Темна украинская ночь...

Пушкин, русский дух и вера православная и сейчас борются за Украину

Тиха украинская ночь.
Прозрачно небо. Звёзды блещут.
Своей дремоты превозмочь
Не хочет воздух. Чуть трепещут
Сребристых тополей листы.
Луна спокойно с высоты
Над Белой Церковью сияет
И пышных гетманов сады
И старый замок озаряет.

Я неслучайно изменил первую строку этого отрывка из пушкинской «Полтавы». Была украинская ночь тиха, а сейчас она темна. На Украине её нынешние бандеровские власти повсеместно уничтожают русскую культуру. Свергаются памятники русским государственным деятелям, писателям и поэтам. Переименовываются улицы и населённые пункты. И первый удар принял на себя, конечно, Александр Сергеевич Пушкин, «наше всё», как это теперь становится всё более и более ясно. Пушкин – есть средоточие русской культуры, самая её сердцевина и опорный камень. Выньте этот опорный камень из русского сердца, и там образуется пустота, и творчество других писателей и поэтов не смогут заменить значение слова и личности Александра Сергеевича. По значимости для русского духа и всей нашей национальной культуры рядом с Пушкиным можно поставить только Сергея Есенина с его обострённым чувством народного и национального. Но и Есенин всю жизнь равнялся на «блондинистого, почти белёсого», который представлялся ему «в легендах ставшим, как туман», ведь тайна силы и обаяния Пушкина и ему осталась не до конца понятной. Зато эту силу и обаяние нашего великого поэта прекрасно поняли враги России и всего русского. Я говорю здесь о бандеровцах и нынешних бандеровских властях на Украине, которые начали проводить кампанию «декоммунизации», то есть уничтожение памяти обо всём советском, обо всём советском периоде истории Украины (а именно в советское время Украинская ССР достигла своего наивысшего экономического и культурного расцвета и наивысшей численности населения, добавим к этому, что не оспаривается никем). Но эта кампания, связанная с переименованием улиц и населённых пунктов, когда на карте Украины появлялись совершенно абсурдные названия вроде «города Днепра» на месте всем давно привычного Днепропетровска, быстро переросла в кампанию «дерусификации», то есть бандеровцам показалось мало отказаться от всего советского, но надо было уничтожить всё русское. По идее, если уж доводить дело до конца, надо переименовать и Киев, ведь ещё в 9 веке князь Вещий Олег, основавший там столицу нового «русского государства», назвал этот город «матерью городов русских». Это зафиксировано в летописи, и никем не опровергнуто ни в России, ни на Украине. Но ведь и Киев хотели переименовать особо ярые украинские русоненавистники, появлялись сообщения, что раздаются призывы переименовать Киев (город, где в 6 веке по летописной легенде правил князь Кий) в Куев! Как более соответствующий правилам «украинской мовы». Слава Богу, что это переименование пока не состоялось, так как Куев уж очень похож на одно словцо из инфернальной лексики, понятное и русским и украинцам... Но «куёвые», позвольте так выразиться, нынешние тамошние власти узрели (очень точно) главную опасность для украинской самостийности – Пушкина! Ведь где Пушкин, там, как известно, «русский дух, там Русью пахнет»! Разве такое можно допустить на родине Тараса Шевченко? И вот – свергаются и разрушаются памятники великому поэту в городах «самостийной», даже те памятники и бюсты, которые были сооружены ещё в 19 веке по решению самих тогдашних жителей украинских городов, на собранные самими украинцами деньги. Как это недавно произошло в славном городе Житомире, о чём я ещё буду рассказывать.
И не важно, что в самой России имя великого украинского «кобзаря» не забыто, памятник ему стоит в лучшем месте Москвы на Украинском бульваре у набережной Тараса Шевченко, у многоэтажной гостиницы «Украина» – одной из «сталинских» высоток. Великий кобзарь, кстати говоря, большинство своих «дум» писал на русском языке, чтобы быть понятным русскому читателю, и славу свою как самобытный народный поэт он обрёл именно в России. Именно культурные русские люди, современники Пушкина, первыми оценили его талант и дали ему, хлопцу из простой бедняцкой украинской семьи, дорогу в большую литературу. Царские власти действительно преследовали кобзаря, по указу императора Николая Павловича он был сдан в солдаты за опрометчивые стихи – но это была участь и многих чисто русских вольнолюбивых людей, никакой разницы на национальной почве здесь не было. Вот и Пушкин написал лучшее своё поэтическое произведение – знаменитую поэму «Полтава» о судьбе Украины. О переломном моменте в судьбе этой земли, случившемся в начале XVIII века.

