужд. К какому-либо союзу ОУН, даже с НСРПГ, никогда не дошло. Контакты с ОУН поддерживала только немецкая армия, точнее, армейская служба разведки — абвер и гестапо. Об этом – дальше.

«В своей внешнеполитической действительности Украинское Государство стремится к достижению наиболее отборочных границ, которые будут охватывать все украинские этнографические территории…» (Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», цит. вид., стр. 98, – прим. авт.). Это и есть официальная политика ОУН, от которой она никогда не отказалась. Что это означает для дела мира в Европе – можно себе представить. Но, как знаем из «учения» Дм. Донцова, ОУН не имеет целью поддержание мира между народами, наоборот – целью украинского национализма является непрестанная борьба, то есть непрестанные войны за расширение границ государства. Нужно, чтобы это приняли во внимание польские политические власти, которые на сегодняшний день вошли в приятельские отношения с ОУН, в частности с ОУН-б.

«В обстоятельствах вражеской оккупации подготовку украинских народных масс к вооруженной борьбе, а в частности, подготовку организаторов и вышколенных исполнителей, возьмет на себя отдельная военная ячейка (Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», цит. вид., стр. 98, – прим. авт.). В связи со сказанным мне хотелось бы обратиться: Народ моей спокойной до войны Волыни! Те, кто старше шестидесяти лет! Вспомните себе тех эмиссаров, которые сотнями шли из Галиции в 1942 году. Вспомните – как они и кого сначала завербовали в преступную деятельность. Как они организовали Кустовые Отделы Самообороны (КОС), как муштровали мужчин и парней, в том числе подростков. Как втягивали силой в свою деятельность девушек. Вспомните – что делали с теми, кто с ними не соглашался? Сколько уже тогда начали пытать поляков, сколько погибло украинцев от рук С.Б.?

Придет время, когда архивы откроются, еще живы свидетели тех событий – украинцы. Нужно спешить, нужно, пока есть время, расспросить свидетелей тех страшных дней и ночей. Но ныне ситуация этому не способствует. Люди молчат. Боятся они еще украинских националистов или уже снова боятся их? Потому что организуются различные мероприятия, чтобы отметить «героизм» ОУН-УПА. Где те смельчаки-ученые, которые бы взялись за проработку темы преступлений ОУН-УПА на Западной Украине? Нужно спешить, потому что вскоре не останется в живых свидетелей.

Именно такой, а не другой, была и поныне есть ОУН. Она не изменилась в сути, она лишь изменила свою тактику. Не лишившись балласта националистической идеологии, нелогично говорить о «демократической» ОУН. ОУН, с ее идеологией, с ее историческим прошлым – не может реформироваться. Так же, как не может реформироваться украинский национализм как идеология. Тоталитарные доктрины, идеологии, организации живут или умирают. Никогда не реформируются.

Поэтому преступлениее перед народом отождествлять национализм и патриотизм, потому что это диаметрально разные понятия. В то время, как патриотизм относится к понятиям, связанным с добром, любовью, благородством, то национализм – со злом, ненавистью, подлостью, преступностью. Говорю здесь об украинском интегральном донцовском, взятом на идеологическое вооружение ОУН, национализме, а не о каких-то «ленинских» национализмах порабощенных наций.

И еще: Национализм Дм. Донцова, следовательно, и ОУН – это противопоставление христианским идеям, которые провозглашают добро, милосердие, человечность, любовь. Вместо этого национализм свою идеологию построил на ненависти, насилии, терроре, убийствах. Пропагандисты ОУН пользовались, между прочим, поэтическим высказыванием: «Эпоха жестока, как волчица». И это – правда. В частности эпоха, которую устроила ОУН-УПА во время войны. Эпоха действительно была жестока, как волчица. Только не возникла она в результате каких-то стихийных бедствий, ее создали люди, которые действовали согласно с наставлениями Дм. Донцова и ОУН. В свое время жестокие, длящуюся свыше 500 лет эпоху, создала инквизиция. В ХХ-м веке жестокую эпоху создали тоталитаристы – большевики и нацисты. Создала ее и ОУН-УПА.

Я с полной определенностью могу сказать следующее: Если бы моего отца не замордовали жестокие, как голодные волки, большевики, то его замордовали бы националисты. Потому что жена моего отца была полячкой. Он не был националистом. Напротив, он с уважением относился как к своякам-полякам, так и к соседям-евреям. Он был гуманистом. И отец мой не убил бы по требованию ОУН-УПА свою жену, а мою мать. Он, известный в Дубенском уезде, украинский еятель, до 1935 года был войтом гмины (гмина – наименьшая административная единица в Польше, войт – ее глава, – прим. пер.) Дубно. Он не поддержал бы действий ОУН-УПА. Отца убили большевики, НКВД, в Дубенской тюрьме или в подземельях Бернардинского монастыря. Повторяю: Если бы его не убили большевики, его убили бы прихвостни УПА или С.Б. Действительно – эпоха была жестокой, как волчица. Честному человеку не было места на этой земле.

