Геннадий Лукашов: «Наши близко, наши скоро придут, об этом уже знает весь народ»

Геннадий был одним из самых деятельных молодогвардейцев. Он участвовал в диверсиях, распространял агитационные листовки, собирал оружие и мечтал о скорой победе. Однако январь 1943 года стал для парня, как и для большинства подпольщиков, роковым.

Геннадий Александрович Лукашов, родившийся осенью 1924 года, происходил из обычной шахтёрской семьи. Лукашовы жили в посёлке Первомайка, расположенном неподалёку от Сорокино. Детство Гены ничем не отличалось от детства других мальчишек. Всё свободное время он проводил на улице. И даже когда в 1931 году Гена начал учиться в школе, ничего не изменилось. Он любил играть в «Чапаева», мечтал стать лётчиком и не мог долго усидеть на одном месте. Чрезмерная активность мальчишки волновала родителей. Они были людьми малограмотными и надеялись, что их сын получит хорошее образование. И поэтому опасались, что буйный нрав будет помехой для прилежной учёбы. Однако родители ошиблись. Гена учился хорошо, являясь одним из лучших учеников в классе. Правда, учителя иногда делали ему замечания из-за поведения. Гена часто шутил, острил. Но никто не обижался. 
В средних классах у Гены появилась мечта. В то время все его одноклассники грезили небом. Мальчишки восхищённо рассказывали друг другу о подвигах Чкалова. А у девочек был свой кумир – Валентина Гризодубова. Все хотели стать лётчиками, совершать подвиги и устанавливать новые рекорды. И только у Лукашова была другая мечта. 
Мальчишка хотел стать машинистом. Ему нравились поезда, он много читал о них в книгах и газетах. И после окончания «семилетки» Гена отправился в Ростов, чтобы поступить в местный железнодорожный техникум. Лукашов не сомневался ни в своих знаниях, ни в своём здоровье. Вот-вот должна была начаться новая глава его жизни… Однако медкомиссия велела парню возвращаться домой. Оказалось, что у Гены были какие-то проблемы с ухом, о которых он и не догадывался. 
Гена вернулся домой. Сначала он решил продолжить учёбу и поступил в восьмой класс. Но не закончил его. Дело в том, что в городе Краснодоне (до 1938 года – посёлок Сорокино) объявили набор в школу фабрично-заводского обучения. И Гена захотел получить рабочую специальность: либо механика, либо монтёра. Однако в ФЗО набирали молодёжь на шахтёрские профессии: забойщиков и крепильщиков. Так Гена начал постигать премудрости рабочей профессии. И после окончания ФЗО отправился на работу на шахту № 1. 

Лукашов, несмотря на юный возраст, очень серьёзно отнёсся к работе. Такой ответственный подход позволил ему быстро завоевать уважение даже и опытных шахтёров. На работе Гена сильно уставал. Мать вспоминала, что иногда после смены у него не было даже сил раздеться и помыться. Однако он не жаловался, ведь все так работали. 
А когда у Гены появлялось свободное время, спешил на встречу с друзьями. Он по-прежнему много шутил, танцевал и пел. Успел вступить в комсомол, начал думать о продолжении обучения. Парню хотелось стать профессиональным механиком. Но началась Великая Отечественная война. И во второй раз Гене пришлось пересмотреть свои планы на будущее. Вместе с молодежью Кранодонского района он ездил в соседние сёла, где копал траншеи, изготавливал противотанковые ежи. В бесконечной работе пролетел для Лукашова первый год войны. 
К лету 1942 года стало понятно, что враг всё-таки сумеет прорваться к Краснодону. Над всеми жителями нависла угроза. И руководство приняло решение эвакуировать всех шахтёров, поскольку опытные люди могли пригодиться в тылу. Люди двинулись на восток. Однако они недооценили немцев. Оказалось, что враг продвигался гораздо быстрее, чем предполагалось. И в районе Красного Сулина шахтёрам преградили путь немецкие части. Пройти мимо них не получилось. И пришлось возвращаться домой. 
Однако самое страшное было впереди. Когда Гена и другие шахтёры вернулись, они узнали, что город и весь район уже оккупированы. Появление немцев и предателей, согласившихся превратиться в полицаев, сильно разозлило парня. Он никак не мог понять, почему его земляки так поступили? Мать Лукашова вспоминала, что её сын часто об этом думал, но не мог найти ответа. 
И Гена решил, что с оккупантами и их прихвостнями нужно бороться. 

