Василий Гуков: подмененная жизнь

За короткую жизнь Василий пережил много. В двадцать лет он ушел на фронт, попал в плен, но сумел сбежать. Парень вернулся в родной Краснодон, оккупированный фашистами. Василий не испугался и примкнул к «Молодой гвардии».

Василий Сафонтьевич Гуков, которому судьбой была уготовлена короткая и трудная жизнь, родился 15 марта 1921 года в Краснодоне, что в Ворошиловградской области (сейчас находится в Луганской Народной Республике). Мальчишка рос в большой семье. Его отец – Сафонтий Нестерович – трудился, как и большинство мужчин города, в шахте. 
Жизнь простых людей в начале становления советского государства была непростой. Приходилось много трудиться, чтобы обеспечить более или менее нормальный уровень жизни. А дети взрослели гораздо быстрее и во всем старались помогать родителям. 

Поскольку развлечений у детей в те времена было немного, Вася увлекался чтением. Особенно ему нравились рассказы, посвященные героям Гражданской войны. Но сам мальчишка по характеру не походил на них. Он был очень спокойным, рассудительным, всегда старался принять взвешенное решение. Его выдержка порой поражала даже взрослых. 
После окончания семи классов Василий перебрался в город Каменск, что в Ростовской области. Здесь он начал учиться в железнодорожной школе ФЗО. В учебном заведении готовили будущих помощников машиниста, слесарей-паровозников и вагонников, кузнецов, электромонтеров и токарей. Василий выбрал профессию слесаря по ремонту вагонов. Поскольку школа обладала внушительной материально-технической базой и полноценными мастерскими, ученики почти все время занимались непосредственно практической деятельностью, теоретической части отводилось совсем немного. Стимул у ребят был хорошим – за успешную учебу и работу им платили хорошую стипендию.

Василий быстро стал одним из лучших учеников в своей группе. И сумел получить высший разряд – пятый. При этом, он, несмотря на скромность, стал важной частью общественной жизни школы. И парня выбрали в состав редколлегии стенгазеты «Металлист». Василий не испугался ответственности. Наоборот, он старался своим примером повлиять на других учеников. Однажды произошел показательный случай. Ученики проходили практику в вагонном депо станции Лихая. Работы было много у всех, но вдруг в депо неожиданно пришла незапланированная партия неисправных четырехосных вагонов. И их требовалось отремонтировать как можно быстрее. Начальник депо был в растерянности и не знал, как ему поступить. Поразмыслив, он решил попросить о помощи студентов, хотя к ремонту повышенной сложности их не привлекали по правилам техники безопасности и охраны труда. Ребята, конечно, были не восторге от такого предложения. Они испугались, что не справятся с таким трудным заданием. И тогда с речью выступил Гуков. После чего отправился чинить вагоны, за ним последовали и остальные ученики. Все у них получилось. Срочное дело было выполнено в срок. 
Отучившись, Василий вернулся в Краснодон. Он не захотел трудиться на железной дороге, а пошел по стопам отца – стал шахтером. А все свободное время посвящал чтению книг и рисованию, участвовал в самодеятельности. В общем, жил простой, но интересной жизнью. 
В 1939 году Василий ушел в армию, стал учиться в Киевской полковой артиллерийской школе. Жизнь развилась так, как и должна была. Но вдруг ее подменили… 

*** 

Началась Великая Отечественная война. Поскольку Василий находился в Киеве, то ему пришлось сражаться уже с самых первых дней. Юные, неопытные бойцы ничего не смогли противопоставить врагу и стали для него легкой добычей. В одном из сражений Василий получил ранение и не смог продолжить бой. А затем попал в плен. 
Через какое-то время Гукова перевели в лагерь. Несмотря на серьезное ранение, он сумел выжить. А потом и вовсе сбежать оттуда. Как именно ему это удалось – доподлинно неизвестно. По одной из версий, сразу несколько советский военнопленных в тот день смогли совершить побег. Они рассредоточились по огородам и ждали, когда наступит темнота. А затем добрались до ближайшей деревушки, где их спрятали местные жители. Василий спрятался в погребе одной женщины, а когда немного подлечился и набрался сил, решил вернуться в Краснодон. 
По второй версии, Василия из лагеря вытащила некая женщина, которая назвала его своим братом. 
Но, так или иначе, в августе (по другим данным - в сентябре) 1942-го года Гуков сумел добраться до дома. В Краснодоне к тому времени уже хозяйничали оккупанты. Клавдия Карповна, мать Василия, вспоминала: «Это было днем. Мы все сидели во дворе. Он подошел к калитке, позвал меня. Мы бросились к нему. Очень обрадовались, что он оказался жив. Узнали, что ранен. Нижняя рубашка на плече в крови. Боль еще чувствовалась». 

