Что подсказывает реальная жизнь

Одним из главных итогов нынешней войны неизбежно должна стать глубокая реформа Вооруженных Сил, которая, в свою очередь, невозможна без глубокого преобразования всего российского общества.

В России все более настойчиво обсуждается тема возвращения к двухлетнему срок срочной службы в Армии, как это было в период СССР. 

«Глава оборонного комитета Совфеда Виктор Бондарев высказался за возвращение в России двухлетнего срока службы по призыву, комитет проведет консультации с силовыми ведомствами.
Ранее в парламенте уже звучали предложения о возвращении к прежней практике, когда на срочную службу призывали на два года.
“Конечно, я поддерживаю это. Обязательно надо вводить двухлетний срок (срочной) службы”, – сказал Бондарев РИА Новости в четверг.
По его словам, техника совершенствуется, мир движется вперед, в Вооруженные силы поступают новые системы, новые комплексы, и “за один год освоить их невозможно”.
“Поэтому я приветствую такое предложение, думаю, это абсолютно правильно”, – сказал парламентарий.
Он пояснил, что пока идет обсуждение этого вопроса. “Я думаю, будем (комитет СФ) советоваться с министерством обороны, с другими силовыми структурами, где предусмотрена служба по призыву. Я думаю, это все будет поддержано, другого нам не дано”, – сказал Бондарев.
Он уверен – “жизнь сама подсказывает, что надо это сделать”». 

Давайте не будем себя обманывать. Жизнь, на самом деле, подсказывает гораздо больше. И её требования становятся все более жесткими. Задачу выживания государства и нации, а именно так сейчас стоит вопрос, лежа на печи и обложившись мягкими прокладками прочими айфонами, не решить. 

И даже отдельно взятое решение об увеличении срока срочной службы до двух лет само по себе этому не сильно поможет. 
Что толку с того, что нынешняя изнеженная, не закаленная и морально не подготовленная к воинской службе большая часть молодежи будет маяться дурью в армии не год, а два? 
Даже в лучшие советские времена, знаю это по своему армейскому опыту, далеко не все срочники были к этому физически и морально готовы. Хотя тогда, надо признать, вся государственная машина работала в этом направлении. 

Детей воспитывали в патриотическом духе и физически закаляли, начиная с детского садика. Причем воспитывали люди, которые сами в это верили, а не просто за деньги, как сейчас.
А ведь разница при этом просто колоссальная. Меня, например, в школе воспитывали учителя из поколения, пережившего Великую Отечественную войну. Некоторые из них были фронтовиками. И узнали почем фунт лиха не из книжек, а нахлебавшись этого лиха в военные годы по самое не могу. 

Поэтому и общались они с нами на эту тему по-взрослому, предельно предметно. И объясняли максимально убедительно – что такое хорошо, а что лучше вообще никогда не делать. 
В старших классах задача подготовки молодежи к армии решалась через систему НВП (начальной военной подготовки), которая превращала старшеклассников в уже почти готовых бойцов. Причем, опять же по своему школьному опыту, военно-спортивная игра «Зарница» воспринималась нами как едва ли не самое яркое и долгожданное приключение в нашей школьной жизни. 

Там же мы получили и первые уроки высокой гражданственности и правильного военного поведения. Помнится, в ходе одной из таких игр нашими «противниками» были настоящие солдаты из ближайшей воинской части, которые для большего реализма обстреливали нас холостыми патронами из настоящих автоматов и пулеметов. И вот, когда мы в ходе этой потешной атаки, захватили передовой окоп «неприятеля», то в победном угаре стали кричать этим бойцам «Руки вверх!». И кто-то из них, явно подыгрывая нам, действительно их поднял. 

Руководившему этими учениями полковнику, бывшему фронтовику это очень не понравилось. Он подошел к нам, приказал своим солдатам опустить руки и сказал то, что я с тех пор запомнил на всю жизнь: «Никогда не требуйте, чтобы наш солдат поднял руки. Советский солдат не сдается!» 

Военно-патриотическое воспитание более высокого уровня сложности и специализации продолжалось в высших учебных заведениях, где работали военные кафедры. Которые, что характерно, не были своего рода возможностью «откосить» от службы в армии. Но строго наоборот – дополнительным шансом туда попасть. 

На этих кафедрах студентов уже готовили на роль младших командиров, то есть на офицерские должности. Завершалось все это двухмесячными сборами в войсках, где мы прошли все этапы курса молодого бойца – от огневой подготовки в любое время суток и рытья окопов, до обкатки танками и практических действий в роли командира взвода.
Не скажу, что все получалось гладко. Например, автор этих строк в роли комвзвода настолько растерялся, что несколько раз был удостоен титула «квашня» от начальника кафедры, тоже бывшего фронтовика. За то, что позорно бросал в окопе свое штатное вооружение – пулемет, в запарке убегая куда-то по «командирским делам». Тем не менее, все закончилось вполне благополучно – принятием Военной присяги на верность Родине. В моем случае первой и единственной на всю жизнь.

Автор этих строк в ходе церемонии приведения к Военной присяге, Одесский военный округ, 1978 год. 

После столь длительной и многогранной морально-психологической обработки, тот момент, когда меня – молодого учителя истории средней школы – пригласили в военкомат и сказали, что нужно послужить Родине, не стал для какой-то неожиданностью, тем более травматического характера. 

Все было вполне естественно, закономерно и никаких вопросов не вызывало. Потому что нам даже в голову не могло прийти, что может быть как-то иначе. И что если Родина тебе зовет, ты вправе подумать – соглашаться или нет. Таким вопросов тогда просто не существовало. Так нас воспитывали. 

Так что одним переводом ни к чему не готовых детей на двухлетний срок службы никаких проблем мы не решим. А будем только и дальше плодить странных и небывалых в прежние времена в нашем Отечестве «солдат», которых, оказывается, даже на войну отправить нельзя. Но тогда зачем нам вообще такая армия, больше похожая на детский сад? 
Для того, чтобы этих, мягко говоря, несуразностей не было, необходимо глубокое и без всяких дураков, то есть не только на бумаге, преобразование всего общества на новых более жестких и одновременно более традиционных для России основах. Одной из которых всегда было абсолютно фундаментальное убеждение в том, что защита Родины – действительно важнейший долг и прямая обязанность каждого члена общества, а не только специально нанятых за деньги людей, за счет которых все остальные могут преспокойно и дальше лежать на печи. 

И не стоит забывать, что тема так называемой «контрактной армии» пришла к нам вместе с развалом страны и насаждением американского образа жизни, образцам которого мы стали бездумно следовать. Не слишком вникая при этом в истинную суть данного пропагандистского голема.

За тридцать последующих лет выяснилось, что американская контрактная армия, на которую у нас стали дружно равняться, а точнее молиться, проиграла практически все военные кампании, в которых участвовала. А ее наемный личный состав, как выяснилось, вовсе не хотел умирать ни за чьи интересы. Просто потому, что мертвому наемнику деньги не нужны. 

И это уже не говоря о том, что ставка на контрактную армию очень сильно вредит накоплению обученного мобилизационного ресурса страны. Без которого в условиях действительно большой войны просто нечего делать. 

Раньше считалось позором не служить в армии. Сейчас это считается большой удачей. И до тех пор, пока мы этот массовый настрой не переломим, толку не будет. А переломить его – притом, что практически вся сфера информации, культуры и образования остается в руках прозападных либералов, фактически врагов государства Российского – возможным не представляется. Отсюда и насущная необходимость действительно глубочайших реформ. 

 

Художник: А. Семёнов.

 

5
1
Средняя оценка: 3.22424
Проголосовало: 165