«Судьбы моей звезда...»

Юрий Ларионов. «И верить искренне, что вечен...». Сборник стихов. – Казань: Издательство Академии наук РТ, 2021. – 172 с. 

Удивительный и парадоксальный всплеск поэтического творчества происходит в последние годы на просторах всей нашей великой многонациональной России. Поэтические сборники, выходящие, как правило, небольшими тиражами, все вместе являют собой живое полифоничное пространство современной российской поэзии. Современный литературный процесс характеризуется широким разнообразием художественных тенденций, влияний, традиций и школ. Имеющаяся сегодня возможность практически у каждого поэта издать свою книгу (и, таким образом, получить теоретический шанс пробиться к своему читателю) стимулирует творческую активность, а динамика сегодняшнего дня вдохновляет людей на самовыражение в стихах. Всё это неоднозначно, всё это имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Поэзия (как и вообще искусство в самом широком смысле) давно уже перестала быть делом исключительно профессионалов; заработать на жизнь сочинением стихов сегодня могут единицы (да и в этом случае чисто литературное творчество, как правило, сочетается с медийной, концертной или какой-либо другой деятельностью); доступность издания собственной книги делает литпроцесс менее регламентированным, более живым и, следовательно, потенциально содержащим возможность открытий. В то же время, как результат «свободы творчества» и практически полного отсутствия редакторского «надзора», даже и талантливые авторы не застрахованы от понижения профессионального (технического и вкусового) уровня, чего уж говорить о тех стихотворцах, которые самостоятельно, зачастую «наощупь» прокладывают своему дарованию путь к творческим высотам. Об этом можно говорить долго, но в целом эта реальность являет собой отражение общего состояния современной жизни. Во всяком случае, можно порадоваться тому, что многие представители самых разных профессий сегодня пишут стихи. По этим стихам читатели и литературоведы завтрашнего дня будут воссоздавать черты нашей эпохи, узнавать, чем жили люди в наше время, как они искали в жизни истину и смысл, к чему стремились, в чём заблуждались, и как им удавалось в смутных духовно-нравственных реалиях начала XXI века высказать нечто, заслуживающее внимания потомков. 

Книга стихов современного поэта Юрия Ларионова представляет собой яркое и интересное явление, в определённой степени характеризующее российский литературный процесс (в том числе и применительно ко всему вышесказанному). Написанная в традиционной манере, она привлекает, прежде всего, непосредственностью чувства, искренностью авторской интонации, твёрдой приверженностью русской литературной традиции. Книгу открывают два предисловия, каждое из которых является авторитетной рекомендацией. Вот что пишет о поэзии Юрия Ларионова Народный поэт Татарстана Ренат Харис: «...многие стихи Юрия Ларионова – слезинки то ли любимой женщины, то ли его самого. В них и радость встреч, и горечь разлуки, и восхищение красотой, и испепеляющая ревность, и гнетущее разочарование, и непоколебимая надежда на счастье… Это – тревога нашего современника, которого волнует судьба Любви в человеке, судьба человека на Земле, судьба Земного Шара во Вселенной, судьба Вселенной в руках Всевышнего…». Народный артист СССР Владимир Васильев пишет о стихах Юрия Ларионова: «За их строчками я видел человека, любящего окружающий его мир больше самого себя… Они не были вымученными, придуманными в поисках рифм. Просто казалось, что автор записывает переполняющие его чувства, которые рвутся наружу. В них явно билось его сердце…». В этих словах двух выдающихся деятелей отечественной культуры сформулированы главные черты поэзии Юрия Ларионова. 
В книге преобладают традиционные для русской поэзии мотивы. Прежде всего, патриотический посыл, выраженный в ряде стихотворений, не даёт усомниться в гражданской позиции автора. 

...Язык народа – это та же сила, 
Зараза слов весь организм отравит. 
Пока нас эпигонство не скосило, 
Нам нужен доктор, кто диагноз ставит... 

(«Не провоцируйте!»)

