Советы постороннего. Часть V. Окаянные августовские дни

Коммунизм и глобализм. Советы постороннего. Часть V

Продолжение. Начало в N№ 138, 139, 140, 142

«Событие, которое вошло в историю как 
“августовский путч” <…>, до сих пор остаётся
 покрыто тайной. Причём открывать её не желают
ни противники “путча”, ни его участники». 

А.В. Островский. Глупость или измена? 
Расследование гибели СССР.

«Атмосфера предреволюционных эпох 
всегда поражает наблюдателя бессилием
 властей и вырождением правящих 
привилегированных классов». 

Питирим Сорокин. Социология революции.

30-летие ГКЧП 19-21 августа прошло незаметно. Те события далеко отодвинуты происходящим сейчас: горят леса в Якутии, распаляются страсти по вакцинации, возбуждает уход американцев из Афганистана. Однако я отвлекусь от злобы дня, начав путешествие в далёкую страну СССР. И начну путешествие с конца – с гибели СССР. 

***

«Дроздов смотрит на меня, на лице его нет привычной улыбки. Читаю: “…Предательство социализма… развал нашего государства… бездумные уступки Западу… предали союзников… не понятно, чем руководствуются в Кремле; люди ЦРУ в советских верхах… разлагается КГБ… куда смотрите вы?” И спокойное: “Невыносимо тяжело наблюдать всё, что происходит в нашем Отечестве…» (Л. Шебаршин. Из жизни начальника разведки. М., 1997).
Это конец 80-х – начало 90-х годов… Советская держава ещё не рухнула, но невыносимо тяжело... Мотив повторяется. «Мы спасали великую страну», – скажет генерал В. Варенников 15 лет спустя после августа 1991 года. Если спасали, почему не спасли? Поздно хватились? Сергей Кургинян заметит, что поздно было уже в 1988-м…
Вопрос «почему не спасли?» останется насущным, пока есть белые пятна истории, а противник, одержавший победу над СССР, не считает своё дело завершённым.

***

А. Проханов назвал ГКЧП «детищем Горбачёва, последней фазой спецоперации, именуемой перестройкой и обеспечивающей полное сокрушение и уничтожение всех символов, смыслов, всех кодов советской цивилизации». К августу 1991 года, говорит Проханов, «от СССР остались одни только висящие в воздухе контуры». 
По словам Ю. Прокофьева (Первый секретарь МГК КПСС, член Политбюро ЦК КПСС), то, что произошло в августовские дни, было «провокацией, направленной на срыв XXIX cъезда КПСС, на котором Горбачёв должен был потерять пост генсека… Создание ГКЧП было согласовано с Горбачёвым». 
Ю. Прокофьев в своих воспоминаниях подчёркивает, что решение о введении в стране чрезвычайного положения было принято по согласованию с Горбачёвым на совещании высшего руководства СССР 28 марта 1991 года. 
Если так, кто совершил переворот? Одна часть руководства КПСС против другой? Чем всё это было? 
Сергей Кара-Мурза в книге «Антисоветский проект» (2016) отмечает: «Принять язык противника (“демократия”, “гражданское общество”, “правовое государство” и проч.) – значит незаметно для себя стать его пленником». Перейдя на язык «неопределимых понятий», советский человек «утратил возможность общения и диалога со “своими” и даже с самим собой». В этом состоянии «люди не могут… даже ясно выразить, чего они хотят», ибо «подорвана способность общества вырабатывать коллективную память даже самых недавних событий». Рыба в стране гнила не только с головы.

***

…Самолёт с Б. Ельциным, прилетевший из Алма-Аты, приземлился вечером 18 августа в Москве. Ельцин добрался до Архангельского, откуда утром 19 августа прибыл в Белый дом. В Москве уже действовал режим чрезвычайного положения, введённый в соответствии со статьей 127 (3) Конституции СССР и статьей 2 Закона СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения». Посланный в Архангельское спецназ КГБ «Альфа» ждал приказа на арест Ельцина, но… приказ не поступил. 
История повторилась 20 августа. Главнокомандующий Сухопутными войсками генерал В. Варенников был вызван министром обороны из Киева в Москву. В. Варенников рассказывает: «Во второй половине этого дня я уже был на совещании в Генштабе, где генерал В.А. Ачалов [командующий Воздушно-десантными войсками] по заданию министра обороны разбирал вопрос: как подразделению «Альфа» войти в здание Белого дома, чтобы разоружить 500 гражданских лиц, которые вооружены российским руководством автоматами и пулеметами... «Альфа» заняла исходное положение и готова была выполнить задачу. Ждали сигнала. Но сигнала не было…» («Красная Звезда», 28 сентября 2006).

