Толковый словарь Владимира Даля

Когда-то давно, еще в советские времена, в одной советской школе произошел такой случай. На перемене, как обычно, в учительской собрались учителя. И непонятно по какой причине, учительнице русского и литературы, китаянке по национальности, стали говорить, что она не знает русского языка, намекая, что она не русская.

Прозвучало это очень обидно. И тогда, защищаясь, китаянка спросила учительницу по химии, которая была еврейкой:

– Как вы думаете, кто хорошо знает русский язык?

– Только не русский, – ответила «химичка».

Конечно, пожилая преподавательница по химии не собиралась разводить ни склоки, ни войну в коллективе. Глупо, да и зачем? Просто в силу природной порядочности, она решила поддержать морально учительницу, такую же не русскую, как и она.

Этот давний случай невольно всплывает в памяти в разговоре о Толковом словаре Даля. Но совсем не потому, что его составитель тоже был «не очень русский». Просто в данном случае важнее другое: «Понимаем ли мы, в принципе, что такое язык, русский язык в частности?» Понимаем ли мы (извините за вопрос): «Кто такие русские?», говоря о народе, состоящем из разных народностей. Все эти вопросы напрашиваются сами собой.

К некоторым понятиям мы вернемся немного позже, а сначала хочется задуматься вот над чем,

– Агу, агу, – лепечет младенец в колыбельке.

Мама млеет от блаженства, бабушка в восторге. А когда, подрастя, малютка произносит первое: «Мама», – счастью взрослых и вовсе нет предела. Тем не менее, вопрос: «Откуда, крошка знает, что мама – это мама?»

Папа, ладно. На папу позже будут показывать то ли с легкой усмешкой, то ли серьезно пальцем и говорить: «Папа». Малышка запомнит и поймет, как зовется этот странный «субъект». А мама? На нее никто не показывал пальцем, когда прозвучало это драгоценное слово впервые. Ребенок сам понимает, что это самый дорогой для него человек.

Также непонятно, почему ребенок начинает затем говорить на том или ином языке? Считается, что эмбрион, будучи в утробе матери, слышит речь. Однако как затем происходит осознание слов языка родителей? Не «сакральная» ли это тайна? Тайна Мироздания?

Теперь, возвращаясь к первоначальному разговору о словаре, необходимо отметить две вещи. Во-первых, это толковый словарь. А следовательно, в нем первоначально идет речь о толковании слов, а не их правописании. Во-вторых, это словарь живого великорусского языка, что не менее важно. То есть «по определению» это не грамматический и не синтаксический словарь.

О том, что одни и те же слова могут иметь разное толкование, знает каждый. Скажем, фраза: «Ну ты и кабан» – в разные минуты жизни имеет совершенно разное значение. А любимое нами слово «трахать» в словаре Даля обретает непривычное нам значение:
«тра́хать, бить, колотить, стучать».

Или, например, Владимир Даль утверждал, что писать «русский» с двумя «с» – неправильно, и писал с одной (руский язык, руский человек, руская земля...), поскольку в летописях употреблялась одна «с» – руский, руський.

Еще один очень любопытный пример из словаря Даля:

«…руса́к:

РУСАК м. вообще русский человек, русачка, русская; || кто особенно русит, хочет быть русаком, русапет шуточн. Русеть делаться, становиться русским. Мордва вся русеет. || Становиться русым. || Русак, русский заяц, серяк, который больше и покрепче европейского, а у нас назван так для отличия от беляка; первый остается серым круглый год, второй зимою весь бел, только хребтик цветка черен. Русак лежит в степи и на пашне, беляк в лесу и в опушке. Русак, симб. камень идущий на жернова (Наумов). Русак под камнем, беляк под кустом. Русак поле любит. Русак степняк. || Русак, черноморск. самая крупная, простая сельдь. || Сукно русак, из русской шерсти, серое, крестьянское, узкое, в 5 вершков. Русачина передо мной как яра свеча загорелся! Русаковы пазанки шире, а беляковы мохнатее. Русачья шкурка. Русачиные места. || Русачина вкуснее белячины, мясо. Русачиной торгуют, шкурками. Русачник собачник, страстный охотник до русачьей травли. Русский мороз, сильный. – ветер, низовск. северный; арх. южный. – сарафан, для отличия от московского, круглого, клинчатого, закрытого (высокого) и пр. обложенный спереди в два ряда гарусной тесьмой, с пуговками посредине. Здесь русским духом пахнет, сказ. людским, человечьим. Не стерпело русское сердце, из себя вышел; в драку пошел. Русский ум – задний ум, запоздалый. Русский Бог, авось небось да как нибудь. Русский час, невесть сколько. Русское: сухо, бреди (подымайся) по самое ухо! Русское спасибо. Русская рубаха, мужская, косоворотка; женская, без ворота; противопол. польская, с воротом. С ним по-русски не сговоришь, глуп или упрям. Русским счетом, толком, понятным счетом. (Встарь писали Правда Руская; только Польша прозвала нас Россией, россиянами, российскими, по правописанию латинскому, а мы переняли это, перенесли в кирилицу свою и пишем русский). Русь ж. в знач. мир, белсвет. Совсем на руси, твер. навиду, на открытом месте, на юру. Все вывела на русь, распахнула душу, все высказала…»

