«Второй Серафим»

12 августа – день памяти преподобного Анатолия (Потапова), старца Оптинского...

Оптинский старец Анатолий Младший (в миру Александр Алексеевич Потапов, 1855–1922) имел «сердце милующее», был наделён Господом великими благодатными дарами любви и утешения страждущих, прозорливости и исцеления. 
В народе его ласково называли Анатолием-утешителем – «Всегда смиренный и никогда не унывающий», – «вторым Серафимом». И действительно, та же любовь, радостный и светлый лик, всего несколько мудрых слов, простой подарок. 
А главное – совершенно особая атмосфера, царившая вокруг старца. 
Архимандрит Борис (в миру Борис Васильевич Холчев; 1895–1971) (1) так передал своё переживание встречи со старцем Анатолием: 
«Батюшка Анатолий был необыкновенно прост и благостен. Всякий, подходящий к нему, испытывал счастье попасть как бы под золотой благодатный дождь. Само приближение человека к этому старцу уже как бы давало ему чудесную возможность очищения и утешения».

К преподобному Анатолию, который был всегда приветливым, постоянно ласковым, сердечным, готовым чуть не полностью отдать себя тому, кто приходил к нему, шёл простой люд со своими скорбями и болезнями, хлопотами и жалобами. В народе было твёрдое убеждение, что нет такого вопроса, который отец Анатолий не смог бы разрешить. Каждую минуту ему приходилось разрешать судьбоносные вопросы многих людей.
«Отец Анатолий, – вспоминал один из летописцев Оптиной протоиерей Сергий Четвериков, – и по своему внешнему согбенному виду, и по своей манере выходить к народу в чёрной полумантии, и по своему стремительному радостно-любовному и смиренному обращению с людьми напоминал преподобного Серафима Саровского. В нём ясно чувствовались дух и сила первых великих Оптинских старцев» (2).
А вот так характеризуется преподобный Анатолий в книге «Тихие обители»: 
«Если так можно выразиться, у этого старца переизбыточествует по отношению ко всем одинаковое чувство какой-то материнской любви» (3). 

***

Александр Потапов, будущий Оптинский старец Анатолий Младший, родился 15 февраля 1855 года в городе Москве, в старинной купеческой семье. 
Родителями воспитан был в благочестии и страхе Божием, и ещё с ранних лет в сердце его возгорелось желание всецело посвятить свою жизнь Богу и стать монахом. 
Однако мать не благословила раннее стремление сына оставить мир и пожелала, чтобы из всех сыновей именно он пребыл с нею до её кончины.
Александр закончил уездное училище, а затем занимался торговлей, служил приказчиком в Калуге. Жизнь в миру подготовила его к будущему старческому служению: занимаясь торговым делом, он узнал мир, увидел множество людей, что пригодилось ему в духовном руководстве всех, обращающихся к нему за помощью.

***

После кончины матери 15 февраля 1885 года, когда Александру было тридцать лет, он поступил в Оптину пустынь и был определён в Иоанно-Предтеченский скит келейником преподобного Амвросия (4). 
23 апреля 1888 года, в Великую Субботу, в скитской церкви, послушник Александр был пострижен в рясофор. 
Одновременно с отцом Александром, келейником преподобного старца Амвросия был инок Николай, будущий старец Нектарий (Тихонов) (5). 
Преподобный Амвросий, провидя их совместное старческое служение в последующие годы, часто посылал их друг к другу за разъяснениями в различных духовных вопросах, приучая к духу советования и сотрудничества.

***

После блаженной кончины преподобного старца Амвросия 10 октября 1891 года, отец Александр был определен келейником к его преемнику, скитоначальнику, преподобному старцу Иосифу (6). 
3 июня 1895 года в скитской церкви инок Александр был пострижен в мантию с наречением имени Анатолий в честь святителя Анатолия, Патриарха Константинопольского. 
Он постепенно входил в старческий труд и вместе с преподобным Нектарием стал продолжателем старческого духовного делания. Уже в это время многим паломникам Оптиной пустыни стала открываться его духовная опытность. 
5 июля 1899 года старец Анатолий был рукоположен епископом Калужским и Боровским Макарием (в миру Макарий Трифонович Троицкий; 1830–1906) в сан иеродиакона. 

