Диверсия исключительной подлости

Если в вашем понимании диверсант – это непременно ползущий по-пластунски к линии ЛЭП или железнодорожной насыпи с динамитом или толовыми шашками здоровенный угрюмый мужик, то вы – советский беспечный гражданин, насмотревшийся хороших советских фильмов про плохих парней-диверсантов и их разоблачителей – великолепных советских чекистов.
Современные диверсанты многолики. Опасны все диверсанты, и они разные, но хороших среди них не бывает. Более опасны диверсанты, расплодившиеся в перестроечные времена и буйно размножающиеся при государственной поддержке ныне, особенно с началом СВО. На теме Донбасса уже стали отплясывать чечётку мастера этого жанра. А уж чечётку языком! Гляньте на телеэкраны, полистайте прессу.
Удивительно, чтобы не сказать – омерзительно, что в диверсиях принимают участие люди, которые в России с давних времён считаются инженерами человеческих душ, совестью народной, защитниками маленького человека. А сколько детей погибло в Донбассе! Получается, что писатели – сами диверсанты или пособники диверсантов? Как иначе объяснить произошедшее?!
При поддержке Президентского фонда культурных инициатив, тиражом для нынешних времён немыслимым – 35 тысяч экземпляров – вышел сборник стихов патриотической поэзии «ПоZыVной – Победа», в названии которого составители обыграли буквы V и Z – всё в тренде времён. Поэтов собрали много и разных, большинство же – не уведомляя о том, что сгребают их в патриотическую кучу, и тем более не извещая, с кем они там окажутся «в едином строю» (как озаглавлен один из разделов этого патриотического томика). 35 тысяч экземпляров грантополучателям оказалось недостаточно, и вот уже творческая – предпринимательская мысль летит дальше: дескать, всем бойцам на передовой выдадут планшеты, в которые закачают содержимое этого сборника. Всех поэтов. Всей кучей – на передовую. Отлично. Пусть бойцы видят и знают, кто с ними. Некоторые будут потрясены, узнав, что ныне с ними те, кто ещё вчера видел их в прицеле своего оружия – если не стрелкового, то идеологического (что в определённом смысле одно и то же).

Итак, открыв сборник, участники этого коллективного торжества обнаружили там активистку Майдана, создательницу гимна Майдана, сборщицу помощи членам запрещённого в России «Правого сектора», воспевательницу нэньки и проклинательницу России. Существо, на собранные деньги которого, возможно, закупались средства поражения детей Донбасса, получило почётное место в едином строю с теми, кого уничтожали его подельники-укронацисты. Возможно, «активистка» и «волонтёр» и сама не гнушалась. Так вот, её стихотворные тексты были опубликованы в антологии современной патриотической поэзии, изданной под эгидой Союза писателей России на грант Президентского фонда культурных инициатив. 

