Адвокаты дьявола

Третий закон Ньютона незыблем: всякое действие вызывает равное по силе противодействие. Реакция на сборник «Проклятые критики» оказалась вполне предсказуемой.

Господа присяжные заседатели! Со всех концов нашей необъятной страны доносятся стоны, вопли, рыдания и прочие сдержанные всхлипы. Это взывают о помощи пролетарии умственного труда, униженные и оскорбленные проклятыми критиками.

Один из потерпевших, гражданин Замшев, редактор «Литературной газеты», долго и упоенно живописал причиненный ему моральный вред, граничащий с расстройством пяточного нерва. Не найдя сочувствия у 76 читателей своего телеграм-канала, гражданин Замшев решил прибегнуть к помощи двух адвокатов – завкафедрой МГУ Михаила Голубкова и магистрантки филологического факультета Марии Тухто. В 43-м номере «ЛГ» вышла их статья «Критика и как с ней бороться». Очень рекомендую: соавторы жгут. Глаголом.

Господа присяжные! Поначалу представители истца намерены были проявить похвальное миролюбие: «Никто не давал критику права на оценку». Однако тут же, вопреки Закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», присвоили прокурорские функции, усадили ответчиков на скамью подсудимых и предъявили им обвинения разной степени тяжести.

Гражданке Замлеловой в соответствии со статьей 306 УК РФ инкриминировали ложный донос: «Критиковать – значит нещадно ругать. Иногда, как в случае с С. Замлеловой, которая размышляет о Солженицыне, писать запоздалый на полвека политический донос в органы».

Донос, простите, на кого? – на мертвого диссидента? Кому? – покойному председателю КГБ Андропову? И по упраздненной ныне статье 70 УК РСФСР? Уважаемые представители истца! Я чту Уголовный кодекс, это моя слабость, – но в действующей редакции! Обращаюсь к вам как юридическое лицо к юридическим лицам: мы в зале суда или на спиритическом сеансе? Требую вызвать свидетеля Блаватскую!

Итак, лед тронулся, господа присяжные заседатели. Гражданина Чекунова в соответствии со статьей 14.4 КоАП РФ уличили в выпуске литературно-критического брака: «Не очень удобно напоминать выпускнику филологического факультета МГУ, что точки зрения автора и героя могут совпадать и расподобляться в рамках одного предложения. Такой прием называется несобственно-прямой речью. Именно такой прием, весьма нередкий в литературе, использует Яхина. Как не воскликнуть тут за Зулейхой, размышляя о филологической подготовке автора: “И Алла, срам какой!”»

Господа присяжные, вы не в церкви, но вас обманут. Точнее, уже обманули. Заклинаю: только не умирайте от инсульта. Представители истца на ваших глазах нарушили статью 292 УК РФ и совершили служебный подлог, выдавая кислое пижонство гражданки Яхиной за художественный прием. Пойдемте в закрома: там таких приемов больше, чем знойных мулаток в Рио-де-Жанейро. Неизвестная орнитологам синегрудая синица. Шестизарядный наган. Лезвие у игольчатого русского штыка. Капуста, порубленная топором в квашне. Снег, который разгребают локтями. Досрочная депортация крымских татар весной 1942 года. И, на страх акушерке Медузе-Горгонер, матка, чья – барабанная дррробь! – «большая темная дыра зияет в ярком свете костра, как распахнутый рот». Прошу представителей истца оставаться в зале: за вами приедет дивная решетчатая карета. Полицейская или психиатрическая, решит высокий суд.

Заседание продолжается! Гражданина Морозова в соответствии со статьями 151-152 ГК РФ обвинили в незаслуженном причинении морального вреда гражданину Водолазкину: «Претензии Морозова неуместны, как и его подход к категориям времени, пространства, вечности, превращающий анализ художественной прозы в препарирование философского трактата. Кроме того, критика в адрес писателя, филолога-медиевиста, который блестяще владеет приемом стилизации языка и мышления, чуждого современному человеку, требует как минимум знания древнерусской литературы, особенностей ее жанровой системы».

Господа присяжные заседатели! Видный медиевист вынудил своего героя в XV веке стыдиться внебрачной связи. И это, прошу учесть, при поголовной аморалке во время святочных и купальских забав. У видного стилиста соленые капли пота гулко падают на землю. Видный прозаик во всякой книге сдает ГВЭ по русскому языку за 9-й класс: пишет изложение с творческим заданием. В силу данных медицинских фактов требую дезавуировать обвинение как юридически несостоятельное.

На примере коллег я уже понял, что представители истца меня трагически не любят. И незачем хватать их за талию, незачем обращаться во Всемирную лигу сексуальных реформ: никогда я не добьюсь того, чего Снегирев добился от попуганок, а Сальников от Галины Юзефович. Мне в соответствии со статьей 20.3.1 КоАП РФ было предъявлено обвинение в унижении человеческого достоинства группы лиц: «Кузьменков обрисовывает участь всех объектов своего литературно-критического внимания: “Капут сейчас организуем. Долго ли умеючи”»

Но вот вам, господа присяжные, сермяжная правда, она же посконная, домотканая и кондовая: капут себе организовали сами прозаики, а я лишь доверительно разъяснил это читателю. Действующее законодательство не относит виктимное поведение потерпевших к смягчающим обстоятельствам. Однако прошу занести означенный факт в протокол.

И, наконец, групповое, все в заливистых валдайских бубенцах, обвинение в несоответствии занимаемой должности, согласно статье 81 ТК РФ: «Критик – это квалифицированный читатель, его взаимодействие с произведением имеет один интерес: интерпретация художественного текста, угадывание смыслов, которые отнюдь не лежат на поверхности. Но о приращении смысла, о вдумчивом углублении в текст, о соразмышлении критика и писателя речь не идет». Ага. Пилите, Шура, пилите: они золотые.

Господа присяжные! Настаиваю на безотлагательном судебном эксперименте. Готов вдумчиво, как и желают представители истца, углубиться в бездны русской народной сказки «Курочка Ряба». Прошу тишины в зале! 

Золотое яичко – древний символ начала начал: ab ovo. Однако первоначало по сути своей не имманентно, оно трансцендентно, то есть находится за границами сознания и познания. Попытки познать трансценденцию, каковую олицетворяет яйцо, неизбежно приводят к антиномии, разрушающей Ding an sich: мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось. В финале курочка обещает снести еще одно яичко, на сей раз не золотое, а простое. Это упрощенный вариант золотого яйца, доступный познанию, – Ding für uns. Так безвестный русский сказитель предвосхитил агностицизм Канта: реальность, как мы ее воспринимаем, не тождественна реальности во всей ее полноте…

Уважаемые представители истца! Самим-то не смешно?

Еще смешнее искать жемчужное зерно смысла в навозной куче современной паралитературы. Скажем, у той же Яхиной, для которой выстроить простейшую фразу – и то неподъемный труд: если не «зеленые сугробы зелени», так «ложбины бугров». На какие смыслы способны люди, не особо предрасположенные к умственной деятельности?

Господа присяжные заседатели! Картина битвы вам ясна. Серенаду прошу считать оконченной. Надеюсь на взвешенный и справедливый вердикт полпредов Фемиды и Немезиды.

5
1
Средняя оценка: 3.14286
Проголосовало: 28