Я бы не писал этого труда, если бы меня, малолетнего, в 1940 году большевики не депортировали в Казахстан. В 1943 году мне исполнилось 18 лет. Националисты бы поставили меня перед выбором: УПА (и убить мать) или смерть.

А отец мой был большим украинским патриотом. Он организовывал торжественные празднования, связанные с возникновением Украинской Народной Республики, годовщинами смерти Симона Петлюры (то, что Петлюра не националист, а патриот, весьма спорно, – прим. пер.). Патриотизм – не национализм. И в этом духе он воспитал меня.

Украинский национализм – это разновидность фашизма. Он своеобразен, его нельзя сравнивать с другими национализмами, например, с хорватским, хотя сходство очень близкое. Украинский национализм настолько украинский в свете учения Дмитрия Донцова, что он является явлением самим в себе. Поэтому повторяю: в этом труде речь идет не о национализме вообще, а лишь об украинском национализме.

Украинский национализм это идеология и политическое, вождистского типа, движение, которое ставит себе целью любыми методами, в том числе и аморальными, преступными, в частности, индивидуальным и массовым террором, направленным против всех, кто противиться ему, в том числе и против украинцев – построить на всех украинских этнических территориях, а также на спорных территориях этнического пограничья, украинское государство, которое путем экспансии, направленной против соседних народов, должно расширять свою территорию до достижения статуса украинской империи, в которой будет властвовать нациократия, вождистский, то есть авторитарный уклад, в котором «вождь нации» будет объединять законодательную и судебную власть, и который в своей деятельности будет опираться на «лучших людей», то есть на националистическую касту, по-донцовскому на «инициативное меньшинство». В этом государстве национальные меньшинства не будут иметь гарантированных гражданских прав. Не исключено, что к некоторым из них была бы применена политика «окончательной развязки» (то есть уничтожения, – прим. пер).

Этот национализм в условиях получения Украиной независимости не изменился ни в сфере идеологии, ни относительно стратегии, то есть окончательной цели. В сегодняшних условиях изменились только методы пропаганды, сегодня национализм рядится в одежды демократии, а тело его продолжает оставаться националистическим.

Поскольку описываемый в этой книге национализм является исключительно украинским явлением, поэтому не затрагиваю национализм у других народов. Пусть поляки пишут о польском национализме, русские о русском и так далее. Укажу здесь, что русские под понятием «национализма вообще» понимают а) волю народа, бы) амбиции политических элит, не стремящихся ни к чему, кроме власти («Правда», Москва, 22.ІХ.1992, «Тень Вавилона», – прим. авт.). Однако ни одно из этих определений не касается украинского интегрального донцовского национализма, который был и является идеологией ОУН – всех трех ее фракций. Украинский национализм — не обычный национализм, это национализм со своей доктриной, философией.

Раздел 5 ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА ОУН

Описанная в предыдущем разделе ОУН просуществовала до 1940 года, когда дошло до раскола между сторонниками полк. Андрея Мельника и «молодыми и гневными» со Степаном Бандерой во главе. Еще перед расколом состоялся II БСУН, то есть Большой съезд украинских националистов, который прошел 27.08.1939 г. в Риме. На нем был одобрен «Устав ОУН». Чтобы дать представление об организационной структуре ОУН, приведу хотя бы некоторые постановления II БСУН, которые касаются этой темы. Буду цитировать выдержки из «Устава ОУН» авторства Петра Мирчука. На основании выдержек из «Устава ОУН» можно будет себе представить и убедиться, что ОУН была построена на сугубо тоталитарных основах, на «вождистском» принципе.

1. Во главе ОУН стоит Председатель Провода Украинских Националистов… 
4. Председатель ПУН как кормчий и репрезентант освободительного движения Украинской Нации является ее Вождем.
5. За свою деятельность и решения Председатель ПУН отвечает перед Богом, Нацией и собственной совестью (Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», цит. вид., стр. 557, – прим. авт.).

Вот и выходит, что все, кто жил в то время (а тогда и я жил), имели своего «вождя»! И то независимо от того, были мы националистами или нет. Председатель ПУН (Провода Украинских Националистов) был Вождем (с заглавной буквы) Нации (также с заглавной буквы). У немцев был Адольф Гитлер, у итальянцев – Бенито Муссолини, у испанцев – генерал Франко, а у всех народов в СССР – Иосиф Сталин – вождь «всех народов». У украинцев же с 1938 года был «вождь» Андрей Мельник, который за свою деятельность отвечал «перед Богом, Нацией и своей совестью». Иными словами – совсем не отвечал на этой земле. У Председателя ПУН, как и у каждого «вождя», была почти неограниченная власть:
«Председатель ПУН… назначает членов ПУН, Генерального Судью и Главного Контролирующего, ставя в известность об этом БСУН. 7. Председателю ПУН служит законодательная власть между сессиями БСУН» (Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», цит. вид., стр. 557, – прим. авт.).