Содержание этой поэмы всем хорошо известно, мы все в школе учили отрывок из неё, под названием «Полтавский бой», о знаменитом сражении русских и шведов под Полтавой летом 1708 года. Так и отложилось у нас в памяти, что эта поэма – о Полтавской битве. Но это не совсем так – это поэма об Украине, в которой образ этой страны и образ украинского народа выведен нашим великим поэтом с большой приязнью и сочувствием. И это несмотря на то, что главный персонаж этой поэмы – гетман Мазепа, изменник, предавший Россию и своего покровителя царя Петра, ради осуществления своих честолюбивых политических замыслов. Это – главный персонаж поэмы, но не её герой. Главный герой здесь у Пушкина – любовь. Да, именно любовь! Любовь Марии, дочери полковника Кочубея (на деле она носила имя Матрёны), к старику гетману. Ради этой любви она бросает свою семью и уходит в дом стареющего владетеля Малороссии. Пушкин, кстати говоря, вовсе не рисует гетмана каким-то заведомым злодеем. По-своему это интересный талантливый человек, он пишет стихи и даже, как предполагает Пушкин (в примечаниях к поэме), является автором нескольких народных песен. Он был храбрым в бою человеком, активно помогал русскому царю в войнах с турками и был, что примечательно, награждён Петром высшим российским орденом св. Андрея Первозванного! И в старости он сохраняет обаяние рыцаря («лыцаря» – как говорят украинцы) и производит впечатление на молодую и прекрасную Марию Кочубей, дочь своего старого боевого товарища казацкого полковника Кочубея.

Он стар. Он удручён годами,
Войной, заботами, трудами;
Но чувства в нём кипят, и вновь
Мазепа ведает любовь.
Мгновенно сердце молодое
Горит и гаснет. В нём любовь
Проходит и приходит вновь,
В нём чувство каждый день иное:
Не столь послушно, не слегка,
Не столь мгновенными страстями
Пылает сердце старика...

А как прекрасны малороссиянки! Пушкин, своим опытным взглядом большого ценителя женщин, успевает заметить их красоту, образцом которой является Мария.

Она свежа, как вешний цвет,
Взлелеянный в тени дубравной.
Как тополь киевских высот,
Она стройна. Её движенья
То лебедя пустынных вод
Напоминают плавный ход,
То лани быстрые стремленья.
Как пена, грудь её бела.
Вокруг высокого чела,
Как тучи, локоны чернеют.
Звездой блестят её глаза;
Ее уста, как роза, рдеют.

Таков восхищённый русский взгляд на образец красоты украинки. И, согласитесь, он гораздо более положительный, чем даже взгляд природного украинца Гоголя, у которого, что ни прекрасная украинская панночка – то непременно ведьма. А самая красивая девица в его «Тарасе Бульбе» вовсе не украинка, а полячка, сбившая с пути незадачливого украинского хлопца Андрия. Поэма «Полтава», несмотря на весь её трагизм, наполнена непередаваемым ощущением полноты и блеска украинской природы, невыразимым очарованием украинской ночи, богатства цветущей этой исконно славянской земли. С этого и начинается поэма:

Богат и славен Кочубей.
Его луга необозримы;
Там табуны его коней
Пасутся вольны, нехранимы.
Кругом Полтавы хутора
Окружены его садами,
И много у него добра,
Мехов, атласа, серебра
И на виду и под замками.

Кажется, что это та земля, про которую было сказано когда-то, что она «млеком и мёдом течёт». Но всё портит предательство. Мария предаёт своих родителей и сбегает к старику Мазепе, её отец, старый полковник, решает написать донос русскому царю на Мазепу, не поделив свою дочь с её любовником, он, по сути, предаёт своего товарища. А его товарищ, гетман, что некогда сражался вместе с Кочубеем на полях битв, в свою очередь предаёт своего боевого друга и обрекает его на мучения под страшными пытками и позорную казнь. Ибо русский царь Пётр чего не выносил, так это предательства и не мог поверить, что испытанный его союзник гетман Мазепа, что-то замышляет против него и России. Россия ведь страна с широкой душой и потому доверчива и эти малороссийская закулисная ненависть непонятна русскому характеру. Тем более, что наша страна в то время находится на подъёме, она борется с европейским хищником – шведским королём Карлом XII, уже захватившим Польшу и стремившимся разгромить и Россию. Но Россия молодая...

В бореньях силы напрягая,
Мужала с гением Петра.
Суровый был в науке славы
Ей дан учитель: не один
Урок нежданный и кровавый
Задал ей шведский паладин.
Но в искушеньях долгой кары,
Перетерпев судеб удары,
Окрепла Русь. Так тяжкий млат,
Дробя стекло, куёт булат.

