Агент Тридоля из Крыжополя

Киевский историк Олесь Бузина как-то обмолвился, что при словах «украинская интеллигенция» его рука тянется к мухобойке. Полностью согласимся с оценкой масштаба этого явления, убедительным подтверждением которого стала деятельность украинского пысьмэнныка Владимира Яворивского (1942 — 2021).

Колхозник из Крыжопольского района Винничины, закончивший в 1964 г. украинский филфак Одесского университета, получивший специальность «преподаватель украинского языка и литературы», в новейшие времена ставший одним из создателей националистического РУХа, весьма извращенно понимал приязнь к родному языку, сопровождая ее ненавистью к языку русскому. Показательно, что когда он заделался советским писателем и издавал в 1980-х в Москве книги на русском (стотысячными тиражами, получая немыслимые гонорары), ненависти к «великому и могучему» не проявлял. В. Яворивский два срока, фактически все первое десятилетие 2000-х, пробыл главой Национального союза писателей Украины, довелось ему и возглавлять Комитет Государственных премий Украины им. Т. Шевченко, а также развалить Демократическую партию. 

Максим Равреба пишет в соцсетях: «Советский писатель, коммунист, нацюк, ворюга и бандерлог… Врал Владимир Александрович всю жизнь, как дышал. О том, что был коммунистом, всегда врал, что не был. Был. Врал, что никогда не писал про Ленина. “Мы чувствуем гениальную неповторимость личности Владимира Ильича Ленина. Все то, что творила его неповторимость, остается дорогим и священным для нас: его учение, революционный темперамент, способ мышления, умение говорить с тысячами людей, его улыбка и одежда”. (В. А. Яворивский. “Право собственного имени”. 1985 г.)».

Склонный к лексическим, театральным эффектам, авантюрам, «Явір» (так было написано на его крутом авто) — это тот, кто привык высказываться от имени масс, организовывать «революционный штаб» в писательском особняке в Киеве, мнить себя рупором писательского сообщества. Были деяния и иного свойства. В статье «Писатель с большой дороги» о нем рассказывалось: «После Чернобыльской катастрофы наш патриот Украины быстро сообразил, что на этом можно сделать не только карьеру, но и деньги, и начал страстно эксплуатировать болезненную для украинцев тему аварии. В 1989 г. Чернобыль помогает ему пройти в Верховный Совет СССР. Примерно в то же время Яворивский присоединяется к РУХу и начинает “доить” диаспору. Самое раздолье настает, когда он в 1990 г. становится депутатом украинского парламента и более того — председателем “чернобыльского” комитета. В страну неконтролируемым потоком идет гуманитарная помощь, к распределению которой сумел вовремя подключиться наш доблестный писатель. Причем, все фокусы ему удается проделывать безнаказанно. Например, в 1993 г. в газете социалистов “Товарищ” появляется первая статья о КГБэшном прошлом националиста Яворивского. Но поскольку газета принадлежала СПУ, а социалисты тогда были не в фаворе, Яворивский скандал замял. Он добился, чтобы информация из архивов СБУ не была выдана, и журналисты проиграли судебный процесс».

Следует напомнить и о том, что в 1972 г. Яворивский был завербован КГБ под агентурным псевдонимом «Тридоля». В антиоранжевой украинской прессе рассказывалось о деяниях Тридоли. 

Широко публиковалось письмо-донос 1973-го г. трех «радетелей за украинское отечество»: 

«Председателю КГБ СССР тов. Андропову Ю. В. 
копия: Первому секретарю правления СП СССР тов. Маркову Г.
Уважаемый Юрий Владимирович!
Мы, украинские советские писатели, решительно осуждаем действия так называемых литераторов Светличного, Стуса, Сверстюка, Караванского, братьев Горыней, Мороза, Черновола, Осадчего, математика Л. Плюща, В. Некрасова и др., погрязших в националистическом болоте и не раскаявшихся в своей антисоветской деятельности. Нет и не может быть прощения им, замахнувшимся на самое святое — на социализм, на вековечную дружбу между русским и украинским народами, на чувство семьи единой. Их писания, создаваемые с целью подрыва и ослабления советской власти, будут отброшены народом и историей. Заверяем Вас, что никаким отщепенцам не удастся рассорить нас с ленинизмом, с коммунистической партией, с законом. Украинский народ никогда им этого не простит.
Дм. Павлычко, Ив. Драч, Вл. Яворивский».

