«Ищите красоту в простом…»

Поэт

По мхам сырым водил пером,
На папоротники молился,
Ходил блаженным, а потом
На жизнь негромко матерился.

Он не был злобным стариком,
А просто так – один из многих,
С простым холщовым узелком
Неспешно брёл в пределах строгих.

Стихи таились, как грибы,
Но он упорно топал в чащу
И верил в выверты судьбы
И в жёлтый лист с берёз летящий.

Старался быть самим собой,
Не верил в глупую кукушку…
…А где-то бабушка с клюкой
Ждала его в свою избушку. 

 

***

По щучьему веленью не получится
Пройти по водной глади налегке.
Грехов полно. Печаль – моя попутчица
Присядет возле речки на пеньке.

Развяжет на суме тугие петельки,
Достанет хлеб, плеснёт в стакан вина.
А на платке горошинки и крестики
Разгладит вековая тишина. 

Костёр поможет различить грядущее,
Наворожить, чего в помине нет…
Опустит злоба руки загребущие
И папоротник сохранит свой цвет.

 

***

Ржавые гвозди, трухлявые доски,
Крик электрички, озёрный туман.
Неба вечернее, света полоски – 
Лето. Обычная жизнь поселян.

Поле засеяно, на огороде
Зреет картошка, ромашки цветут.
Так и живём, и довольные, вроде;
Милая местность, убогий уют.

Кошка лежит в лопухах безмятежно,
Чиркают кроны деревьев стрижи.
Небо, земля, и сомнения – те же;
Не забывай, узелок завяжи.

Не расставайся с блаженным покоем,
Просто прислушайся к шёпоту ив…
Время настанет – дровишек наколем,
Сложим в сарае, тепло сохранив.

 

***

Не боги горшки обжигают,
Не ведьмы разводят костры.
Печали в деревню въезжают,
Но люди грустны и добры.

По-дедовски сушим коренья,
С молитвой готовим отвар.
И стынут в оврагах каменья,
И ломится ветер в амбар.

И ангелов помнят сусеки,
И верит сверчок в свой шесток.
Вздыхают былинные реки,
Бликует луны колобок.

Бессонно мерцают зарницы,
Нет места притворству и лжи…
И путаются небылицы
В сплетеньях полыни и ржи.

 

***

Ни голубым, ни розовым, ни белым
Не передать мерцающий июнь.
Ползёт светило мудрым скарабеем,
Спит на болоте престарелый лунь.

Неспешно вызревает земляника,
Куда спешить, когда на много лет
Припасено лесной старухой лыко,
А на пеньке сидит столетний дед.

Он видел всё, а что ещё увидит
Расскажет после, похмелясь чуток…
И я на деда вовсе не в обиде, – 
В моей родне был Ваня дурачок. 

 

***

Перепиши прозрачный черновик – 
Ростки и блёстки юного июня.
Иду до переправы напрямик,
Трепещут травы – мудрой арфы струны.

Прогулки суть – не стоит поспешать,
И без того хватает в мире спешки.
Куда идти, совсем не нам решать
И ворошить в кострище головешки.

Июнь растает, скоро прогорит,
Уступит место жаркому июлю.
И вот бреду среди могильных плит,
Где раньше были дедовские ульи.

 

*** 

Вознесение близится. Спит в колеях вода.
На могилке полынь, за оградкою – лебеда.
Не разгладит никак травы сорные ветерок.
Крест. Надгробие треснуло. Сторож унёс венок…

Будем помнить, пока не накроет ложбинки мрак,
Красным цветом луна вдруг напомнит созревший мак…
Жить не просто в таком нелюдимом глухом краю,
У заброшенной церкви дешёвый табак курю.

 

***

Ищите красоту в простом,
Зайдя на летнюю веранду
В забытом домике пустом,
Вы не отыщете лаванду.

Зато ромашки у крыльца
Смутят наивностью поэта…
Заборы. Поле – без конца,
Где бродит молодое лето.

Среди коряг немолодых
Присяду на опушке леса,
Который от жары затих,
Хотя ручья трепещет леска.
 
Блистающие лопухи,
Кадушка с дождевой водою.
Здесь исцеляются грехи
Наивной простотой святою.

 

Волшебство

Не проходите мимо сосен,
Насвистывая просто так.
Глядишь – придёт в июне осень,
Лоб разобьёт Иван-дурак.

Дров неизбежно наломает
И сложит на зиму. И вот – 
Сестрица, девица немая
В лесу глядит в зерцало вод.
 
Подует ветер, кожей жабьей
Пруд неспокойно зарябит.
Вновь через кочки да ухабы
Тащиться в неуютный быт.

Закрыть калитку на защёлку,
Стряхнуть травинки с подола́.
Одна сосновая иголка
Воткнётся в трещинку стола. 

 

***

Безлюдье ночного просёлка,
Погасли давно огоньки.
Луна пятачком поросёнка
Упёрлась в сарай у реки.

Здесь воля запряталась в щели,
Истлела до срока тоска…
Забытые броды и мели,
И вечный покой ивняка.

Обычная русская доля,
Когда от сумы и тюрьмы – 
Просёлок ночной через поле,
А дальше – могилок холмы.

 

***

Перебирая снежную крупу,
Перебираясь через буераки,
По-детски верю в сонную тропу
И в прочие магические знаки.

Молитвенно заворожённый лес
Привычно примет странника, скитальца…
А я не жду ни счастья, ни чудес
И не мечтаю в ступе покататься.

Зачем тревожить дряхлую Ягу,
В её метле осталось мало прутьев…
Следы ворон на мартовском снегу
И старый пень, как витязь на распутье.

 

Художник: П. Бабенко.

5
1
Средняя оценка: 2.93333
Проголосовало: 90