***

В начале 1900 года отец Анатолий, не имея ещё священнического сана, становится уже общепризнанным Оптинским старцем. На праздник Благовещения Пресвятой Богородицы в 1906 году он был рукоположен в сан иеромонаха и почти одновременно, указом Калужской духовной консистории, назначен духовником Казанской Амвросиевской женской пустыни в Шамордино, и исправлял это служение до самой своей кончины.

***

На благословение к старцу Анатолию, на соборование, на исповедь всегда стекалось множество людей. 
К 1908 году число посетителей к старцу Анатолию так увеличилось, что даже настоятелю Оптиной схиархимандриту Ксенофонту (в миру Василий Иванович Клюкин; 1845–1914) не удавалось протиснуться сквозь толпу, чтобы попасть на исповедь к старцу. 
После кончины духовника Оптиной пустыни иеросхимонаха Саввы по благословению отца настоятеля, отец Анатолий переселился из скита в монастырь в келию при больничном храме Владимирской Божией Матери. 
4 июля 1908 года в «Летописи скита Оптиной Пустыни» было записано:
«Сегодня после трапезы прощался с братиею скита скитский иеромонах отец Анатолий, переходящий по распоряжению отца настоятеля в монастырь с назначением состоять духовником мирян, прибывающих в Оптину пустынь на богомолье».
Нередко можно было видеть такую картину: в обители полное затишье, не видно даже монахов, а Владимирская церковь открыта и полна народа. 
Отец Анатолий принимал народ в течение всего дня до глубокой ночи. Он начинал приём посетителей с их обхода. Выходя в сени, старец благословлял каждого из них. Многие приезжали издалека только ради одного этого благословения святого старца. 

Обходя посетителей, преподобный давал краткие ответы на вопросы, а затем принимал тех, кому назначил исповедь и беседу у себя в келии.
Только под утро он становился на келейную молитву. Ноги его были в ранах. Страдая много лет грыжей, он был чуть живой. Ведь он всё время отдавал молитве и служению людям. 
Для многих оставалось загадкой – когда же старец Анатолий спал? Единственное время за сутки, когда старец позволял себе отдохнуть, это было на утрени во время чтения кафизм, когда в храме по уставу садились. 
Вот тогда старец Анатолий погружался в лёгкий короткий сон. Некоторые, не знавшие повседневного подвига старца, смущались тем, что он спит в храме во время службы.
Келия, где принимал отец Анатолий, по свидетельствам посетителей, была его кабинетом и приёмной. Здесь же он, очевидно, и молился, так как красный угол был полон икон, пред которыми теплилась лампадка и стоял аналойчик для принятия исповеди. 
А остальные стены кельи были увешаны портретами Оптинских старцев, отца Иоанна Кронштадтского, то есть изображениями будущих прославленных святых. 

Стол, несколько стульев, часы – вот и всё, что составляло убранство скромного, но чистенького и уютного жилища старца Анатолия.
Исповедь у старца обновляла и возрождала. Совершая исповедь в келии, преподобный обычно подводил посетителя к божнице, ставил на колени, давал читать вслух общее исповедание грехов, а после каждого исповедовал наедине. 
Во время исповеди он горячо молился за своих духовных чад. На исповеди преподобный Анатолий не оставлял на душе кающегося даже самых малых грехов и не разрешал, если видел нераскаянным даже малый помысл. После же исповеди давал наставления, всегда поражавшие точностью и прозорливостью.
В исповеди монашеской братии главное место занимало откровение помыслов. 
Российский церковный историк, публицист, общественный деятель русской эмиграции,  брат епископа Нектария (Концевича) Иван Михайлович Концевич (1893–1965) свидетельствует об этом так:
«Сосредоточенно, благоговейно подходили монахи один за другим к старцу. Они становились на колени, беря благословение, обменивались с ним в этот момент несколькими короткими фразами. Некоторые проходили быстро, другие немного задерживались. Чувствовалось, что старец действовал с отеческой любовью и властью. Иногда он употреблял внешние приёмы. Например, ударял по лбу склоненного пред ним монаха, вероятно, отгоняя навязчивые приражения помыслов. Все отходили успокоенные, умиротворённые, утешенные. И это совершалось два раза в день: утром и вечером. Поистине, «житие» в Оптиной было беспечальное и действительно все монахи были ласково-умиленные, радостные или сосредоточенно-углубленные. Нужно видеть своими глазами результат откровения помыслов, чтобы понять его значение» (7).