Рассказывалось в прессе не раз, что поднаторев на чернобыльском бизнесе, Яворивский возглавил «дерибан» добра Союза писателей, а это немалая собственность: дом творчества им. Чехова в Ялте, дом творчества «Коктебель», пять корпусов писательского дома отдыха в Одессе, домики в Ирпене, пансионат «Нафтуся» в Трускавце. Яворивский самовольно переориентировал весь денежный поток Литературного фонда НСПУ на созданную им же Дирекцию управления имуществом (ДУМ). Дирекция и перегоняла потоки всех денежных средств Союза через свои счета.

В 2011 г. этот авантюрист (кое-кто называет его проходимцем) был отстранен от должности начальника пысьмэнныкив Украины. Украинские писатели пытались выяснить, куда же подевалась их коллективная собственность, но слишком хитро Явiр обставил делишки. 

Пан Яворивский за годы служения на посту головы Нац-пис-спилки не только рассылал из Киева в оранжевом 2005 г. новогодние открытки с проникновенными авторскими текстами: «Саме на цих столічних горах рік тому у дні Помаранчевої революції знову відродилися національний дух і наша національна гідність», не только вел русофобские передачи на украинском радио и выступал в Верховной Раде с инициативой о запрещении использования русского языка на заседаниях Рады, но и успел в известные оранжевые дни превратить главный особняк НСПУ, что на ул. Банковой (до революции — дом генерала Игнатьева), в «жовто-гарячий» штаб. Он, возомнив себя рупором писательского сообщества, видимо, полагал, что действует от имени ордена оранжевых меченосцев, а не общественной организации, в которую литераторы собирались по профессиональным, а совсем не политическим признакам. 

Всякий волен в выражении персональной позиции, однако пан Яворивский, будучи главой общественной организации, таким, можно сказать, щирым образом использовал общественно-служебное положение, изливая вовне помаранчевые продукты его личного, вдруг возродившегося «національного духу і національної гідністі».

Сей пламенный воитель не всегда был национально озабочен. В советские годы он результативно для своего кармана (и карьеры) разоблачал «бандеровщину» и свой «праведный гнев пламенного коммунистического литератора» излил в повести «Вічні Кортеліси» (Шевченковская государственная премия УССР за 1984 г.): «...вся тутешня сволота, гидь людська — поліцайня, повіялася в банди бандерівські. А куди їм від люда чесного подітися?».

Невозможно не принять во внимание суждения о пысьменныке Яворивском Василия Анисимова, тогда референта Предстоятеля Украинской Православной Церкви Владимира (Сабодана): «БЮТовец Яворивский — один из самых старых “флюгеров” украинской политики, начинавший как пламенный ленинец и обличитель “омерзительных зверств” бандеровцев, а ныне — борец с кучмизмом, частью которого он был еще до 2000 г., возглавляя комитет по Шевченковским премиям. Именно как “радянський письменник” Яворивский по заданию партии оболгал в своих книгах “козлов отпущения”, якобы виновных в Чернобыльской трагедии. Впрочем, православных больше интересует “духовность” Яворивского, чем его культура. 

Именно как глава парламентского комитета он в начале 1990-х прикрывал коррупционные схемы, по которым боевики УНА-УНСО получали через отлученного от церкви лже-патриарха Филарета многомиллионную гуманитарную помощь из Германии от расформированных воинских частей. Это были каски, котелки, обмундирование и т.д. 

Как тот же глава комитета он инициировал “дерибан” четырёхсот “жигуленков”, предназначавшихся отнюдь не депутатам, а заготовителям сельхозпродукции, продавшим государству мясо по заниженным ценам. Фигурировал этот “духовный пастырь” также и в скандале с приглашением на Украину Муна — главы тоталитарной секты “Церковь объединения”, запрещённой во многих европейских странах». 