Другой пример:

«…славя́нство -

СЛАВЯНСТВО, славянщина славенщина, словенщина, славянский мир, быт, народ, язык, обычаи. Изучать славянщину, наречия славянские, старину, памятники, предания, бытописания. Часть задунайской славянщины отуречилась, а полабская онемечилась. Во времена Шишкова у нас господствовала славянщина, переделка русского языка на церковный…»

Если же задать в словаре поиск по слову «РУСЬ», то будет ссылка на слово «РУСАК», что означает сложное формирование Государства Российского.

Насколько любопытен словарь Даля, который он писал полвека, показывают необычные слова оттуда. Для примера:

Анчутки – чертенята, бесы
Бякать – ронять со стуком, с грохотом
Вавакать – молвить глупое слово, болтать невпопад, некстати
Взбутусить – встревожить, поднять, подняться
Выдень – будень, рабочий день, рабочее время или срок в сутках, рабочие часы дня
Вуй – дядя по матери
Дерибать – драть ногтями, сильно чесать, царапать
Дрочёный – балованный, баловень
Елбан – высокий, округлый мыс, холм
Ендовочник – охочий до пива, браги, попоек
Жандобиться -заботиться, стараться
Желдак – солдат, воин, ратник, служилый
Женонеистовый – похотливый, блудный, сластолюбивый
Забабенник – волокита, бабий хвост
Заблюдник – полка для посуды
Запуклить – закудрявить, завиться, завить себе волосы
Козлодер – плохой певчий, с противным, высоким, сиплым и дрожащим голосом
Копырзиться – упрямиться, упираться, ломаться
Мимозыря – разиня, зевака
Мужатица (мужатка) – женщина замужняя 

Так почему же о словаре Даля и сегодня не утихают споры? При этом мнения высказываются разные. Пожалуй, самую лучшую оценку как словарю, так и его составителю дало Федеральное Агентство Новостей (ФАН) на сайте «riafan.ru». Эта любопытная статья была опубликована там в свое время.

«…Лингвисты утверждают, что словари устаревают в день выхода, а вот “Толковый словарь живого великорусского языка” читается и используется до сих пор. 22 ноября Россия отмечает День русской словесности, или День словаря. Скоро решением президента он станет официальным праздником и объединится с празднованием дня рождения автора главной книги русского языка – Владимира Даля. 

Федеральное агентство новостей рассказывает, почему Даль достоин быть настоящим героем русской культуры, центральным персонажем будущих комиксов и приключенческого фильма и дать свое имя премии в области словесности.

Когда в следующий раз вздумаете спорить о том, кто такой русский и кто имеет право им называться, вспомните о Владимире Ивановиче Дале – он вам уже все давно объяснил. Этнический датчанин по отцу и немец по матери, он вырастил в себе одно из самых искренних русских сердец в нашей истории.

“Ни прозвание, ни вероисповедание, ни сама кровь предков не делают человека принадлежностью той или другой народности, – объяснил нам раз и навсегда Владимир Даль. – Дух, душа человека – вот где надо искать принадлежности его к тому или другому народу. Чем же можно определить принадлежность духа? Конечно, проявлением духа – мыслью. Кто на каком языке думает, тот к тому народу и принадлежит. Я думаю по-русски”.