***

Отец Анатолий, как и все оптинские старцы, имел великий дар исцелений, но совершал их прикровенно, посылая болящих, как правило, на источник преподобного Пафнутия близ Оптиной или на могилку старца Амвросия или посредством какой-нибудь вещи. 
Однажды старец Анатолий, как рассказывала его духовная дочь сельская учительница Нина Владимировна, послал с ней грушу её брату. Она удивлялась, почему именно младшему, а когда приехала, оказалось – он очень болен и врачи говорят, что надежды мало. Брат стал есть грушу по маленькому кусочку и вскоре выздоровел. 
По рассказу другой духовной дочери, она выздоровела, укрывшись подаренным отцом Анатолием подрясником.

***
Известно множество случаев прозорливости старца. Многим он предсказывал будущие события в их жизни: одному священнику предсказал место служения. 
Одна женщина пришла с сыном Димитрием, старец хотел благословить его иконой великомученика Димитрия Солунского, но вдруг сказал сам себе: «Нет, не то», – и благословил образом святителя Димитрия Донского, имя которого и носил мальчик. 

***

Памятным событием в истории Оптиной пустыни было посещение её в 1914 году Великой княгиней Елизаветой Федоровной. В первый же день пребывания в Оптиной Великая княгиня познакомилась с отцом Анатолием, исповедовалась у него, имела со старцем продолжительную беседу. 
Осталось тайной, о чём беседовали они, но, безусловно, эта поездка в Оптину стала духовным приуготовлением преподобномученицы к её крестному подвигу.

***

Почитателем отца Анатолия был известный московский «старец в миру», будущий святой праведный Алексий Мечев (8). 
«Мы с ним одного духа», – говорил отец Алексий. 
Среди тех, кто пользовался духовными советами преподобного Анатолия, были: архиепископ Серафим (в миру Николай Борисович Соболев; 1881 – 1950) (9), митрополит Трифон (Туркестанов), иеромонах Серафим (в миру Николай Михайлович Загоровский; 1872–1943) (10). 
По благословению отца Анатолия принял в 1917 году священный сан известный духовный писатель протоиерей Валентин Свенцицкий (1881–1931). 
В 1905 году у старца Анатолия искал разрешения важных вопросов христианской жизни «Русский Леонардо», богослов, религиозный философ, священник Павел Флоренский (1882–1937).

***

23 января 1918 года декретом СНК Оптина пустынь была официально закрыта. Духовные чада предложили преподобному Анатолию на время оставить Оптину.
Уже во второй половине 1918 года в Оптиной пустыни стало не хватать хлеба. Братия и старцы терпели голод, и после службы из церкви все выходили в большой физической слабости. 
Старец в письмах смиренно просил духовных детей привезти для братии хлеба, благословлял шамординских сестёр ездить в другие губернии выменивать хлеб, и каждый раз, по молитвам старца Анатолия, чудесно находились жертвователи хлеба и всегда, несмотря на военные действия, хлеб удавалось благополучно доставить в обитель.
В послереволюционные годы зимой в келии Старца почти не топили. Не хватало дров. Одну зиму дом простоял с несколькими выбитыми окнами. В морозные ночи вода, если её забывали вылить, застывала в кружке на столе. Всё это расстроило и без того слабое здоровье преподобного. Старец при этом сохранял удивительное спокойствие, ободряя тем самым и монашескую братию.

