«С кем вы, мастера культуры?», – вопрос Горького актуален и сегодня…

22 марта 1932 года в центральных газетах СССР была напечатана знаменитая статья-памфлет великого российского писателя Максима Горького. Идут года, меняются адресаты – но главная проблема, описанная в этой работе, увы, и не думает устаревать…

Стоит уточнить сразу: появление горьковской статьи в главных газетах страны того времени, «Правда» и «Известия» даже самым оголтелым критикам советского прошлого очень трудно отнести к «обычной большевистской пропаганде». Ведь сам Алексей Максимович Пешков, уже долгие годы творивший под псевдонимом Максим Горький, «обычным большевиком» отнюдь не являлся. Даже никогда не состоял в ВКП(б).
С другой стороны, личностью он был действительно незаурядной. К описанному периоду – уже не просто состоявшимся, но всемирно известным писателем, с конца 20-х годов несколько лет подряд номинировавшийся рядом общественных организаций Европы на Нобелевскую премию по литературе (ее, в конце концов, получил русский писатель-эмигрант Бунин).
Фактическим эмигрантом, кстати, на момент написания рассматриваемой статьи, был и Алексей Максимович. То есть, конечно, речь идет о «мягкой форме» эмиграции – у писателя имелся советский паспорт, он довольно часто ездил в СССР. Но жил тем не менее в Европе, обычно – в Италии. Официально – из-за необходимого ему по состоянию здоровья мягкого и теплого климата. 
Неофициально – потому что долгое время не мог полностью принять отдельные вынужденно жесткие меры Советской власти по отношению к постоянно «поднимающим голову» своим противникам, в том числе и из числа «бывших друзей». Как, например, членов партии эсеров – вначале бывших союзниками РСДРП(б) в организации Октябрьской революции, а позже переметнувшиеся «на другую сторону баррикад».
Однако руководство СССР, начиная с его первых лиц – Ленина и сменившего его Сталина, Горького очень уважало и ценило, относясь к нему предельно дружески, несмотря на отдельные тактические разногласия. И терпеливо ждало, когда Алексей Максимович созреет на решительный шаг – окончательное возвращение на Родину. Ведь стратегически большевики и знаменитый писатель были единомышленниками – все его произведения были посвящены защите интересов людей труда и обличению хищнической эксплуатации их буржуазией.

***

В значительной мере именно статья «С кем вы, мастера культуры» и стала одним из важнейших факторов для вышеупомянутого «решительного шага», когда осенью 1932 года Горький, наконец, окончательно возвратился в СССР. 
Тут, опять же, стоит уточнить, что никаких побудительных причин для этого возвращения из сферы финансовых затруднений у писателя не было – подобно, скажем, якобы российскому актеру Алексею Серебрякову, живущему в Канаде из-за того, что ему не нравится «отсталая и злобная Россия», но тем не менее регулярно снимающемуся на российских киностудиях за очень неплохие гонорары. 
Горькому получаемых за издание его книг в Союзе и за рубежом гонораров на вполне комфортную жизнь хватало с лихвой. Но нарастал дискомфорт от того, что он видел за стенами даже достаточно приличного дома на чужбине. 
В Европе и Америке в то время бушевал мировой экономический кризис, получивший название «Великая депрессия». Производство падало, росла безработица, а вместе с ней нарастало прогрессирующее обнищание все более широких масс трудящихся. Только в Нью-Йорке за год выгонялись из арендованного жилья за неуплату сотни тысяч съемщиков, а ведь за многими из них стояли еще и члены их семей.
В Германии поднимал голову фашизм. Впрочем, остальные «цивилизованные» страны ушли от него очень недалеко. Относясь к тем же жителям Индии, британской колонии, или Китая, на который нацелилась Япония, немногим лучше, чем Гитлер к «недочеловекам» согласно своей людоедской расовой теории.
С другой стороны, в СССР все более явственно проявлялась эпоха великих строек. Закончившаяся спустя всего каких-то 12 лет, к 1939 году, колоссальным и уникальным в мировой истории рывком роста промышленного производства – в 6,5 раз! Писатель, правда, до этого триумфа не дожил, но, будучи умнейшим человеком, регулярно посещая Родину и встречаясь с гостями оттуда, имел куда более точные сведения о ситуации там, нежели рисовала антисоветская западная пропаганда.
Горький, вообще, был незаурядным мыслителем. Не имея за плечами даже формального среднего образования (не говоря уже о высшем) и допуская при письме грамматические ошибки (которые потом пришлось исправлять его жене), но тем не менее демонстрировал в своих трудах такую глубину мышления, которую нечасто можно встретить в сочинениях даже общепризнанных западных философов с докторскими степенями престижных университетов.
Собственно, и статья «С кем вы, матера культуры?» формально является ответом на письмо достаточно известных американских писателей, заметно приунывших при виде начавшихся на Западе бедствий «Великой депрессии». Они просили у Горького «утешить их тремя-четырьмя весомыми фразами». Получили, правда, несколько страниц текста очень высокого уровня.

***

Вот только несколько важных цитат из горьковской статьи.

