На снос в Харькове памятника Пушкину

Похоже, некогда русский город Харьков подписал себе культурный приговор. В Харькове сделано то, что не удалось более 100 лет назад маргиналам-националистам – снесен памятник Пушкину, установленный в начале ХХ века по народной инициативе, на пожертвования горожан.

Верно подмечено: история украинского национализма началась именно с попытки теракта в отношении памятника Пушкину в Харькове. В 1904 г. Украинская Народная Партия, основанная апостолом украинского национализма Мыколой Михновским, решила взорвать в Харькове памятник Пушкину. «Как и следовало ожидать, – пишет в наши дни наблюдатель Анатолий Тихолаз, – в силу неизбывной бездарности, являющейся родовой травмой этого антропологического типа, даже такое плевое дело “террористы” умудрились провалить: лишь слегка повредили постамент, вследствие чего партия заработала в городе репутацию “кружок политических придурков”».

Михновский был основателем и главарем Украинской народной партии, которая вела активную агитацию о революционной борьбе среди студентов и интеллигенции. О том, что это был за человек, говорят его высказывания: «Украинская нация должна уничтожить правление над собой чужеземцев, поскольку они выжигают душу самой нации. Должна нация добыть себе свободу, даже если зашатается от этого целая Россия! Должна нация добыть себе свободу из рабства национального и политического, даже если прольются реки крови!» Или из его 10-ти принципов: «Все люди – твои братья, но москали, ляхи, венгры, румыны и жиды – это враги нашего народа, пока они правят над нами и эксплуатируют нас». 


Открытие памятника Пушкину 26 мая 1904 г.

Прошло сто десять лет (!). 2014 г. В день, когда исполнилось 215 лет со дня рождения поэта, его памятник в Харькове был осквернен украинскими русофобами: желтой краской на постаменте был нарисован трызуб, каменное основание исписано ругательствами, у подножия, рядом с цветущей клумбой, оставлены следы краски, а с обратной стороны осквернители крупными буквами написали «Слава Украине». Харьковским сотрудникам городского хозяйства, очень быстро смывшим позорную краску, горожане были благодарны. Таких фортелей не выкидывали даже немцы, оккупировавшие Харьков с октября 1941-го по август 1943-го. 

Кстати, в развитие евангельского сюжета о повесившемся Иуде: в 1924-м Михновский повесился после подозрительно быстрого освобождения из ГПУ, оставив предсмертную записку невнятного содержания. Историки из числа его поклонников предпочитают не углубляться в детали его смерти, успокаивая себя тем, что, мол, «дело темное».

А дело, между прочим, ясное. Если все твои взгляды сводятся к заповеди любить себя и ненавидеть «чужого», ты должен понимать, что созданные тобою в невероятных интеллектуальных муках «десять заповідей УНП» (ключевые слова: «ненавидь», «зневажай», «не приятелюй») кардинально противоречат тем Заповедям, на которых вот уже не одну тысячу лет держится мир. Было бы лишним напоминать, что за нарушение Заповедей Бог карает. В этом случае неизбежность и неотвратимость наказания гарантирована.

Украинская «Википедия» зачем-то сообщает: «На його прикладі служіння Україні десятиліттями виховувались покоління української молоді у Канаді, США, Аргентині, Бразилії, Австралії». Да уж, воспитали. Сиди эти воспитанники и дальше в Аргентине с Канадой, не велика беда. Но их теперь и в Харькове навалом. Видать, решили воспитываться «на його прикладі» с самого начала, ничего не пропуская. А ведь, поди, знают, чем этот «прыклад» кончил. Ну что ж, это их выбор: будущее они себе обеспечили.

А вот каково их настоящее: в марте 2022 г. группа «общественности» выдвинула русофобскую топонимическую инициативу с целью очередной раз переписать историю, в частности, как указывают в обращении к мэру эти некогда русские люди, «вернуть первое название Пушкинской улицы, одной из центральных, которая с начала XIX века называлась Немецкая или Большая Немецкая. Конечно, имя Пушкина не имеет отношения к нынешней российской агрессии, но он – мощный символ русского мира, с одной стороны, а с другой, как поэт уже зарубежный не имеет такого влияния, как раньше, его уже и в школах не изучают тщательно. К тому же он ни разу не был в Харькове, презрительно отозвался о нашем университете. Свое историческое название улица потеряла во время всероссийского почитания 100-летия поэта, новое название было спущено сверху, что имело очевидные признаки идеологической имперской акции. Немцы были третьей по численности нацией города, к 1917 году почти все мощные заводы Харькова были построены именно ими. Украина в ближайшее время вступит в ЕС, этот шаг будет нам полезен…»

Согласитесь, дивный заход с Пушкинской на Немецкую! С обоснованием, весьма показательным! Именно так поступили фашистские оккупанты, войдя в Харьков в октябре 1941 г.