***

В 1919 году после реорганизации Оптиной в сельхозартель пришли с обыском и к преподобному Анатолию. Старец был арестован. По дороге в тюрьму он тяжело заболел, и ему, ошибочно приняв за тифозного, остригли волосы и бороду. Вернулся он в обитель совсем измученный, еле живой, но со светлой улыбкой и благодарением Господу. 
Когда его увидели остриженным, многие не узнали батюшку, а потом очень опечалились. 
Старец Анатолий весёлый вошёл в келию и сказал, перекрестившись: 
«Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! Слава Тебе, Боже! – И, осмотрев всех, добавил: – Посмотрите, каков я молодчик!»
Потом сел пить чай и весело рассказывал о своей поездке в Калугу: «Как там хорошо! Какие люди хорошие! Когда мы ехали в поезде, у меня была рвота. Дошли пешком, а там владыка Михей (11) почему-то стал требовать лошадь. И зачем это он выдумал? Все братья пошли, а мы сидели в “чеке”. Там курили, было душно. У меня поднялась рвота, и меня отправили в больницу, подумали, что у меня тиф. Там меня остригли, но это ничего – так гораздо легче. Доктор, такой хороший, сказал, что по ошибке счёл меня за тифозного и велел остричь, – очень извинялся. Такой хороший! Сторож в больнице тоже очень хороший... Сестра – тоже очень хорошая – была у отца Амвросия... Да, хорошие люди, хорошие... Знаешь, тот, кто меня арестовал, после сказал, что по ошибке меня арестовал, и просил простить его и даже руку у меня поцеловал. Я сказал, что это ничего, что я очень рад, что съездил в Калугу». 
Свою «арестантскую» поездку в Калугу <…> старец описывал с детским беззлобием и райским благодушием – как духовное паломничество». 

***

В 1921 году настоятель Оптиной архимандрит Исаакий II предложил старцу Анатолию принять схиму. 
Во время пострига преподобный был так слаб, что не мог сам держать свечу и схимнические обеты произносил едва слышным голосом. 
Казалось, надежды на выздоровление нет. Но после принятия схимы, по милости Божией, ему сделалось лучше, он стал есть и понемногу подниматься с постели.

***
Но братию, насельников обители вновь арестовывали и высылали. Более всего новую власть не устраивало пророческое служение старцев, которые в своих наставлениях укрепляли народ стоять в Православии, с терпением нести попущенные Богом скорби. Оптина пустынь была объявлена «рассадником контрреволюционной пропаганды».
11 августа 1922 года в обитель приехала чрезвычайная комиссия ГПУ. Начались допросы. Старца Анатолия долго допрашивали и хотели увезти. 
Старец сохранял мирное расположение духа и смиренно попросил отсрочить арест на один день, чтобы ему можно было приготовиться в путь. 
Келейнику отцу Варнаве чекисты приказали к завтрашнему утру приготовить старца к отъезду. Воцарилась тишина, старец стал готовиться в путь, уединился у себя в келии.
Ночью ему стало худо. Позвали доктора, но тот не нашёл ничего, угрожающего жизни. 
Под утро келейник нашёл старца стоящим на коленях. Войдя в келию через несколько минут, отец Варнава понял, что старец Анатолий в молитве предал свою душу Господу. 
Он скончался в 5 часов 40 минут утра 12 августа 1922 года.

***

Спустя несколько часов приехала комиссия.
«Старец готов?» – спросили чекисты келейника. – «Да, – ответил он, – готов». 
Отец Варнава открыл перед чекистами дверь келии. Там, на столе, в гробу лежал «приготовившийся» почивший старец. 
Так Господь чудно призвал к Себе Своего верного раба, исполнившего все Его повеления и заповеди, сподобив Своего угодника в последнюю ночь молитвенно приготовиться «в путь всея земли».
«Честна пред Господем смерть преподобных Его» (Пс. 115, 6).

***

«Положись на волю Господню, и Господь не посрамит тебя... Пред кончиною своею будешь благодарить Бога не за радости и счастье, а за горе и страдания, и чем больше их было в твоей жизни, тем легче будешь умирать, тем легче будет душа твоя возноситься к Богу» – так учил своих чад преподобный Анатолий и жизнью своей, и блаженной кончиной.
Отпевание старца Анатолия совершалось в Казанском соборе Оптиной пустыни, где панихиды служились непрерывно. 
Во время копания могилы монахи затронули гроб старца Макария (12) под соседней часовней. Так как угол гроба истлел, братия смогла убедиться в нетленности тела великого старца.
А батюшку Анатолия похоронили под одной часовней со старцами Амвросием и Иосифом за Введенским собором, на том самом месте, где он долго стоял за две недели до смерти, повторяя: «А тут ведь вполне можно положить ещё одного. Как раз место для одной могилки. Да, да, как раз...».
Надпись на деревянном надгробии старца Анатолия гласила:
«О сем разумеют вси, яко мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Иоан. 13,35), пребываяй в любви, в Бозе пребывает, и Бог в нем пребывает (1Иоан. 4,16)».
Многие чада отца Анатолия приехали в Оптину на погребение своего духовного отца, по тому что он, как они рассказывали, заранее предупредил их о своей кончине или письмом, или явившись во сне.
Могила старца Анатолия после погребения, по свидетельству очевидцев, несколько дней благоухала неизреченными ароматами.

