Притчи

Ворона и павлины

Как-то ворона в поисках пищи залетела в незнакомый сад. И обомлела: по дорожкам прохаживались грациозные павлины. То ли от вида неописуемо красивых птиц, чьи оперения, соперничая с солнечными лучами, испускали фантастическое сияние, взбудоражившие её чувства до самых глубин, то ли от дивного аромата цветов и трав, ворона потеряла самообладание. 
И в её вроде бы неглупой голове вдруг возникла шальная мысль. А что, если, ступив из тёмной ночи небытия в светлое утро жизни, она второпях по ошибке надела чёрный халат вороны, а не золототканые волшебные одежды?!
Обличье менять, конечно, уже невозможно, а вот царственную осанку, походку перенять можно, вдруг подумала она.
И эта идея так пришлась ей по душе, что она немедленно приступила к осуществлению своего намерения. Приземлившись рядом с павлинами, она обратилась к ним со следующими словами:
– О, родившиеся под счастливой звездой, восхитительные созданья Вселенной, вы очаровали меня своей сказочной красотой и гордой статью, что я вмиг потеряла покой. Не окажете ли вы мне такую любезность – дать несколько уроков по царственной походке? Хочу хоть чуточку походить на вас, о прекрасные павы.
Прекрасные птицы не удостоили ворону даже вниманием. Лишь один снизошёл до неё, сказав:
– Глупая птица! Улетай скорее, пока хозяин не увидел тебя. Он на дух не переносит ворон. Разве что может использовать тебя вместо пугала. 
В это время показался хозяин. Он нёс большую золотую клетку. Подойдя к смирно стоящим павлинам, схватил одного за длинный хвост и посадил в клетку. И удалился.
– Куда это он унёс вашего товарища? – поинтересовалась ворона.
– Наверное, хочет кому-то преподнести в качестве дорогого подарка, – грустно ответил один из павлинов, понурив свою маленькую коронованную голову.
– И что теперь этот несчастный будет жить в золотом плену до скончания своих дней?! – любопытствовала неугомонная ворона.
Ответом ей было молчание.
Ворона, поблагодарив Всевышнего за своё воронье происхождение, покинула этот диковинный райский уголок, возникший внезапно на её пути. И, вдыхая всей грудью благодатный воздух свободы, радостно полетела к своим сородичам.

 

Удод и воробей

Жил-был маленький воробей. Он был такой стеснительный, что зачастую оставался голодным. Мама учила его, будь посмелее, иначе тебе туго придётся в жизни. Но ему претили невоспитанность и нахальство других, локтями пробивающихся к кормушке. 
Однажды он отстал от своей воробьиной стаи и очутился один-одинёшенек в чистом поле. 
Неизвестность пугала его. Тревожно озираясь кругом, увидел шагающую по тропке невзрачную птаху с хохолком. От робости только и смог тихонечко свистнуть: 
– Фьюить! 
И, удивляясь своей неожиданной решительности, спросил: 
– Позвольте узнать, вы кто? 
– А, это ты, воробей! – радостно воскликнул незнакомец. Давай, знакомиться, я – удод. Живу здесь. А ты что делаешь в наших степных краях?
– Я заблудился.
– Замечательно, иногда это бывает полезным. Не бойся. Сейчас за тобой прилетят. Стаи никогда не бросают своих. Даже, если улетел далеко-далеко, найдут.
– А вы почему один? – бестактно поинтересовался воробей.
– О, это долгая история.
– Как интересно. Я очень люблю долгие истории.
– Ну что ж, попробую удовлетворить твоё любопытство. 
– Простите меня, что сам того не желая, прервал ваше уединение, да ещё напрашиваюсь на ваше откровение, – простодушно сказал воробей.
– Очень ценно простодушие, оно сегодня так редко встречается, – улыбнулся удод. 
– Так вот, слушай. Как-то царь Соломон, Властелин мира, собрал всех птиц в своём дворце и объявил турнир. Самым сладкоголосым был объявлен соловей. Корону мудрости одели на меня. Это не понравилось другим птицам. Они пришли к Соломону и подняли крик. Жалобно стонали, просили пощадить, освободить общество от мерзостного враля. 
«Не место лицемерному и самовлюблённому эгоисту быть рядом с вами, Высочайший повелитель. Его верность Вам, Досточтимый Государь, расчетливый и хитрый ход! Когда образованные существа молчат, неучи начинают громко кричать. Хоть с виду и неказист, этот любитель лесов и полей, но очень страшен» – так заявляли они. 
Как говорится, клевещите, клевещите, что-нибудь да получится. 
Слышащие – услыхали. И поверили.
– Вы не сказали в своё оправдание ни единого слова?
– А зачем?
– И признали себя побеждённым, уйдя в изгнание?
– Ты ещё очень мал, чтобы понять меня. Покинув толпу любителей суеты, почестей и богатства, я избегнул навсегда мирских волнений и ненужных связей. Посвятил свою жизнь служению Богу и познанию Тайны. 
-Тайны?!
– Да. Тайна сопровождает нас от самого нашего рождения до конца наших дней. Нам кажется, что мы всё знаем. На самом деле это не так.
Вскоре воробей увидел подлетающую стаю. Он высоко взлетел, сделал прощальный круг над полем и улетел. Он думал о том, что не случайной была его встреча с удодом. 