* * *

Известно, что Пушкин провел на юге Российской Империи около четырех лет. За эти годы Александру Сергеевичу удалось побывать во многих городах Крыма, Одессе, Запорожье, Екатеринославе (ныне Днепр), Чернигове, Мариуполе, Каменке (на Черкасчине), Нежине и многих других. Сохранилась карта территорий нынешней Украины, нарисованная Пушкиным. Малороссия осталась в творчестве русского гения – множество произведений посвящены природе, городам и людям этой страны. Читая их, понимаем, что поэт полюбил историю и культуру малороссов. Это памятно и по тому восторгу, с которым он принял сочинения Гоголя. Вот начало предисловия к гоголевской публикации в пушкинском журнале «Современник»: «Читатели наши, конечно, помнят впечатление, произведенное над ними появлением “Вечеров на хуторе”: все обрадовались этому живому описанию племени поющего и пляшущего, этим свежим картинам малороссийской природы, этой веселости, простодушной и вместе лукавой. Как изумились мы русской книге, которая заставляла нас смеяться, мы, не смеявшиеся со времен Фонвизина!..» 

В Харькове Пушкин так и не побывал. Но тема «Харьков и Пушкин» вполне содержательна. 

Харьков, после открытия в 1805 г. университета (по Указу Государя Александра I от 1804 г.) становился значимым городом не лишь Слобожанщины, но и в целом Южной Руси к востоку от Малороссии, в нем бывали друзья и родственники поэта Пушкина – родной брат Лев Пушкин, поэты Василий Жуковский, Антон Дельвиг. 

Пушкин и сам намеревался посетить Харьков – в частности, ради встречи с проживающими здесь знакомыми – Руфином Ивановичем Дороховым, прапорщиком Нижегородского драгунского полка, и Михаилом Андреевичем Щербининым, офицером, с 1820 г. служившим председателем гражданской палаты. Пушкин вел активную переписку с семьей Щербининых. Вроде бы Михаил Андреевич находился под следствием по обвинению в распространении пушкинских стихов, которые, по мнению доносчиков, были слишком вольнолюбивы. В исследовании пушкиниста В. Моисеенко сообщается: «По пути Пушкину удалось уточнить, что Дорохов и его друзья уже воюют на Кавказе, а друг его молодости Щербинин негласно находится под следствием по доносу подпрапорщика Курилова, обвинявшего его в распространении вольнолюбивых Пушкинских стихов, и прибытие его в гости Пушкина еще больше бы усилило бы подозрения. Дорохова через несколько недель Пушкин нашел на Кавказе, а со Щербининым встретился в конце того же 1829 года в Петербурге».

В Харькове также жил еще один знакомец Александра Сергеевича – участник войны, поэт Владимир Федосеевич Раевский, которого поэт 5 февраля 1822 г. предупредил о неизбежном аресте, после которого Раевский стал «первым в истории декабристом».

Но попасть в Харьков Пушкину не удалось. Об этом он в «Путешествии в Арзрум» оставил едкую, в своем стиле, реплику: «Мне предстоял путь через Курск и Харьков; но я своротил на прямую тифлисскую дорогу, жертвуя хорошим обедом в курском трактире (что не безделица в наших путешествиях) и не любопытствуя посетить Харьковский университет, который не стоит курской ресторации». 

Сарказм поэта следует отнести, конечно, в первую очередь не к самому университету, а к вышеупомянутой обстановке. А в самом Харьковском университете, между прочим, в 1825 г. побывал друг Пушкина, польский поэт Адам Мицкевич, поскольку здесь преподавал его родной брат Александр.

Однако 12 сентября 1829 г., возвращаясь с Закавказья, Пушкин, похоже, изменил свой маршрут на север. По мнению харьковского краеведа А. Зинухова, пять дней, с 12-го по 17-е, поэт все-таки провел в Харьковской губернии, где теперь располагаются поселки Карачевка и Бабаи, в имении губернского прокурора Петра Андреевича Щербинина, с которым велась активная переписка. С Бабаями, напомним, связана биография философа Г. Сковороды, именно там написавшего свою книгу «Сад божественных песней, прозябший из зерн священнаго писания».

Известно, что Пушкин использовал в работе некоторые книги и материалы библиотеки харьковского университета. Например, в «Истории Петра I» писатель взял некоторые сведения, привезенные из этой библиотеки товарищем поэта Михаилом Погодиным, а при работе над «Историей Пугачева» Пушкин использовал статью «О внутреннем состоянии донских казаков в конце XVI столетия» выходца харьковского университета Василия Сухорукова. О Сухорукове Пушкин писал: «Вечера проводил я с умным и любезным Сухоруковым. Сходство наших занятий сблизило нас».

Некоторые харьковские литераторы работали с Пушкиным в основанных им же изданиях – «Современнике» и «Литературной газете». В редакциях можно было заметить Василия Сухорукова, Ореста Сомова, Алексея Петровского. Встречались с поэтом и другие харьковцы – писатель Василий Алексеевич Якимов, историк и поэт Иван Васильевич Росковшенко, математик Михаил Васильевич Остроградский. В Молдавии Александр Сергеевич пересекся с ректором харьковского университета Андреем Ивановичем Стойковичем. 