***

26-27 июля 1996 года старец Анатолий был причислен к лику местночтимых святых в Соборе Оптинских старцев. 
Святые мощи преподобного Анатолия Оптинского вместе с другими преподобными Оптинскими старцами были обретены 10 июля 1998 года 
Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 года он прославлен для общецерковного почитания. 
Святым моща преподобного Анатолия Оптинского можно поклониться в храме-усыпальнице в честь Владимирской иконы Божией Матери. 
Как при его земной жизни, когда в этот храм к старцу всегда стекалось множество людей – и монашествующих, и мирян, – за духовным советом к преподобному и ныне обращаются паломники не только из России, но и из других стран.
Преподобне отче наш Анатолие, моли Бога о нас!

 

Примечания
1. С 1916 года был учеником оптинского старца Нектария, постоянно посещал московский храм св. Николая в Кленниках, исповедовался у настоятеля этого храма о. Алексия Мечёва, позднее его духовным отцом стал о. Сергий Мечёв. Его другом и также прихожанином храма был врач Сергей Никитин, позднее епископ Стефан. 
По благословению старца Нектария в 1927 году отказался от защиты кандидатской работы и 21 апреля этого же года архиепископом Бийским Иннокентием в храме Святителя Николая в селе Котельники был рукоположен во диакона к храму святителя Николая в Клённиках. С 21 июля 1928 - священник храма св. Николая в Кленниках (рукоположен епископом Серпуховским Арсением), друг, помощник и сотаинник будущего сщмч. Сергия Мечева.
2. Иеросхимонах Сергий (в миру Сергей Иванович Четвериков;  1867 - 1947), протоиерей (с 1942 года - иеромонах) Западноевропейского экзархата Русских приходов Константинопольского патриархата. Автор многочисленных статей и книг. Среди них: Четвериков С., прот. Оптина пустынь. 1982;  Собрание писем оптинского старца скитоначальника иеросхимонаха Анатолия к монахиням. (составитель С. Четвериков). (2-е издание — Шамордино. 1914). 214 с.
3. Тихие обители. Рассказы о святынях, Эксмо, 2013.
4. Иеросхимонах Амвросий (Гренков). См.: https://www.optina.ru/starets/amvrosiy_life_full/
5. Иеросхимонах Нектарий (Тихонов). См.: https://www.optina.ru/starets/nektariy_life_full/
6. Иеросхимонах Иосиф (Литовкин). См.: https://www.optina.ru/starets/iosif_life_full/
7. Концевич И.М. Оптина пустынь и её время. Holy Trinity Monastery, Jordanville, N.Y., 1970.
8. Святой праведный Алексий, пресвитер Московский. См.: http://www.klenniki.ru/aleks-mechev
9. В эмиграции стал идеологом русского православного монархизма, автор книги «Русская идеология». Канонизирован 3 февраля 2016 года Архиерейским собором Русской православной церкви в лике святителей. Память — 26 февраля.
10. Преподобноисповедник, местночтимый святой Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. 22 июня 1993 года Определением Священного Синода Украинской Православной Церкви принято решение о местной канонизации подвижника в Харьковской епархии, в Соборе новомучеников и исповедников Слободского края (день памяти — 1 июня).
11. Преосвященнейший Михей (Алексеев, 1851-1931), епископ Уфимский и Мензелинский, проживавший в Оптиной на покое. 30 марта 1890 года по благословению отца Иоанна Кронштадтского поступил послушником в Оптину пустынь под руководство старца Амвросия.
12. Иеросхимонах Макарий (Иванов). См.: https://www.optina.ru/starets/makariy_life_full/

5
1
Средняя оценка: 2.90741
Проголосовало: 54