***

20 августа – ключевая дата в череде тех дней. На 20 августа было запланировано подписание нового Союзного договора («Договора о Союзе суверенных государств»). 12 июля 1991 года проект Договора был поддержан Верховным Советом СССР и вскоре опубликован в печати, но опубликованное не соответствовало тому, что одобрил Верховный Совет.
Председатель Верховного Совета А. Лукьянов подпишет 16 августа «Заявление», зачитанное 19 августа по Центральному телевидению. В заявлении сказано, что «важнейшие положения», сформулированные высшим органом власти страны, не нашли отражения в опубликованном варианте проекта, а именно: 1) требование «отразить в наименовании и основных принципах Договора результаты Всесоюзного референдума, в ходе которого абсолютное большинство граждан страны поддержало сохранение Союза Советских Социалистических Республик»; 2) требование «предусмотреть в проекте Союзного договора наличие в СССР единого экономического пространства, единой банковской системы и закрепления за Союзом собственности, необходимой для его нормального функционирования как федеративного государства…» 
…Через несколько дней, 29 августа, Председатель Верховного Совета СССР А.И. Лукьянов (не входивший в состав ГКЧП) будет арестован и отправлен в следственной изолятор «Матросской тишины». Ему предъявят обвинение в измене Родине, и в этом вполне отразится характер совершённого переворота… А сам Анатолий Иванович Лукьянов оставит посвящённую августовским дням книгу; она называется «Переворот мнимый и настоящий. Ответы на вопросы, пришедшие в Матросскую тишину» (1993). 

***

Членами Государственного комитета по чрезвычайному положению стали 8 человек: Председатель КГБ СССР В. Крючков, Министр обороны СССР Д. Язов, Министр внутренних дел СССР Б. Пуго, Заместитель Председателя Совета обороны О. Бакланов, Премьер-министр СССР В. Павлов, Вице-президент СССР Г. Янаев, Президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР, Вице-президент Научно-промышленного союза СССР А. Тизяков, Председатель Союза аграрников РСФСР, Председатель Крестьянского союза СССР В. Стародубцев. (Первые шестеро присутствовали на заседании у Горбачёва 28 марта 1991 г., где было принято решение о введении в стране чрезвычайного положения).
23 июля 1991 года «Советская Россия» напечатала «Слово к народу» за подписями Ю. Бондарева, В. Варенникова, Б. Громова, Л. Зыкиной, А. Проханова, В. Стародубцева, Ю. Блохина, Э. Володина, Г. Зюганова, В. Клыкова, В. Распутина, А. Тизякова.

Вслушаемся в «Слово»: «Случилось огромное небывалое горе. Родина, страна наша, государство великое… гибнут, ломаются, погружаются во тьму и небытие. И эта погибель происходит при нашем молчании, попустительстве и согласии… Почему лукавые и велеречивые властители, умные и хитрые отступники, жадные и богатые стяжатели… захватили власть, растаскивают богатства, отнимают у народа дома, заводы и земли, режут на части страну, ссорят нас и морочат, отлучают от прошлого, отстраняют от будущего… Поздно мы просыпаемся, поздно замечаем беду, когда дом наш уже горит с четырех углов…» 
«Слово» обжигало, но призыв («Все, кто ни есть, в городах и селениях, в степях и лесах, у кромки великих, омывающих страну океанов, – очнемся, встанем для единения и отпора губителям Родины!..») услышан не был.
В руках восьми членов ГКЧП, представлявших партийно-советскую, хозяйственную, научно-техническую верхушку управления, руководство Вооружёнными силами и Комитетом государственной безопасности, находилась вся полнота власти. А была ли у них внутренняя готовность остановить погружение страны «во тьму и небытие»?
…Сейчас никого из членов ГКЧП нет в живых. Последний из могикан, Олег Дмитриевич Бакланов, ушёл из жизни 28 июля 2021 года. Кое-что, однако, рассказывают опубликованные документы.