***

Пушкин, конечно, повлиял на культуру Харькова, города имперского, русского – в конце XIX-начале XX вв. у горожан хорошим подарком ребенку считался томик произведений поэта. Среди харьковцев тексты и стихи Пушкина зачастую ходили и в рукописях. В Национальной библиотеке Украины им. В. И. Вернадского в Киеве числятся 104 листа стихотворного романа «Евгений Онегин», переписанных от руки неизвестным поклонником из г. Лозовая Харьковской губернии. 

Харьковчанка Христина Алчевская, основательница первой воскресной школы для женщин-анальфабеток (то есть не умеющих читать), особо выделяла сказки Пушкина и рекомендовала их для чтения в народных школах. Впоследствии Пушкин был внесен в ее рекомендательное библиографическое пособие «Что читать народу».

Столетие со дня рождения поэта в Харькове отмечали серьезно – вторую центральную улицу города – Немецкую – переименовали в Пушкинскую. К этой дате Городская Дума приняла решение об установлении на народные средства памятника Пушкину. Однако деньги сразу собрать не удалось, поэтому памятник появился только в 1904 г. Заказ получил известный одесский скульптор Б. В. Эдуардс. Установить памятник планировалось, как рассказывают, в центре, тогда это была Сергиевская площадь (потом Пролетарская), однако получил он место на улице своего имени, что понятно. Монумент был открыт на 105-летие со дня рождения поэта, который по старому стилю отмечался 26-го мая. Отметим, что именно памятник Пушкину, «солнцу русской поэзии», символу русского языка и русской культуры, стал первым памятником в истории Харькова.

Однако в том же году, ночью 31 октября, не смотря на день святого Луки (который, по народным приметам, выводит из людей гниль), памятник Пушкину был подорван. В окрестных домах из окон мощной взрывной волной выбило стекла, но человеческих жертв, к счастью, не случилось. Памятник остался почти без повреждений, лишь откололся кусок от постамента. На месте акта вандализма были обнаружены листовки с националистическим содержанием. Автор текста и организатор взрыва был без труда определен – им оказался, как мы писали выше, известный украинский националист и революционер, адвокат Мыкола Михновский. 

Памятник Пушкину подорвало боевое крыло партии Михновского – «Оборона Украины». Мотивы своих действий ублюдки объясняли так: Пушкин в своих произведениях исковеркал образ Мазепы, показав его предателем. 

Акт был реакцией на празднование 250-летия воссоединения Малороссии и Великороссии. Михновцам было непонятно, почему в городе установлен памятник именно Пушкину, а не Тарасу Шевченко. Как ни странно, за эти действия никто наказан не был.

Увы, мы живем в такие времена, когда мерзавцу и человеконенавистнику, русофобу Михновскому открыта памятная доска с его портретом на первом здании Харьковского университета. 

Однако примечательно, отрадно и объединительно – на другом конце короткого Театрального сквера, лицом к городскому театру (ныне – академический театр украинской драмы им. Т. Шевченко) на улице Сумской в 1909 г. был поставлен выполненный в том же стиле памятник-бюст Н. Гоголю, также изготовленный Б. В. Эдуардсом.

Памятник поэту стал символом русской культуры в Харькове. Возле бронзового Пушкина во время оранжевого переворота 2004 г. собирались городские митинги в поддержку и защиту русского языка. 

В 2006 г. Харьковский городской совет постановил в день рождения Пушкина по новому стилю, 6-го июня, отмечать День русского языка, в солидарность с Днем Пушкина в России. В этот день у памятника поэту каждый год проходили выступления поэтов и чтецов. 

Русское национально-культурное общество Харьковской области, под руководством М. Годунова и при содействии Харьковского государственного технического университета строительства и архитектуры (ХГТУСА) проводило Пушкинский конкурс школьных сочинений и рисунков на пушкинские темы.

Харьковский областной научно-методический институт непрерывного образования (ХОНМИНО) до 2014 г. проводил конкурс на знание русского языка: ученики старших классов харьковских общеобразовательных школ писали эссе по творчеству Пушкина и Гоголя.


Харьковский русский драматический театр имени  А.С. Пушкина

С 1933 г. в Харькове работает академический театр русской драмы имени А. С. Пушкина. Говорят, и это наименование теперь официально отменено. А будут ли сбивать с фасада барельеф с портретом поэта? Кстати, здание театра символично сгорело в 1970-х и лет тридцать простояло в виде «погорелого театра», спектакли шли в ДК работников Связи.

Не забывали поэта и харьковские любители стрит-арта. Улица Пушкинская изобилует изображениями поэта, сценами из его жизни и произведений. На одной из стен он предстает читающим стихи дамам, на другой – прогуливающимся с Натальей Гончаровой, на третьей – скачущим на сказочном коне… Теперь – закрасят, как закрасили граффити с портретами летчицы Гризодубовой и актера Л. Быкова.

«Харкiв, де твое обличчя?» – когда-то воскликнул малороссийский поэт. Сегодня ответ на этот вопрос ужасен.

5
1
Средняя оценка: 3.16529
Проголосовало: 121