Поэтическая мысль выражена эмоционально и несколько прямолинейно, но, во всяком случае, с подкупающей искренностью. Вообще, сегодня явственно видно, что в современной поэзии возрождается публицистическая линия, традиционная для нашей литературы. В поэтической публицистике поэт имеет возможность выразить своё отношение к повседневности, к происходящему в стране и в обществе. Публицистика в поэзии является полноправным жанром, в котором автор являет себя не просто поэтом, но поэтом-гражданином. И если поэта порой несколько «заносит» в чрезмерно категоричные суждения, то это – неизбежные издержки искренности и непосредственности. Указывать на перегибы и чрезмерные хлёсткости – дело литературной критики, а поэт говорит так, как чувствует. 
В творчестве Юрий Ларионов преимущественно лирик, и именно в этом направлении его талант проявляется наиболее убедительно. В наше время многие авторы, стремясь к быстрой и дешёвой «медийности», начинают уклоняться от нашей отечественной традиции, искать славы в политизированной и социальной скандальности. Когда читаешь лирические стихи Юрия Ларионова, то сразу чувствуешь, что это поэт нашей родной традиции; поэт, чувствующий слово, чутко слышащий музыку русской поэтической речи. 

В кругу осеннего застолья, 
Купаясь в шелесте кудрей, 
На фоне синего раздолья 
Шумела Русь среди полей. 

И чуя осени прохладу 
С её опавшею листвой, 
По обезлюдевшему саду 
Шуршит, тревожа, лист сухой. 

Берёзкам косы заплетая, 
На миг картинно замерев, 
Стояла осень золотая, 
Красой печальной нас согрев. 

(«Осень золотая»

В стихотворении ярко выражена музыкальность русского стиха, его спокойная образность, традиционная размеренность и фонетическая упорядоченность. Вот вроде бы и ничего нового поэт не высказал, но чувство осенней грусти передано очень тонко и пронзительно. Это очень важно. В русской поэзии за все три с лишним века её существования и интенсивного развития было столько великого и просто значительного, что сегодня для того, чтобы прозвучать достойно хотя бы несколькими стихами и получить шанс на скромное место в литературе, нужно обладать не только талантом, но и яркой, глубокой личностью, способной наполнить традиционные формы выразительным содержанием. Для этого поэт должен быть как можно более взыскателен по отношению к себе, к своему слову.  

Какое утро синее, 
Скрипит в снегу восход. 
И окна в белом инее 
Скрывают небосвод. 

Бегут часы. Торопятся. 
Ушёл двадцатый век
И больше не воротится, 
Как прошлогодний снег. 

Одно лишь неизменное 
И светится всегда: 
Необыкновенная 
Судьбы моей звезда. 

(«Какое утро синее...»

Самыми простыми языковыми средствами поэт создал лирическую картину, волнующую и пронзительную. Философский посыл, содержащийся в стихотворении, поднимает его на более высокий уровень, чем просто лирическая зарисовка. И даже маленький ритмический сбой в предпоследней строке не замутняет чистоты этого небольшого произведения, делая его истинным творческим событием. В принципе, именно в этом направлении дарование Юрия Ларионова наиболее плодотворно, именно как лирик он наиболее выразителен и содержателен, именно лирические стихотворения составляют художественную основу его книги. Осмысление бытия через созерцание природы есть верный путь к пониманию жизни, её бездонной глубины и неизбывной привлекательности. Собственно, поэт это подтверждает в очередном своём лирическом стихотворении. 

Морозец лёгкий лист сковал, 
Траву запорошил, 
А солнца радостный овал 
Нас грустных дум лишил. 

В душе покой образовался, 
И поступь ветрена слегка, 
Как будто в сердце мне ворвался 
Твой поцелуй издалека. 

Взор затуманился немного, 
Рассвет окутала печаль. 
Куда ведёшь ты нас, дорога, 
В какую чувственную даль? 

(«Морозец лёгкий лист сковал...»

В этом стихотворении отчётливо слышатся интонации, характерные для русской лирики. Здесь вспоминаются и Блок, и Есенин, и даже полузабытый Кусиков (поэт из окружения Есенина, автор талантливых романсов-стилизаций). Разумеется, мы не соотносим масштабы дарований, но считаем необходимым подчеркнуть эту линию преемственности, которая органично помещает творчество Юрия Ларионова в контекст русской традиции. 
В лирике Юрия Ларионова отчётливо выделяется любовная тематика. Говоря о любви, поэт проявляет стремление высказаться как можно более точно и откровенно. Своё понимание любви он излагает зачастую неоднородными, смешанными стилевыми средствами, в которых черты высокого стиля органично чередуются с элементами просторечия, и они органично дополняют друг друга. 