Не верите? Откройте сборник на стр. 91. найдите имя «Евгения Бильченко», убедитесь. И почитайте весьма обширную информацию о деяниях этой дивчины, профессора культурологии, без которой, как показалось составителям сборника и Союзу писателей в целом, было не обойтись! Эта дама и свора её единомышленников как бешеные собаки бросаются на людей, которые вдруг по чьей-то злой или даже диверсионной воле оказались с ней в едином строю! Как либералы нападают на Юнну Мориц! Боже мой! И она вот – в одном сборнике с националисткой, у которой, по её же признанию, много друзей в запрещённом в России «Правом секторе». Правда, по её словам, она дружит с ними как с людьми, а не членами. Вот как! Её фото с флагами, эмблемами, вскидывание рук в приветствии – это так, она не обращает внимания на атрибутику. И вы мне скажете, что это – культуролог? А на что культуролог обращает внимание? Разве символы – не их всё? Возможно, и Гитлер не придавал значения свастике. Так, между прочим, разве в этом дело? Ребята, не будем формалистами.
Но обратим внимание на её тексты. Не те, что она представила в сборник. Хватило ума подсунуть «покаянное» (хотя и в поэтическом отношении вполне графоманское), а не призывы «Москаляку – на гиляку». Ничего, если так пойдёт – и такие сборники будут выпускать составители на президентские гранты. Тексты рекламировать не буду. К поэзии они не имеют никакого отношения. Видимо, даме надо было чем-то пробавляться. Вот и объявила себя поэтессой. А что? Соберу помощь фашисткой хунте – им же стишки почитаю. Так оно и шло-ехало.
Как вообще «прозревшая» дама оказалась в России? А вы разве не слышали про разные «спящие» и «бодрствующие» ячейки? Те тоже не бегают с криками «мы – против» по Тверской. Но «в час назначенный...» их засылают, внедряют, легендируют, приставляют кураторов… Легенда дамы – она раскаялась. Ошибки юности… Педофилы тоже каются, но их, раскаявшихся, но даже не отсидевших, никто не устраивает в детский сад ночными нянями, как получилось с этой дамой, которую взял под своё крыло Прилепин – представлениях не нуждающийся защитник Донбасса, воеватель тамошний. Он написал в 2017 г.: «Передо мной даже не стоял вопрос, возможно ли принять Евгению Бильченко в качестве нашего сотоварища – по общей Родине, по русскому слову, по общей истории. Конечно да. Это очень важный и нужный для всех нас – русских и украинцев – человек»
О её русском слове речь впереди. Оно, это слово, забористо, ребята. А насчёт «всем нам нужный»… Как говорит мой брат, попрошу не обобщать.
Я ничего не путаю? Более того, вот Захар со товарищи инициировал создание «рабочей группы по расследованию антироссийской деятельности в сфере культуры (ГРАД). Именно тех, кто против нашей СВО, кто поддерживает фашистов.
Как всё непросто! «Первейшей целью новой рабочей группы является «исправление кадровой политики государства в сфере культуры». ГРАДовцы «намереваются подвинуть от кормушки всех, кого они причисляют к либеральной мафии, каковая «сидит на бабле».
То есть он и группа будет решать, кто правильный (и тут – поэтесса на почётном грантовом месте у Захара), а кто – неправильный, кто «запрещённый барабанщик», и потому нечего сидеть на бабле. Определять, кто есть враг, будет тот, кто националистку-правосекторшу внедряет в русскую культуру? Лису пустили в курятник? А судьи – кто? Да он ещё выхлопочет этой даме премию-стипендию, и она тем, кого убивали её подопечные, будет тыкать: я – орденоносица, а ты кто такой/такая? Я – разрешённая, а вас, Ольга Старушко, которая посмела возмутиться, что меня, нацистку, поместили в сборник, запретят, а то и упрячут. А я буду ездить по стране и выступать перед молодёжью, благо, что либералы, которые меня возят, в едином строю с моим куратором... 
Припожаловав в Россию, поэтесса (если вы пару дней потренируетесь в подборе рифмы, на такой поэтский уровень выйдете. А она к тому же и без рифмы обходится) сразу отметилась скорбью по утрате на месте гибели Немцова, которого под выстрел привела, как сообщали, така же гарна дивчина. Устраивает здесь творческие вечера, а когда казаки, у которых в Донбассе погибли друзья, родные и близкие, заблокировали вход в клуб, где украинская националистка желала резвиться, она вызвала полицию! Подобную наглость и уверенность в безнаказанности можно ли представить себе? Серьёзность её «крыши» ещё только предстоит оценить.

Дева – разносчица ещё та. Уж в таком разносе пребывает! Что ни слово – то вершина изящной словесности и бальзам на душу Союза писателей, который так сердечно приветил поэтессу, о чём она простодушно ведает, рассказывая свою историю успеха. Во-первых, оказывается, она никого ни о чём не просит, не предлагает стихи, а к ней – с поклоном. Как и на этот раз. Засветила ещё одну дивчину, какую-то Долгарёву, которая в России – рулит и определяет, кто достоин, а кто нет. Мол, вот меня попросили, я послала и забыла – такая востребованная, что нарасхват, не помню, кому давала. Вот этому дала. Кто там в составителях? Ему и дала.
Вышел сборник. И, по словам культурологини, «начался вой на болотах». Вой на болотах – это возмущение тех, кто увидел себя в одном сборнике с националисткой и возмутился. Тех, кто посмел возразить против своих убийц. Круто.
Мол, такие возмущённые реакции – это в действительности перманентная борьба с Прилепиным. Интяресна. Мы говорим – Бильченко, подразумеваем – Прилепин. Мы говорим – Прилепин, подразумеваем – Бильченко? Борьба с Прилепиным – та ещё заварушка: и в Думе заседает, и с экранов не согнать. Патриотов бы так привечали, как с ним борются. 
У тётки-культуролога – мания величия? Когда Бог хочет наказать, делает тебя поэтессой Бильченко.