Политический стаж умельца был недюжинный: он был и народным депутатом СССР, а потом, в 1990–1994 гг. — нардепом Украины I созыва. Снова в парламенте Украины появился в начале 2000-х, колеблясь в соответствии со своеобразной конъюнктурой, оказывался то в структурах Тимошенко, то Ющенко, то Пинзеника, то опять у Юли. Снова был избран в Верховную Раду — опять по списку «Батькивщины». И снова активничал как записной русофоб.

Слушая его радиопередачи, которые народ называл, по Оруэллу, «пятиминутками ненависти», люди брали ножницы и отрезали проводное радиовещание в своих квартирах — такие случаи были не единичны. Нахлебавшись лживой «балаканины» Яворивского, его первые избиратели на Кировоградчине стали показывать телевизору кукиш во время трансляций его выступлений в Верховной Раде. А когда изолгавшийся Яворивский решил баллотироваться в ВР от Харькова, в город прибыла народная делегация с Кировоградчины, чтобы открыть харьковчанам глаза на этого «политика».

Накануне введения закона «Об основах государственной языковой политики» № 5029-VI, вступившего в силу 10 августа 2012 г., Яворивский, тогда возглавлявший (только не смейтесь) Комитет по вопросам культуры и духовности, призывал парламент снять законопроект с рассмотрения поскольку, по его словам, «под личиной защиты языков национальных меньшинств вводится норма о разрешении введения второго государственного языка на территории, где проживает 10% носителей языка национального меньшинства. Это приведет к тому, что в Крыму, Харьковской, Луганской, Донецкой, Одесской, Николаевской, Херсонской, Черниговской, т.е. в большинстве областей Украины, русский язык станет вторым государственным».

Не то что цирковой, но скорей психопатологический номер пан Яворивский выкинул вместе со своими новыми соратницами по парламенту, украинской писательницей М. Матиос (УДАР, партия боксера Кличко) и «историком языка» И. Фарион («Свобода»). Сия тройка зарегистрировала в парламенте откровенно фашистский законопроект № 1233 «О функционировании украинского языка как государственного и порядок применения других языков в Украине». 

Наблюдатель из недр Киево-Могилянской академии, именуемой в народе натовским ПТУ, А. Тихолаз высказал тогда провидческое утверждение: «Похоже, сегодня мы переходим к этапу движения страны от недействительности к небытию. … Могучим средством ускорения этого движения страны в небытие и может послужить принятие закона о государственном языке авторства Матиос, Фарион и еще одного третьего (вы его могли видеть по телевизору: этакая дубина в фиолетовых рубашках с желтыми галстуками)». 

К сожалению, на Украине сиюминутный верх взяли яворивские и их более молодые последователи и единомышленники, которые развязали гражданскую войну, геноцид своего народа.

***

Однако гибкость позвоночников у некоторых представителей «украинской интеллигенции», к примеру, у панов пысьмэнныкив, да и даже у деятелей «духовной сферы», невероятна. 

Порой, на более-менее длительном историческом отрезке, кажется, что вот, замерли и окостенели, ан нет, живы курилки, и как только дуновение власти меняется, подстраиваются и они, даже если им уже немало лет. И стыд глаза не выедает, колеблются в соответствии с «курсом партии» (всякий раз новой), держатся на плаву, как известная субстанция в проруби.

А что бы делали на Украине русофобы, если бы России не существовало в природе? Кого бы они ненавидели, эти персоны с застревающей доисторической человеконенавистнической психикой?

Но этой публике — павлычкам, драчам, яворивским — не привыкать быть перевертышами и флюгерами, держать нос по политическому ветру. 

Сиюминутная мимикрия и лизоблюдское приспособленчество — у них в крови. Но мы готовы даже принять картину этой линьки, этого дрейфа хамелеонов в русскую сторону, — лишь бы украинский морок скорей закончился.

5
1
Средняя оценка: 3.36207
Проголосовало: 58