Первым делом Василий расспросил родственников о ситуации в городе, поинтересовался, что их его знакомых еще здесь. А вечером он пришел в клуб, чтобы встретиться с Иваном Туркеничем. От Ивана Гуков и узнал, что молодежь не смирилась с оккупацией. Многие ушли в подполье, чтобы продолжить борьбу. И решил пополнить ряды «Молодой гвардии». Родителям о своем выборе, конечно, не сказал. 
Правда, мать все равно поняла. Однажды она увидела, как Василий вернулся домой поздно вечером с автоматом. Оружие спрятали в сарае, предварительно замотав его в мешок. По ночам парень часто куда-то уходил и брал автомат с собой.  
Поскольку Василий был одним из немногих молодогвардейцев с настоящим фронтовым опытом, он часто занимался разработкой различных диверсионных операций. И почти в каждой из них участвовал сам. Василий атаковывал вражеские машины, распространял агитационные листовки, доставал оружие и боеприпасы. А его надежным союзником стал младший брат Георгий. Гуков научил его пользоваться оружием, иногда просил выполнить небольшие поручения. Мальчишка с радостью соглашался и постоянно просил взять его с собой на «большое дело». Но Василий отказывал. Он понимал, насколько это опасно и не хотел рисковать жизнью младшего брата. 
К сожалению, деятельность «Молодой гвардии» оказалась скоротечной. В конце 1942-года боевые действия проходили уже в непосредственной близости от Краснодона. Красная армия наступала, и немцы решили разделаться с подпольщиками. Активизировались представители контрразведки, полиции, жандармерии и гестапо. И вскоре они узнали, кто сражался в рядах «Молодой гвардии». Но парни и девушки не испугались и не прекратили подпольную деятельность. Более того, незадолго до наступления Нового года, они сумели захватить колонну немецких грузовиков, которые везли подарки для солдат. Естественно, все было отдано детям Краснодона. 

Массовые аресты начались 5 января. А 11 числа почти все молодогвардейцы были схвачены. Среди них оказался и Василий. Его арестовали 6 января. Внезапно к его дому подъехали сани с полицейскими. Несколько оккупантов осталось во дворе, а один вошел внутрь. Он поинтересовался, здесь ли Гуков, а затем приказал собирать вещи. Василий мог сбежать. Но он понимал, что тогда враги точно расправятся с его родителями, братьями и сестрами. И поэтому не стал спорить. Жизнь родных для него была превыше своей.
Василия бросили в тюрьму, где уже находились некоторые его боевые товарищи. Затем были допросы, избиения, пытки. Но никто из молодогвардейцев не дрогнул и ничего не рассказал врагам. 
15 января 1943 года всех пойманных молодогвардейцев казнили. Их по одному сбросили в шахту №5. 
Вот так Александр Фадеев описал гибель подпольщиков в романе «Молодая гвардия»: «Никогда, пока не сойдет в могилу последний из этих поколений, никогда жители Краснодона не забудут этой ночи. Необыкновенной ясности ущербный месяц косо стоял на небе. На десятки километров видно было вокруг по степи. Мороз стоял нестерпимый. На севере по всему протяжению Донца вспыхивали зарницы, и доносились то стихающие, то усиливающиеся гулы больших и малых боев. Никто из родных не спал в эту ночь. Да и не только родные не спали: все знали, что в эту ночь казнят «молодогвардейцев…»»

Через месяц город был освобожден от оккупантов. Вскоре стало известно о погибших подпольщиках. Красноармейцы нашли шахту и начали поднимать тела на поверхность. Среди первых было тело Василия, которое при падении зацепилось за верхние балки. Подъем погибших продолжался долго, до тех пор, пока не достали последнего. 
Похоронили Василия вместе с боевыми товарищами в братской могиле на центральной площади Краснодона. Он не дожил ровно два месяца до двадцати двух лет.

5
1
Средняя оценка: 3.10145
Проголосовало: 138