И она, оказывается, тоже не хочет находиться рядом с оскорблёнными её соседством поэтами, она, оказывается, не просилась в эту антологию (у составителя надо спросить: как ему удалось уговорить такую разборчивую поэтессу дать свои стихи, как долго шапку перед ней ломал?) А её стихи (!!!) и так читает русский народ (!!!!!)…
Следует предложение от поэтессы сжечь сборник. Далее – это непременно у либералов – упрёки всех с нею не согласных в варварстве и вечном желании книги жечь.
Напомню, что сборник издан на грант – то есть бюджетные, взятые из нашего кармана деньги. Пока эта новоявленная гражданка России ничего в общий котёл не положила, а вынуть уже вынула. Это очень по-волонтёрски: ничего не внести, но вынести по максимуму.
Ещё в копилку мании – про известность её имени. Оказывается, её знает русский народ. «Остапа понесло». Между прочим, кое-кто из «знающих» навалял бы за «прошлые ошибки», в результате которых погибли родные и близкие люди.
Сеанс саморазоблачения бесконечен. Она с беженцами работала. Вот это интересно. И она знает, кто и куда? Информаторы нацистам нужны повсюду. 
Далее – просто восторг русского языка! Того самого русского слова, о котором – Захар. «И вообще я не насосала на правильный патриотизм». Ребята, это не я! Это к Прилепину вопросы, к его, не знаю, кем она ему приходится.
На правильный «не насосала», но на какой-то всё-таки «насосала»? И эта дама с убогой лексикой – преподаватель, доктор культурологии? Хабалка с привоза. Говорят (не без оснований), что наше образование достигло дна. Но мы всё гадаем, кто там стучит-колотит по дну снизу? Это незалэжники с такими вот профессорами.

Только факты: «Поэт, культуролог, профессор, участник майдана 2013-2014 гг., волонтёр запрещённой в РФ организации «Правый сектор», по совместительству российский либерал и сторонник «деколонизации» России. С 2017 г. – частый гость в Российской Федерации. В настоящее время проживает в Санкт-Петербурге. В декабре 2017 г. казаки сорвали в Москве творческий вечер гражданки Бильченко, тогда же российские СМИ сообщили, что она «активно поддерживает действия карательных батальонов, воюющих в Донбассе, и занимается сбором средств для финансирования деятельности запрещённых в России экстремистских организаций “Правый сектор” и “УНА УНСО”».
От первого лица: «Я не была волонтёром “Правого сектора”. Я помогала в начале войны отдельным бойцам, своим друзьям, которые не были адептами “Правого сектора”. Они состояли в очень разных организациях, в том числе и в “Правом секторе”, и в ВСУ, и просто работали в госпитале». 
Те самые «водители» и «повара», что сдались на Азовстали.
А логику культурологам не преподавали?
Вот на фото культуролог с каким-то дядькой, без причёски на голове, как говорил мой маленький племянник, держат в руках эмблему запрещённого в России Правого сектора с надписью «Правый сектор. Объект под охраной». То есть дама – особо охраняемый фашистами объект. Странно: Правый сектор запрещён, но его участники не запрещены, а опекаемы и пользуются грантами. А что, так можно?

.

Эти цитаты – из статьи, написанной моей коллегой: «ВКонтакте» от 10 июля 2014 г. культуролог пишет (орфография сохранена): «Я лично переписывалась с матерями русских ребят, которых принудительно мобилизировали на Восток Украины. Русские мамы плачут, русские ребята не хотят идти на войну. Вы хоть выйдите из кабинетов и поговорите с русскими на улицах. Я говрила в Москве. От каждого бармена слышишь фразу: “Простите нас за путина”. Я им руки пожимала. настолкьо до слез было. Быть вас людьми – я не прошу. Будьте хоть скрытыми зверьми».
Хде уж нам уж людями-то? Правда, В. Кирюшин и прочие составители? А бармены врать не будут. Это точно. За правдой – к ним всенепременно.