***

Указ вице-президента СССР Г. Янаева, подписанный 18 августа, гласил: «В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем своих обязанностей Президента СССР на основании статьи 127 (7) Конституции СССР вступил в исполнение обязанностей Президента СССР с 19 августа 1991 года».
В Заявлении советского руководства от того же числа говорилось: «1. В соответствии со статьей 127 (3) Конституции СССР и статьей 2 Закона СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения»… ввести чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев с 4 часов по московскому времени 19 августа 1991 года. 2. Установить, что на всей территории СССР безусловное верховенство имеют Конституция СССР и законы Союза СССР». 20 августа текст заявления был опубликован в газете «Правда».

Программным документом ГКЧП стало обнародованное тогда же Обращение к советскому народу Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР 18 августа 1991 г.: «Начатая по инициативе М.С. Горбачева политика реформ, задуманная как средство обеспечения динамичного развития страны и демократизации общественной жизни, в силу ряда причин зашла в тупик… Насаждается злобное глумление над всеми институтами государства. Страна по существу стала неуправляемой… Растоптаны результаты общенационального референдума о единстве Отечества… Потоки слов, горы заявлений и обещаний только подчеркивают скудость и убогость практических дел. Инфляция власти, страшнее чем всякая иная, разрушает наше государство, общество… Война законов и поощрение центробежных тенденций обернулись разрушением единого народнохозяйственного механизма, складывавшегося десятилетиями. Результатом стали резкое падение уровня жизни подавляющего большинства советских людей… Углубляющаяся дестабилизация политической и экономической обстановки в Советском Союзе подрывает наши позиции в мире… Выдвигаются требования о пересмотре границ. Раздаются даже голоса о расчленении Советского Союза… Бездействовать в этот критический для судеб Отечества час – значит взять на себя тяжелую ответственность за трагические, поистине непредсказуемые последствия…» 
Одновременно Постановлением №1 Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР предлагалось
«2. Незамедлительно расформировать структуры власти и управления, военизированные формирования, действующие вопреки Конституции СССР и законам СССР.
<…>
6. Гражданам, учреждениям и организациям незамедлительно сдать незаконно находящиеся у них все виды огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, военной техники и снаряжения. МВД, КГБ и Министерству обороны СССР обеспечить строгое выполнение данного требования. В случаях отказа – изымать их в принудительном порядке…»

И в том же Постановлении №1: «10. Считать несовместимой работу на постоянной основе в структурах власти и управления с занятием предпринимательской деятельностью. 11. Кабинету Министров СССР в недельный срок осуществить инвентаризацию всех наличных ресурсов продовольствия и промышленных товаров первой необходимости… Особое внимание уделить первоочередному снабжению дошкольных детских учреждений, детских домов, школ, средних специальных и высших учебных заведений, больниц, а также пенсионеров и инвалидов…. В недельный срок внести предложения об упорядочении, замораживании и снижении цен на отдельные виды промышленных и продовольственных товаров, в первую очередь для детей, услуги населению и общественное питание… 12. Учитывая критическое положение с уборкой урожая и угрозу голода, принять экстренные меры по организации заготовок, хранения и переработки сельхозпродукции… 13. Кабинету Министров СССР в недельный срок разработать постановление, предусматривающее обеспечение в 1991-1992 годах всех желающих городских жителей земельными участками для садово-огородных работ в размере до 0,15 га. 14. Кабинету Министров СССР в двухнедельный срок завершить планирование неотложных мероприятий по выводу из кризиса топливно-энергетического комплекса страны и подготовке к зиме. 15. В месячный срок подготовить и доложить народу реальные меры на 1992 год по коренному улучшению жилищного строительства и обеспечения населения жильем... 16. Обязать органы власти и управления в центре и на местах уделять первоочередное внимание социальным нуждам населения. Изыскать возможности существенного улучшения бесплатного медицинского обслуживания и народного образования».
Объективно это была последняя попытка не дать исчезнуть «висящим в воздухе контурам» – не дать сокрушить окончательно основы общественно-экономического строя, существовавшего в СССР. 
А в 9 часов утра того же 19 августа появилось обращение Б. Н. Ельцина, И. С. Силаева и Р. И. Хасбулатова к гражданам России, в котором выступление советского руководства характеризовалось как «правый реакционный антиконституционный переворот». Граждане призывались «к всеобщей бессрочной забастовке», чтобы «дать достойный ответ путчистам».

Продолжение следует

 

Художник: А. Пашкевич.

5
1
Средняя оценка: 3.88889
Проголосовало: 27
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star
  • Star