«В области науки буржуазию интересуют приемы и методы наиболее удобной, дешевой эксплуатации физических сил рабочего класса; наука для буржуазии существует настолько, насколько она способна служить целям его обогащения, регулировать деятельность его желудочно-кишечной сферы и поднимать его половую энергию развратника. 

Видя все это, некоторые интеллигенты начинают понимать, что "творчество культуры" – которое они считали своим делом, результатом своей "свободной мысли" и "независимой воли" – уже не их дело и что культура не является внутренней необходимостью капиталистического мира.

Вся буржуазия Европы живет в атмосфере взаимной ненависти. Ограбленные немцы ненавидят Францию, которая, задыхаясь от золотого ожирения, ненавидит англичан, так же как итальянцы – французов, а вся буржуазия единодушно ненавидит Союз Советов…. 
Эта ненависть всех ко всем, разрастаясь, становится все гуще, острее, она вспухает среди буржуазии, как гнойный нарыв, и, конечно, прорвется, и, возможно, снова потекут реки лучшей, самой здоровой крови народов всей земли. Кроме миллионов наиболее здоровых людей, война уничтожит огромное количество ценностей и сырья, из коего они создаются, а все это поведет к обнищанию человечества здоровьем, металлами, топливом. Само собой разумеется, что война не уничтожит ненависти между национальными группами буржуазии.

Поставьте пред собою простой вопрос: что вы можете сделать сегодня и завтра для защиты этой культуры, которая – кстати сказать – еще никогда не была "общечеловеческой" и не может быть таковой при наличии национально-капиталистических государственных организаций, совершенно безответственных пред трудовым народом, натравливающих народы друг на друга?»

***

Складывается впечатление, что при работе над статьей Горький не только отвечал своим американским визави. Не в меньшей степени от пытался ответить и самому себе – что делать дальше, как жить, с кем быть? 
Отдельные моменты в практике диктатуры пролетариата его, как последовательного гуманиста, отпугивали, но, как пролетарский писатель, он понимал, что без них, особенно при наличии в СССР преобладающей массы потенциально мелкобуржуазного крестьянства, просто не обойтись.
С другой стороны, он также видел и то, что вся буржуазная концепция общества – это тупик. Не просто деградация, в том числе культурная, но деградация еще и кровавая. Ибо эксплуататорские элиты просто физически не могут существовать, не натравливая своих соотечественников на соседей – в противном случае, без межгосударственной и межнациональной розни законное негодование трудящихся обратится на «своих» капиталистов, как главных виновников народных бедствий.
А потому делаемый Горьким (не только для своих собеседников, но и для себя) вывод однозначен:

«Вы, интеллигенты, "мастера культуры" должны бы понять, что рабочий класс, взяв в свои руки политическую власть, откроет перед вами широчайшие возможности культурного творчества. 

А также пора вам решить вопрос: с кем вы, "мастера культуры"? С чернорабочей силой культуры за создание новых форм жизни или вы против этой силы, за сохранение касты безответственных хищников, – касты, которая загнила с головы и продолжает действовать уже только по инерции?»

К сожалению, и спустя 90 лет после написания, статья Горького все еще сохраняет актуальность. Как минимум, в плане вопроса, содержащегося в ее заголовке.
И воссоединение Крыма с Россией, и, особенно, начало «специальной военной операции» на Украине стало во многом водоразделом, отделившим зерна от плевел в среде творческой интеллигенции. Да, современная Россия – это не Советский Союз, который видел Горький. Но все же 60-70% российской экономики, так или иначе контролирующейся государством, элиты которого, наконец, поняли, что для Запада «хорошая Россия – это бессильная и распадающаяся Россия», – все равно огромный прогресс в сравнении с «безвременьем» «лихих 90-х».
Но вот бежавшая за бугор так называемая культурная элита напоминает описанную в горьковской статье один в один. «Юмористы», «популярные ведущие», «светские львицы», прочие деятели и делатели – одним словом, «условный Дом-2». С начала 90-х, как раз и занимавшийся оглуплением российской аудитории, поощряя в ней самые примитивные вкусы. Забывая, что латинское слово «культура» происходит от термина «возделывать», «выпалывать», чтобы на поле вместе вездесущих сорняков выросли нужные людям растения. 
Похоже, что эти горе-мастера индустрии оглупления уже сделали свой выбор – ногами. О последствиях же его очень точно напомнил Максим Горький в заключительной части своей статьи:

«Посмотрите, какой суровый урок дала история русским интеллигентам: они не пошли со своим рабочим народом и вот – разлагаются в бессильной злобе, гниют в эмиграции. Скоро они все поголовно вымрут, оставив память о себе как о предателях».

В заключение хочется пожелать лишь одного: чтобы оставшиеся в России – подавляющее большинство граждан, настоящих патриотов, и власть – сделали все, чтобы этот выбор стал окончательным и бесповоротным. Это будет настоящим окультуриванием российского духовного бытия.

 

Художники: Надежда Пешкова, Софья Уранова.

5
1
Средняя оценка: 3.048
Проголосовало: 125