«В 2018 г. она посещает петербургский фестиваль «антиАрмия».
Разве это не полезный нам человек, Захар? АнтиАрмия – самое то, ополченец не знаю чего. 
«Фестиваль основан Вадимом Курылёвым, известным сепаратистом, открыто выступающим за «вольную Ингрию». А другими словами – за отделение Санкт-Петербурга от России. Ингерманландцы поддерживали майдан в 2013-2014 гг. и даже отметились в Киеве со своими вольноингерманландскими флагами. То есть это люди, борющиеся за раздел России и за целостность Украины.»
Что ж, по старой памяти участница Майдана навестила друзей по майдану.

«В 2014 г. она писала: «Моя Родина перед Путиным на колени не станет. Вам нравится – стойте. А будете нас сгибать – руки обломаете. Это я вам гарантирую».
Вот и ещё один гарант у нас – гарант-обламыватель рук. Для такого самое место – в сборнике, составленном СП России. А как вы, писатели, писать будете, если вам Женя руки обломает? Вы же – с нашей армией? А армия же – ломает нацистов? Писатели, берегите руки, Женя на подходе – за авторскими экземплярами придёт и обломает!
Раскручивают даму нешуточно. Интервью, поездки, встречи с молодёжью… И это всё о ней, националистке-правосекторше. А бывшие правосектора бывают? 
Давайте вспомним такого бывшего бандеровца, как Леонид Кравчук. Уж так «раскаялся», что был завотделом идеологическим на советской Украине. Немного истории. «Особое внимание уделялось «сотне отважных юношей» и такой же «сотне отважных девушек» при отделе особого назначения. Это была настоящая кузница кадров ОУН-УПА. Самые младшие использовались как наблюдатели, разведчики и связные, более старшие – как диверсанты. Например, в «сотне отважных юношей» при отделе особого назначения начинал свою «трудовую деятельность» в качестве разведчика Лёня Кравчук.
В 1950-1960 годах пошло тихое восстановление ОУН. Начали они с выдвижения своих людей на партийные и хозяйственные посты, были случаи приема проводников идей ОУН и политреферентов ОУН в комсомол с дальнейшим карьерным ростом. Яркий пример – Леонид Кравчук… Бандеру и его сподвижников объявили мучениками и жертвами НКВД. Большую поддержку и идеологическое покровительство «Руху» и УНА-УНСО оказал бывший «храбрый юноша», на тот момент замзавотделом идеологии ЦК КПУ Кравчук, ставший затем председателем Рады, а после президентом».

И вот эта дама раскаялась, поняла, и у неё – неплохой карьерный рост. Ей даже дали сверхсрочно российское гражданство, ведь её травят на Родине, так приютим идеолога Майдана подстрекательницу на убийства русских людей. 
Да это же лучшая отмычка к русскому сердцу: «меня обижают, я – гонимая. Пожалейте меня, волонтёра запрещённого у вас «Правого сектора». Я тогда им помогала. Сейчас людям с Донбасса помогаю». Опять-таки хорошо: даты, явки, структура.. Вон на Запорожской АЭС наводчиков взяли. Тоже – специалисты, работали, производству помогали….
Вы хочите поэтов? Их есть у меня.
Скажи мне, кто твой крышующий, и я скажу тебе, кто ты.