В одной любви спасенье мира, 
В ней – наша божья благодать. 
Её нам хватит и на сирых, 
И жаждущих повелевать. 

Она способна миром править, 
В ней высший разум, он не врёт. 
Любовь, способная исправить 
Всё то, что жизнь недодаёт. 

Она – небесное созданье, 
Её одну лишь сердце зрит. 
И узнаёт по умолчанью, 
Предчувствуя её визит. 

Её всегда нам не хватает. 
Она – как редкий звездопад. 
Тому, кто истиной страдает, 
В дыму бездушья изнывая, 
Она ценнее всех наград. 

(«В одной любви спасенье мира...»

В процитированном стихотворении можно отметить некоторую риторичность, которая, в то же время, оправдана стремлением поэта не просто высказаться, но и для самого себя до конца проговорить важные  ля него вещи. Такой стихотворный приём отсылает читателя к традиции прошлого, к риторике становления стихотворных рассуждений, но в виде некоей стилизации, в современных языковых условиях. В целом стихотворение, с некоторыми оговорками, выдерживает взятую планку, и завершающая его эффектная концовка не вызывает неприятия повышенным пафосом. Рискованное выражение «истиной страдает» при определённом понимании можно расценить как нетривиальное выражение простой мысли. Вообще, в подобных стилевых вольностях можно усмотреть особенность поэзии Юрия Ларионова: неожиданным резким смещением лексических шаблонов он добивается некоторого «освежения» впечатления при формулировании вечных сюжетов и тем. Однако он не злоупотребляет этим приёмом, пользуясь им только тогда, когда испытывает острую необходимость высказать поэтическую мысль во всей её остроте, избежав растворения её в стилевых алгоритмах. 
При некоторой неровности стиля, в некоторых стихотворениях поэту удаётся достигнуть значительных высот в мастерстве, точности и выразительности. 

Твоя чуть сдержанная страсть, 
Ручей речей твоя текучесть. 
В них захлебнуться и пропасть 
Судьбой начертана мне участь! 

Сверкнуть как молния в ночи, 
Распасться искрами по полю, 
Но что же сердце всё стучит 
И рвётся птицею на волю?! 

Быть соловьём и в клетке петь?! 
Скорее мир перевернётся. 
Ах! Как бы взять и улетать… 
Да не пускает долга клеть. 
Ужель в неволе петь придётся? 

(«Твоя чуть сдержанная страсть…»

Выразительная аллитерации, изящная инверсия, классическая образность, живость чувства – все признаки истинной поэзии присутствуют в процитированном стихотворении. Не всегда автору удаётся удержаться на столь высоком уровне гармонии стиля и чувства, но заслуживает внимания его постоянное стремление к достижению этой гармонии. В то же время, именно стилевые сбои ярко свидетельствуют о пульсирующей жизни в живом организме стиха, сообщая ему проникновенность и доходчивость, освежая эмоциональное восприятие.
Поэзия Юрия Ларионова в целом представляет собой живой поток чувств и мыслей, не всегда в своём окончательном выражении достигающий совершенства (что деликатно отмечено автором одного из предисловий). Недостаточно тщательно выверенная концепция книги несколько нарушает её внутреннюю цельность. Ряд стихов (в особенности личного, «альбомного» характера) порой резко диссонирует с главным, лирическим направлением сборника, нарушает его внутреннюю цельность. Легковесность некоторых суждений (в особенности политического характера) несколько снижает градус общего впечатления (в целом, уточню, вполне положительного).  Обойдёмся здесь без цитат, просто пожелаем автору более взыскательного отношения к составлению будущих сборников, а также настоятельно посоветуем не пренебрегать содействием хорошего редактора. 
Обобщая, скажем следующее. Книга стихов Юрия Ларионова представляет значительный интерес как явление современного литературного процесса, протекающего за пределами столичных «трендов» и тенденций, исходящего от реальной действительности и тяготеющего к вечно живой российской, русской поэтической традиции. Книга, несомненно, найдёт благодарного читателя, который будет снисходителен к стилевым шероховатостям и перехлёстам, услышав то главное и значительное, что хотел донести до него автор. 

5
1
Средняя оценка: 3
Проголосовало: 97