В разделе «I»:
«2. Во главе краев стоят их Проводники (лидеры, руководители, – прим. пер.),
а) Проводников краев назначает и увольняет Председатель ПУН, перед которым они отвечают за свою деятельность,
б) Проводники краев управляют всей деятельностью ОУН в данном крае (Следующие пункты 3–8 имеют конспиративный характер)» Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», цит. вид., стр. 578, – прим. авт.).

Таким «краем» были западно-украинские земли, в номенклатуре ОУН – ЗУЗ. Проводником в ЗУЗ с 1932 г. был Степан Бандера.

Из раздела «I», часть IV:
«Членом ОУН может быть каждый украинец и украинка, который(ая) отвечает следующим требованиям:
а) ставит превыше всего добро Украинской Нации и признает националистическую идеологию…,
в) творчески работает и добросовестно выполняет порученные обязанности,
г) подчиняется власти ОУН».

Из части II, раздел Б:
I. Члены ОУН подразделяются на
а) действительных и
б) присяжных…
3. присяжными членами ОУН могут стать действительные члены, которые заслуживают этой чести…
г) Принадлежность к присяжным членам ОУН – до смерти (Петро Мірчук: "Нарис історії ОУН", цит. вид., стр. 579-580, – прим. авт).

Из приведенного выходит, что если кто-то стал «присяжным» членом ОУН, то таким вынужден был быть до смерти, не мог покинуть ОУН.

В разделе «В» говорится об объединениях националистической молодежи:
«1. В целях идейного националистически-государственного и общественно-организационного воспитания украинской молодежи существуют при ОУН отдельные объединения подростков и юношества обоих полов.
а) В группу подростков входят дети от 6 до 14 лет,
б) в группу юношества входят юноши от 14 до 18 лет (Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», цит. вид., стр. 580, – прим. авт.).

Ну, чем не «пионеры», чем не «комсомольцы», чем не «гитлерюгенд»? А я, горемычный, до 56-го года своей жизни, то есть до времени, как приехал в Канаду, никогда не слышал слова «дорист» (молодежь, члены детско-юношеских объединений ОУН, – прим. пер.), а услышав его в Канаде, не знал его значения. Это слово не зафиксировано в словарях украинского языка.

Поскольку я затронул принятый I БСУН устав ОУН, то вспомню еще о некоторых вопросах, связанных с БСУН. В воззвании Президиума II БСУН, направленного националистам и украинцам, читаем:

«В самом глубоком почете к священной воле Первого Вождя Националистической Украины (здесь и везде в цитатах правописание букв в оригинале – В. П.)… единодушно утверждает решение Евгения Коновальца назначить своим преемником полковника Андрея Мельника… Украина для украинцев! Не оставить ни кусочка Украинской земли в руках врагов и чужестранцев!… Только кровь и железо рассудят нас с врагами!» (Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», цит. вид., стр. 581, – прим. авт.)

Такой вот был организационный и идеологический образ Организации Украинских Националистов за пять дней до II мировой войны.
Об устройстве ОУН пишу на основании постановлений II БСУН от 27.08.1939 г. (Римского) потому, что и до сих пор не опубликовано целиком постановление I Конгресса (Венского БСУН) от января– февраля 1929 г., в частности, тайной остается I раздел постановления п. н. «Устройство Организации Украинских Националистов». В связи с этим Петр Мирчук пишет: «Принятый Конгрессом «Устав ОУН» опубликован с пропусками по конспиративным причинам 1-го раздела» (Петро Мірчук: «Нарис історії ОУН», цит. вид., стр. 100, – прим. авт.). И на сегодняшний день структура всех трех фракций ОУН – является секретной. Более широкие круги украинства не знают, кто является проводниками («вождями») каждой из ОУН, кто их заместители, какова структура каждой ОУН, где ее местонахождение и тому подобное. В каком отношении остается ОУН-б к Украинскому Освободительному Фронту, какое отношение ОУН-м к ИрНо — Идеологически Родственным Националистическим Организациям? Что фактически означает собой КУППО — Конференция украинских политических партий и организаций? Что собой представляет Конгресс Украинских Националистов с Ярославой (Славой) Стецько во главе? Кого на Украине представляет проф. Тарас Гунчак, ревностный популяризатор УПА? От чьего имени издается в Киеве «Сучасність» («Современность», – прим. пер.), от чьего «Українське слово» («Украинское слово», – прим. пер.), «Розбудова держави» («Развитие государства», – прим. пер.)?

Даже националисты на Западе не знают – их партии (потому что теперь это уже партии) в диаспоре, это легальные, зарегистрированные в администрации структуры или они нелегальные?

А известно здесь одно: организация без преступного прошлого не должна на Западе камуфлировать свою деятельность, не должна менять вывесок.

 

Перевод Михаила Корниенко.

5
1
Средняя оценка: 3.57692
Проголосовало: 26
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star