Недо-вожди в борьбе за власть: «Антипартийная группа» против Хрущёва

29 июня 1957 года Пленум ЦК КПСС официально признал выступивших против Хрущёва членов высшего руководства партии «антипартийной группой», выведя их из ЦК. 

В качестве членов этой самой «антипартийной группы» были объявлены члены Президиума ЦК (так тогда называлось Политбюро) Маленков, Каганович, Молотов «и примкнувший к ним Шепилов». Последний благодаря этой формулировке до сих пор является героем шуток и анекдотов – всякий раз, когда речь заходит о тех лицах, кто неудачно выбрал противоборствующую сторону, потерпевшую в итоге поражение. 
Не слишком искушённые в тогдашней политике люди порой склонны считать, что пресловутая «антипартийная группа» выражала позицию сталинистов, всеми силами желая возродить авторитет умершего вождя, приведшего разорённую мировой и Гражданской войнами страну до пика её военно-политического могущества за всю российскую историю.
На самом деле отождествление «антипартийной группы» со сталинистами являются весьма поверхностными. Пресловутая борьба с культом личности, официально объявленная на ХХ съезде КПСС в 1956 году, началась практически сразу после смерти Иосифа Виссарионовича в марте 1953 года. И первым заговорил об этом самом культе Георгий Маленков, бывший тогда главой правительства СССР. При этом Хрущёв с ближайшими соратниками в первые годы после смерти Сталина выступал против откровенных антисталинских мер. Думается, исключительно из-за того, что считал их преждевременными, не желая, чтобы даже сомнительный политический капитал на критике почившего вождя заработали его конкуренты в борьбе за власть.
Пока был жив Сталин, его непререкаемый авторитет удерживал соратников по ЦК от излишних интриг. Но после марта 53-го этот сдерживающий фактор исчез. Берия, арестованный и вскоре расстрелянный по нелепому обвинению в том, что является «агентом мирового империализма», считался одним из ближайших товарищей Маленкова. Но тот вскоре сделал выбор и выступил против недавнего соратника, вступив в заговор с Хрущёвым и с другими бывшими соратниками по сталинскому Политбюро и будущим членам «антипартийной группы».
И против разрушительного для дела социализма доклада Хрущева на ХХ съезде ни Маленков, ни Каганович, ни Молотов возражений не имели. Молотов, например, в 1955 году был назначен председателем комиссии по пересмотру дел «незаконно репрессированных» военачальников и внёс весьма значительную лепту в оголтелую критику Сталина на ХХ съезде. 

Однако к 1957 году положение вышеупомянутых соратников умершего вождя заметно ухудшилось. В 1955 году лишился должности главы правительства Маленков, годом позже был снят с поста министра иностранных дел Молотов. 
Преемником Маленкова стал теперь уже экс-министр обороны Булганин, а Молотова – тот самый «примкнувший к ним» Шепилов, на тот момент любимец Хрущева, даже взятый им на важный пост секретаря ЦК (после этого его почти до самого распада СССР занимал Андрей Громыко). 
Утверждать, что «антипартийной группой» двигали исключительно личные интересы, тоже не приходится. Эти политики сталинской школы всё же болели и за интересы страны, в отличие от их бесславных преемников тремя десятилетиями позже. 
В значительной степени о том, что противникам Хрущева не нравилось в его политике, можно судить из содержания обвинений в их адрес со стороны хрущёвского окружения. Например, Молотову ставили в вину его недооценку важности самостоятельности союзных республик, скептическое отношение к кампании по освоению казахстанской целины и нормализации связей с Югославией, затягивание подписания мирных соглашений с Японией.
Обвинения в порочности курса, проводимого Хрущёвым, были вполне обоснованными. Его просчёты не ограничивались только внешней политикой, спешные и непродуманные внутренние реформы приводили к серьёзным экономическим потерям. 
Заседание Президиума ЦК, на котором обсуждался вопрос о лишении Хрущёва поста Первого Секретаря, началось 18 июня 1957 года. Первоначально, казалось, его инициаторы имели все шансы на успех. Ведь поддерживали «антипартийную группу» не только Маленков, Молотов, Каганович и Шепилов, но и глава правительства страны Булганин, его подчинённые и члены Президиума ЦК Первухин и Сабуров, Председатель Президиума Верховного Совета Ворошилов. 
Данный состав антихрущёвской коалиции не позволяет считать события 1957 года попыткой государственного переворота. Хрущёв ни одного государственного поста он на тот момент не занимал, возглавляя только правящую Коммунистическую партию. Причём за смену её руководителя выступили как раз действительно официальные первые лица – глава государства и глава правительства.
С этой точки зрения действительный переворот совершил именно Хрущёв, обратившись за поддержкой через голову их законных руководителей напрямую к главам силовых ведомств – генералу Серову (КГБ) и маршалу Жукову (Министерство обороны).

Замысел инициаторов смещения Хрущева был рассчитан на то, что Пленум ЦК, который единственно согласно Уставу партии имел право назначать и снимать Секретарей и Членов Президиума, автоматически утвердит решение своего Президиума.
Но к собравшемуся 22 июня Пленуму даже у большинства противников Хрущёва решимость стала заметно уменьшаться. Чем Никита Сергеевич и воспользовался, применив проверенный веками принцип «разделяй и властвуй!».
Для начала он разделил прежде единый лагерь своих противников, дав тем, кто переметнётся на его сторону, обещания в духе «вернись – я всё прощу!» Впоследствии эти обещания он выполнил. Ворошилов оставался Председателем Президиума Верховного Совета СССР до 1960 года, Булганин ещё год пробыл во главе правительства, легко отделались также и Сабуров с Первухиным. 
Всех членов ЦК начали пугать возвращением сталинских репрессий. Дескать, не поддержите своими голосами беззаветного борца со сталинизмом Хрущёва – его враги вам новый 37-й год устроят! Для убедительного наполнения этой угрозы перед участниками Пленума выступил маршал Жуков, обнародовав ужасающую статистику подписанных «членами антипартийной группы» смертных приговоров «жертвам сталинских репрессий». На уместный вопрос Молотова к Хрущёву, а чем он сам занимался на Украине в те же годы, последний отмолчался. 

29 июня 1957 года Пленум ЦК КПСС принял постановление «Об антипартийной группе Маленкова, Молотова, Кагановича и примкнувшего к ним Шепилова». Указанных лиц вывели из состава Президиума ЦК, заодно лишив их и членства в Центральном Комитете. Из партии их исключили уже в 1962 году на XXII съезде КПСС.
В заслугу Хрущёву нередко ставят то, что он первым прервал традицию, когда поверженные политические противники лишались не только власти, но и жизни. Думается, что основной причиной мягкости Никиты Сергеевича к своим противникам, всего лишь отправленных в «почётные ссылки» на незначительные должности подальше от Москвы, был голый расчёт. Поступи он с ними пожёстче, от него бы отшатнулись и республиканские партийные элиты, и просто крупные чиновники, всё более привыкавшие к послесталинской безнаказанности и комфорту своих кресел. 
Так завершилось дело «антипартийной группы» – окончательная победа партаппаратчиков в борьбе с высшей партийной властью за свои «шкурные» интересы. 

 

Художник: Д. Налбандян.

5
1
Средняя оценка: 3.08511
Проголосовало: 47