Ну а как реагирует Союз писателей России, привечающий националистов? Они-то раскаявшиеся? Мол, бес попутал, извините, не знаем, как вышло, впредь не повторится... 
Не на тех напали! Они ребята крепкие.
Вот кратко о важном: «На секретариате (СПР) присутствовали поэты…, побывавшие в составе творческой делегации у раненых и среди бойцов, в том числе в Харьковской области. Они поделились своими впечатлениями о поездке, подчеркнули значимость литературного слова для настроения бойцов и для фиксации сегодняшнего времени. Присутствующие поблагодарили коллег за их работу в зоне СВО».
Про Е. Бильченко рассказали раненым бойцам? Что и она – вчера в вас стреляла словом ли, дулом ли, сегодня – с вами «в едином строю»? Женя своим словом уже зафиксировала сегодняшнее время. Да ещё как!
Далее: «Работа по формированию сборников будет продолжена с тем, чтобы при наличии финансовых средств выпустить новые книги. (Гранты на подходе? Женю не забудьте. – авт.) При этом никому не даётся право приватизировать тему Донбасса. Составители сборников смотрят тексты и их качество. …Недовольные активной работой Союза писателей в данном направлении могут быть разочарованы: СП России со своей армией не по зову грантов или чьих-то указаний, а по велению сердца. То есть навсегда».
Нет, обломает вам руки Женя всё-таки. Но вот веление сердца вашей опекаемой склонно к измене и перемене. Всегда. Тут как быть? И вот что значит – мастера слова. Просто мастер-класс, а не заявление. «Никому не даётся право приватизировать тему Донбасса». А кто приватизировал эту тему? Возмущаться пестованию фашистов, уничтожающих Донбасс, и приватизировать тему Донбасса – это не одно и то же, писатели. У кого-нибудь из вас, заявители заявления, погибли родные и близкие, на которых навела идеолог-поэтесса?
Я не слышала ни одного недовольного «работой в данном направлении». Только возмущение, что Союз берёт под крыло нацистов.

Вот были осуждены люди, которые весьма хорошего качества фотографии выставили на сайте Бессмертного полка. Оказалось – фотографии фашистов и власовцев. И этих «составителей» осудили судом! А ведь устроители Бессмертного полка могли сказать, что мы смотрим только на качество фотографий, а биографии нас не интересуют. Вот и Адольф Алоизович был рисовальщиком неплохим. Тоже – в галерею, качество картин и только оно, ничего другого не интересует. Кстати, если бы действительно оценивали качество текстов, то эта дама никуда бы не попала, ни в одно издание, хоть какую-то планку по качеству себе задавшее.
Есть такой термин – фотофиксация. Она у этой культурологини даёт пищу для размышлений. Вот милая подзащитная СПР и Захара в компании таких же неопрятных-неприятных то ли поэтесс, то ли культурологинь держит плакат: «Национальная идея России – груз 200 себе и другим. Кто следующий?».

.

СПР и писатель Захар понимают, какой смысл в этом «русском слове»? Нас всех, меня в том числе, дочь участника войны, обвиняют в жажде смертей. Как вам это качество текста, писатели-составители? Завтра вам Тесак пришлёт текст отменного на ваш вкус качества, Арестович присовокупит. Нам, писателями, всё равно, лишь бы потеть, гранты осваивая?

Напомню ещё про одну поэтессу, тоже большого мастера русского слова. Итак, «поэтесса Гулрухсор Сафиева, которая сейчас активно участвует в российской общественной жизни и даже входит в некоторые правозащитные центры, стала знаменита, будучи на родине в Таджикистане в 1992 году. Сафиева, пытаясь оседлать национал-исламистскую антирусскую волну и таким образом её возглавить, выступила в 1991 году перед толпой разгорячённых молодчиков в Душанбе. В частности, в речи её был такой отрывок: «Поруганная северными варварами моя прекрасная темноокая родина желает мести! Пора смыть русскую накипь! Свобода превыше всего! Час расплаты наступил, и пусть кровь смоет русскую грязь…».

Но её литературный талант не помог ей надолго влиться в разнородную бандитскую толпу, которая просто жаждала выплеснуть на кого-нибудь свою злобу за ужасное экономическое состояние страны, покинувшей СССР. Сафиева пережила групповое покушение на свою жизнь, по воспоминаниям, её спас только крик в последний момент перед казнью: «Как вы можете убить меня, если в школе учили наизусть мои стихи?».
Её эвакуировали из Душанбе российские военные, с тех пор она не только проживает здесь, но и активно участвует в общественной жизни РФ».

А нет ли и её стихов в сборниках на президентские гранты? Попросите, она даст... 

* «Правый сектор», «УНА УНСО» – экстремистские организации, запрещенные в России.

5
1
Средняя оценка: 3.62644
Проголосовало: 174