Критика

Казус Иванова

Казус Иванова

Не знаю, вывесил ли Союз писателей России 14 апреля черные флаги. Но повод для траура был: роман председателя правления СПР Николая Иванова «Реки помнят свои берега» не вошел в шорт-лист «Нацбеста». Более того, при голосовании Большого жюри не набрал ни одного балла. Прозаик со стажем, автор 20 книг и лауреат премии ФСБ всухую проиграл даже дебютантам Богдановой, Штапичу и Шипнигову, не говоря уж о мэтрах вроде Орлова или Гиголашвили...

подробнее
Замагниченный потребитель литературы

Замагниченный потребитель литературы

Последнее время критики все чаще и чаще стали писать статьи на тему «Мы вам еще пригодимся» — то есть пригодимся и авторам, и публике; нас, экспертов, сетекритикой не заменишь! А то, похоже, в сем есть большие сомнения…

подробнее
60 лет, полёт нормальный? Или как собака Стрелка стала матерью после витка на Спутнике

60 лет, полёт нормальный? Или как собака Стрелка стала матерью после витка на Спутнике

В преддверии круглой космической даты в глянцевом журнале Esquire вышла статья про Гагарина и покорение Советским Союзом Космоса. Пара слов обозревателя Камертона Игоря Фунта об этой статье и авторах.

подробнее
Жаждущий крови бог сетей

Жаждущий крови бог сетей

Если судить по двойственным советам Ольги Андреевой, первое, что надо, это не читать критиков вовсе. «Вот никаких и не читайте». Вдруг там кто-то пишет для тебя, о ужасный бог сетей? Или кто-то пишет от себя, выражая СВОЕ мнение, а не корпоративное?..

подробнее
Прилепиада, или Похождения фаворитов в Донбассе

Прилепиада, или Похождения фаворитов в Донбассе

Прочитав книгу Захара Прилепина «Некоторые не попадут в ад: роман-фантасмагория» (Москва – Издательство АКТ, 2019), я была настолько впечатлена (в отрицательном смысле), что задумала написать рецензию на эту книгу...

подробнее
Profession de foi или «амнепонра»?

Profession de foi или «амнепонра»?

Пресловутое «а мне понравилось», оно же «амнепонра», «мне зашло», «это мое» раздается из всех углов и уже стало общепринятым оценочным критерием. И критика профессиональная, похоже, решила не протестовать, а влиться в это козлогласование, приняв как данность право критика на творчество. И это выглядело бы смешно, не будь оно так печально. То от одного, то от другого назначенного критиком слышишь: «Я читал(а) — мне понравилось», «Я обнаружил(а), что по моему лицу текут слезы», «Я читал(а) эту книгу вслух домашним», «Моя душа поет», «Мой мозг разворачивает свои стрекозиные крылышки»… И что? — хочется спросить у господ вроде бы критиков, а отнюдь не читателей, изливающих душу в «отзывиках». Это что-нибудь значит — ну, кроме того, что кто-то отчего-то плакал, читал вслух, пел или вовсе расстался с внезапно улетевшим содержимым черепной коробки? И чем сей факт столь показателен?..

подробнее
Яхинский эшелон

Яхинский эшелон

ТАСС уполномочен очернить. То есть по мере сил и возможностей (а они у ТАСС немаленькие) поучаствовать в продвижении очередного мрака антиотечественной литературы, прямиком из редакции Елены Шубиной имени Елены Шубиной...

подробнее
История на погорелой пустоши

История на погорелой пустоши

Сырьем для «Сада» послужила не русская, но антирусская мифология. Мифы о праздных помещиках, которые если чем занимались, то бессмысленным и беспощадным обустройством сада. Об императоре, который во время холеры с перепугу замарал подштанники и «замуровался заживо в Петергофе». О грязном и тупом народе сплошь из «гоминидов первобытных»...

подробнее