*** 

Оказалось, что Гена был не одинок в своём порыве. Однажды он встретился с другом Толей Поповым. И тот рассказал ему о том, что в Первомайке собралась группа неравнодушных, ушедших в подполье. Толя понимал, что Гена может принести пользу, поэтому предложил ему присоединиться. Лукашов, конечно же, согласился. 
Через несколько дней Гена принёс присягу, после чего стал полноправным подпольщиком организации «Молодая гвардия». Так началась новая глава восемнадцатилетнего парня. Попов быстро сформировал несколько групп, разбитых на «пятёрки». Гена оказался в одной с Толей. 
Анатолий оказался толковым руководителем. Он сразу определил главные направления деятельности своих подпольщиков. Сначала партизаны собирали оружие, боеприпасы и медикаменты. Действовали ребята осторожно, поскольку был большой риск попасться полицейским. 
Оккупанты чувствовали себя полноправными хозяевами и города, и района. Вскоре они начали собирать молодёжь, чтобы отправить их в Германию на принудительные работы. Исключение составляли лишь непригодные по состоянию здоровья и те, кто уже где-то работал. Поскольку взять справку было слишком сложно и подозрительно (полицейские бы точно не поверили в «болезнь»), Гена сначала трудился в полях. Однако вскоре нашёл работу возчика в торговом отделе. Таким образом ему удалось избежать рабства в Германии. 
Вечерами молодогвардейцы собирались у кого-нибудь дома и слушали по радио сводки Совинформбюро. Затем тщательно изготавливали агитационные листовки. В них подпольщики рассказывали о событиях на фронте, а также просили людей не сотрудничать с оккупантами. А утром, перед работой, ребята занимались распространением листовок. Часть просто разбрасывали в людных местах, другие оставляли на крылечках домов или же клеили на стены зданий. Последними новостями с фронта Гена всегда делился с родителями, а заканчивал одной фразой: «Наши близко, наши скоро придут, об этом уже знает весь народ».

Первые успехи окрылили молодогвардейцев. И они начали наносить оккупантам более чувствительные удары. Ребята устраивали самые разнообразные диверсии: взрывали машины, портили телеграфные и телефонные линии, сжигали хлебные скирды. Однажды молодогвардейцы узнали, что в больнице, переделанной под тюрьму, находилось несколько пленных красноармейцев. Ребята не только смогли их освободить, но и помогли добраться до линии фронта. 
Тем временем приближался 1943 год. Воодушевлённые своим успехами, молодогвардейцы окончательно забыли об осторожности. Они напали на грузовик с новогодними подарками для оккупантов, а добычу затем раздали горожанам. И гестаповцы такой прекрасной возможности расправиться с подпольщиками не упустили. Дело в том, что уже в конце 1942 года полицейские объявили охоту на молодогвардейцев. Ситуация на фронте изменилась. Сталинград выстоял. Красная армия двинулась в западном направлении. И через Краснодон стали проходить отступающие вражеские части. Полицейские очень боялись, что им придётся расплачиваться за предательство. И поэтому они решили уничтожить молодогвардейцев, отомстить им за успех красноармейцев. 
В самом начале января 1943 года начались аресты. Руководители групп экстренно собрали подпольщиков и рекомендовали им скрыться. Но почти все остались. Ребята не верили, что с ними может случиться что-то страшное. Они ошиблись… 
Уже пятого января Гену арестовали. В тот же день в застенках гестапо оказалось ещё несколько молодогвардейцев, в том числе и Толя Попов. На протяжении нескольких дней их допрашивали, избивали, пытали. А пятнадцатого числа вывезли к шахте № 5 и казнили. После чего тела скинули в шурф. При этом полицейские повесили объявление, что всех арестованных отправили в Ворошиловград. И только в середине февраля, когда Краснодон был освобождён, вскрылась страшная правда. Тела молодогвардейцев достали из шахты. Узнать кого-либо было очень сложно, поскольку партизаны были сильно изуродованы. Тело Гены Лукашова извлекли одним из последних. Его опознали по рукам и одежде. Юных героев похоронили в братской могиле на центральной площади Краснодона. 
В 1943 году Геннадий Александрович Лукашов посмертно был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени, а также медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени.

5
1
Средняя оценка: 3.22388
Проголосовало: 67