Критика

Реквием квалифицированному потребителю

Реквием квалифицированному потребителю

Международный мультимедийный проект Russia Beyond, следуя своему слогану, в очередной раз осмыслил национальную идентичность: опубликовал рейтинг отечественных литераторов «112 Russian writers ranging from great, to absolutely freaking great» – «112 русских писателей, от великих до абсолютно офигенных великих». Прозаиков и поэтов выстраивала по ранжиру Александра Гузева, выпускница журфака МГУ, поклонница Снегирева и постоянный автор «Октября»...

подробнее
«Большая книга-2019»: нагрузка страшная, скука смертная

«Большая книга-2019»: нагрузка страшная, скука смертная

Нынешнюю тенденцию «Большой книги» сформулировал председатель Литературной академии Дмитрий Бак: «В круг чтения современного читателя, судя по произведениям этого сезона, возвращается чтение медленное, трудное, требующее усилий и потому дающее более утонченное наслаждение». Реплики большекнижных мужей – вот истинное наслаждение, ва-аще пир духа: «тексты стяжали сердца», «в круг чтения читателя возвращается чтение»… Однако давайте по делу...

подробнее
# яНеБоюсьСказать

# яНеБоюсьСказать

#яНеБоюсьСказать, что лауреат нынешнего «Лицея» Оксана Васякина – явный издательский проект со всеми его атрибутами. С программой действий, направленной на продвижение текста (по Губайловскому). С проработанной биографией (по Елистратову). С имитацией западных образцов и отчетливым премиальным акцентом (по Кузнецовой)...

подробнее
Первый конверт Романа Сенчина

Первый конверт Романа Сенчина

Анекдот про три конверта помните? Стало быть, обойдемся без преамбулы.
Роман Сенчин вскрыл первый конверт – опубликовал в «Известиях» статью «Нечитабельные блохи» с драматическим подзаголовком: «Чем опасна для писателя и читателя уничижительная критика»...

подробнее
Авиатор на лаврах, или Книга отречений

Авиатор на лаврах, или Книга отречений

На обложку «Лавра» вынесен подзаголовок «Неисторический роман». Это верно, но этого мало. У Водолзкина не только история отсутствует: нет ни драматургии, ни психологии, ни даже оригинальности – от них автор благополучно отказался. Апофатическая, в общем, проза, намертво спрятанная за частоколом отрицательных частиц...

подробнее
Пленник времени. «Возвышенный исторический опыт» в поэзии Алексея Богачева

Пленник времени. «Возвышенный исторический опыт» в поэзии Алексея Богачева

Современный бельгийский мыслитель Фрэнклин Анкерсмит в своей удивительной работе «Возвышенный исторический опыт» произвел необычное разделение академической истины и «возвышенного» опыта – вдохновляющего чувства историка при встрече с материалом прошлого...

подробнее
После бала

После бала

Наши литературные премии – вариации на тему «Интернационала»: кто был ничем, тот станет всем. С лишь одной оговоркой: ненадолго. Лауреат обычно остается в прискорбном положении Золушки: бьет полночь, бархат и кружева стали лохмотьями, карета превратилась в тыкву… А принцу оно глубоко по барабану...

подробнее