 

Верблюд и муравей

Однажды случилось так, что в ухо верблюду заполз муравей. И решил подшутить над ним.
– Верблюд, говорят, что ты корабль пустыни, и видишь не только, что у тебя под носом, но и далеко-далеко. Это правда?
– Да, – ответил гордо верблюд. 
– А ты видишь меня?
– Нет, – удивился верблюд. 
– Но ты слышишь меня?
– Да, – ещё больше удивился верблюд. – Ты кто?
– Я дэв, – прошептал ему в ухо дерзкий муравей. 
Верблюд задрожал от страха, испустив трубный глас, бездыханный рухнул на землю. 

 

Божья коровка

Было раннее утро. Верхушки гор озарились нежными лучами восходящего солнца. К его теплу потянулись деревья и травы. Раскрылись маки, покрыв предгорную низину алым ковром. Заверещали воробьи, загудели пчёлы, и полетела всякая разная мошкара. 
Наступал новый день.
Проснулось и семейство божьих коровок. Предстояло много работы. Несмотря на кажущуюся беззаботность, эти крохотные созданьица были полны трудового энтузиазма. Они весело разлетались по округе. 
Вот одна из них опустилась на виноградный лист. И усиками стала ощупывать территорию. Рядом присоседилась муха. Она прожужжала: 
«Божья коровка, полети на небо, принеси мне хлеба, чёрного и белого – только не горелого» 
– Не отвлекай, болтушка, – сказала божья коровка.
– Ишь, деловая какая! И пошутить нельзя, – обиделась муха.
– Отстань, дел – по горло, – ответила божья коровка. 
– А вот возьму и съем тебя сейчас! – пригрозила муха. 
– Попробуй, сама не рада будешь, – ответила божья коровка и выпустила каплю ядовитой жидкости. 
 Муха от зловонного запаха отлетела прочь. 
– Извини, дружок, вынужденная мера защиты, – сказала вслед божья коровка.
– Надо же, за красивой, вроде бы безобидной внешностью, кроется такая хищная особа, – думала муха, радуясь, что вовремя избежала опасности.

 

Баба-яга

Жила-была баба-яга. Стоило ей покинуть свою избушку на курьих ножках и выйти на прогулку в лес, как все звери прятались от неё. 
Вид у нее не был таким уж устрашающим, тем не менее: на худой жилистой шее старческая голова с клоком седых, никогда не видавших расчёски, волос, длинный крючковатый нос с крупной тёмной родинкой на конце и длинные – длинные руки с чёрными нестриженными ногтями. 
Особенно пугались её хриплого голоса: 
– Милые мои, куда вы все запропастились? 
А окружающим слышалось: 
– А ну-ка, все сюда, давно я не ела свежатинки!
Одиночество угнетало её. Она не могла понять, за что так избегают её. Она ведь никому не делал зла. И разве виновата в том, что её, безобидную старуху, стали именовать символом зла? 
Грустные мысли не давали покоя. Она страдала, перестала спать. Как-то под вечер неожиданно задремала. И то ли во сне, то ли наяву почудилось ей, что избушку сильно потряхивает. 
– Что это – землетрясение? – испугалась она. 
Посмотрела в окно. Нет, вроде деревья стоят спокойно. Тогда что это? Она подошла к двери и спросила: 
– Кому это ночью не спится?
– Это я – медведь, – ответил сиплый голос. Я нечаянно проснулся, пошёл наугад и набрёл на твою избушку. Извини, что разбудил.
– Ты даже не представляешь, как я рада тебе! – открывая дверь, сказала счастливая баба-яга. 
Все, что у неё хранилось в кладовой: орехи, соленья, варенья, ягоды, моченые яблоки и, конечно, мёд, она выставила на стол. 
И не было конца их беседам. Улыбка не сходила с лица бабушки-яги.
Уходя, сытый медведь вопрошал себя: 
– Кому вздумалось эту прекрасную, добрую женщину назвать бабой-ягой?! Хотя…
Он отогнал от себя ненужные мысли и пошел досыпать.

 

Рука судьбы

Однажды ночью в дом к одной добропорядочной престарелой женщине залез вор. Когда он понял, что ошибся адресом, было поздно. Раздался нежный голос: 
– Это ты, сынок?! 
То ли старухе приснилось, то ли привиделось что-то, но она приняла неожиданного «визитера» за сына. И вор внезапно, повинуясь какому-то непонятному внутреннему голосу, прошептал: 
– Да, мама. 
 В кромешной тьме его нашли хрупкие руки. 
– Я знала, я верила, что Аллах услышит мои молитвы, сжалится надо мной, вернёт тебя ко мне. Дай мне обнять тебя, мой родной, моё солнышко. Ты помнишь, в детстве у тебя были рыжие волосы, и я называла тебя солнышком. А когда ты подрос, ты стал похож на своего отца, такой же высокий, плечистый. Я любила гладить твои пальцы, они были такие длинные, такие сильные, как у него. Мне так одиноко без тебя, сыночек, моя надежда, моя опора, единственный мой росточек, – так горько причитала и плакала несчастная женщина. 
Вдруг вор почувствовал, что его сердце, разрывается от сострадания к чужому горю. Невыразимая тоска, исходившая от слов страдалицы, разбередила его душу. Вспомнилась мать, которую у него на глазах, до смерти забил пьяный отец. 
И вор заплакал. От слёз взмокла вся его одежда. Обнявшись, двое оплакивали своё прошлое: женщина погибшего сына, одинокую старость, вор – свою горемычную, неудавшуюся жизнь.
 …Так, благодаря руке судьбы, мать обрела сына. А вор превратился в добропорядочного человека.

5
1
Средняя оценка: 2.86607
Проголосовало: 112