России очень повезло с Далем. Он оказался чутким и внимательным наблюдателем русского народа, слушателем мыслей русского духа. Он оказался влюблен в русскую речь. Его первый словарь состоял из 34 слов кадетского жаргона: гардемарином Даль был никудышным из-за морской болезни, зато внимательно записывал за матросами словечки и выражения. За всем народом записывал. За ямщиком, который вез его через пургу; за раненными на поле боя, когда заканчивал хирургические операции и доставал тетрадь; за торгашами на ярмарке и мужиками в полях.

На этом же простом, емком, народном языке Владимир Даль обратился к людям в своих “Русских сказках”, за что немедленно попал в немилость: власти на высмеивание в этих фантазиях обиделись. Занятно, что за тот же самый литературный труд Дерптский университет предложил Далю место на кафедре русского языка и словесности, а “Русские сказки” признал готовым материалом для диссертации на соискание ученой степени доктора филологии. Годы спустя, уже в статусе чиновника, гениальный лексикограф заставил всю особую канцелярию работать на свой будущий филологический труд (и что особенно приятно понимать – на всю Россию). Одновременно с будущими словарными статьями, подборками слов из разных диалектов народов российских губерний копились тетради с пословицами и поговорками. Они даже вышли отдельной книгой и ожидаемо не угодили властям: сборник признали небезопасным, «посягающим на развращение нравов». Но ведь это речь народа, населяющего страну? “Народ глуп и болтает вздор”, – отвечали наверху. Далю даже пришлось написать на сборнике “пословица несудима”, чтобы защитить богатый, саркастичный и меткий русский фольклор от обидчивых правителей. 

Десятки лет Владимир Даль возил за собой обозы с тетрадями, книгами и записями, страстно записывал новые слова, заботливо собирал их по всей России. Больше 50 лет у него ушло на главный труд жизни – “Толковый словарь живого великорусского языка”: из четырех томов, с 200 000 слов и 30 000 пословиц и поговорок. “Живое слово дороже мертвой буквы”, – считал писатель и вдохновенно искал самые “живые” слова современного ему русского языка в книжно-письменной речи, церковно-славянской, профессиональной, в диалектах и просторечиях. Бережно собирал их и призывал беречь. Все время напоминал, что язык народа – “главнейший и неисчерпаемый родник наш”.

“Он был убежден, что богатый и сильный по природе русский язык портит внесение иностранных слов. Очень многие наши современные словечки могут быть определены словом из словаря Даля. “Няша” – так сибиряки называли ил, грязь с тиною, вязкую жидкую топь. “Конь засел в няше”, – приводил пример Даль. Вот и мне не нравится купание прекрасного коня русской речи в липкой няше стартапов, кейсов и брифов. По-моему, пришла пора решительного клининга”, – шутит Сергей Шаргунов.

“Помимо других разносторонних талантов Даля отличала какая-то подростковая – и у седобородого тоже – страстная влюбленность в народ, – говорит мне писатель, депутат, член Совета при президенте по русскому языку Сергей Шаргунов. – А известен он был многим: и своими исследованиями ученого, и своими военными подвигами, и тем, что был военным врачом. Даль как-то признался, что речь простолюдинов с юных лет пленяла его, цитирую, “краткостью, стройностью, ясностью, определенностью”. И в ней гораздо больше жизни, чем в языке книжном или языке, на котором говорят образованные люди”.

 А вот мнение Константина Деревянко – одного из авторов и инициаторов “Дня словаря” – проекта некоммерческого партнерства по содействию в поддержке и сохранении русского языка “Родное слово” и Общероссийской лексикографической программы “Словари XXI века”. 

“Я чувствую в нем родственную душу, – признается Константин Деревянко. – Он не стоял на месте, все время развивался и благодаря этой особенности личности чувствовал тонкости, настроения всех окружающих его людей. Он стремился к поиску гармонии и нашел ее в словах. Он смог охватить своим знанием, своей энергией в одиночку такое многомерное пространство – пространство языка народа. Это небывалое качество для человека. Мы знаем, как сложен труд лексикографа: сегодняшние словари создаются десятилетиями”...»

Конечно, с приведенными выше мнениями можно соглашаться или не соглашаться. Можно лингвистам, филологам и дальше продолжать спорить о том, каким словарем русского языка лучше пользоваться. Но не поспоришь с одним. В разговоре о русском языке надо придерживаться того подхода, которым руководствовался Владимир Иванович Даль. А для сегодняшней России это особенно важно.

5
1
Средняя оценка: 2.86885
Проголосовало: 61