Согласитесь, картина похожа чем-то на наше время. То же противостояние с Западом, то же напряжение сил и надежда на союзников.... не всегда после оправдывающаяся. Потому Пётр отвергает все наветы на гетмана и отдаёт доносчиков (а это полковники Кочубей и Искра) Мазепе головой. Между тем – на Украине начинается смута. Смута эта вызвана, как предполагает Пушкин, «преданьями вольной старины», баснословными рассказами о временах гетманов Самойловича и Дорошенки, когда Украины как таковой ещё не было, а была буйная и беззаконная казацкая вольница на нижнем Днепре в Запорожье, бурные набеги которой следовали то в сторону турецкого Крыма, то в сторону Московского царства, направляемые умелой рукой польских магнатов. Польша платила казакам жалованье и имела всегда сильное влияние на бесконечные смуты и усобицы, что творились постоянно среди запорожцев. В нужный момент Польша направляла набеги запорожцев на русские земли. Вот вам и «преданья вольной старины»! Этой вольной старины и в помине не было на Украйне, а было постоянная и кровавая усобица в степях Малороссии, зажатой между трёх огней: между турками, поляками и Московским царством. Такова горькая судьба этого народа, не нашедшего в веках твёрдой опоры в самом себе и потому падкого на всяческие, в основном западные (Запад всегда был очень искушён в этом) посулы. Но Пушкин, как мы уже выяснили, с такой теплотой относится к Украине, что как можно более смягчает описание противоречивого малороссийского характера, оправдывая его эгоистические устремления юношеским задором, неразумением, присущим недозрелым нациям.

Украйна глухо волновалась.
Давно в ней искра разгоралась.
Друзья кровавой старины
Народной чаяли войны,
Роптали, требуя кичливо,
Чтоб гетман узы их расторг,
И Карла ждал нетерпеливо
Их легкомысленный восторг.
Вокруг Мазепы раздавался
Мятежный крик: пора, пора!
Но старый гетман оставался
Послушным подданным Петра.
Храня суровость обычайну,
Спокойно ведал он Украйну,
Молве, казалось, не внимал
И равнодушно пировал.
«Что ж гетман? юноши твердили, –
Он изнемог; он слишком стар;
Труды и годы угасили
В нем прежний, деятельный жар.
Зачем дрожащею рукою
Еще он носит булаву?
Теперь бы грянуть нам войною
На ненавистную Москву!

Такова констатация Пушкиным порочных черт малороссийского характера: легкомыслие, кичливость, жажда крови... Всё это он приписывает «юности» этого народа, с присущим юности эгоизмом и нетерпением. А ведь была у Украины и иная история, связанная с союзом с Москвой во времена славного гетмана Богдана Хмельницкого!

...Так, своеволием пылая,
Роптала юность удалая,
Опасных алча перемен,
Забыв отчизны давний плен,
Богдана счастливые споры,
Святые брани, договоры

И славу дедовских времен.

Это действительно славная история совместной борьбы двух православных народов против засилья католической Польши. Но почему забыта она? Почему забыта Переяславская рада, которой скоро уже будет 400 лет, и вот этот исторический приговор: «Навеки с Россией, навеки с русским народом!» Да, было всё это и ещё вспомнится в будущих временах, когда ослабнет удушающая узда коллективного Запада, наброшенная на упрямую воловью украинскую выю, гонящая «гарну Украину» на убой.
И предательство совершается, когда сам гетман, наполненный честолюбивыми планами самому стать «царём», и поощряемый некими эмиссарами с Запада, переходит на сторону шведского короля, ожидая, что Европа возложит на его голову корону!..

Мазепа козни продолжает.
С ним полномощный езуит
Мятеж народный учреждает
И шаткой трон ему сулит.
Во тьме ночной они как воры
Ведут свои переговоры,
Измену ценят меж собой,
Слагают цифр универсалов, 16
Торгуют царской головой,
Торгуют клятвами вассалов.
Какой-то нищий во дворец
Неведомо отколе ходит,
И Орлик, гетманов делец,
Его приводит и выводит.
Повсюду тайно сеют яд
Его подосланные слуги:
Там на Дону казачьи круги
Они с Булавиным мутят;
Там будят диких орд отвагу;
Там за порогами Днепра
Стращают буйную ватагу
Самодержавием Петра.
Мазепа всюду взор кидает
И письма шлёт из края в край:
Угрозой хитрой подымает
Он на Москву Бахчисарай.
Король ему в Варшаве внемлет,
В стенах Очакова паша,
Во стане Карл и царь. Не дремлет
Его коварная душа;
Он, думой думу развивая,
Верней готовит свой удар;
В нём не слабеет воля злая,
Неутомим преступный жар...

Смотрите, разве это не картина наших дней? Разве не так же готовилась в Киеве усилиями Запада «майданная революция»?.. Три века прошло с тех пор, а приёмы, применяемые Западом для борьбы с Россией – те же самые, только в более масштабном исполнении. А вот описание характера Мазепы, его психотипа, если хотите, данное Пушкиным, утверждавшим:

Что он не ведает святыни,
Что он не помнит благостыни,
Что он не любит ничего,
Что кровь готов он лить, как воду,
Что презирает он свободу,
Что нет отчизны для него.

«Что кровь готов он лить, как воду...» – разве это сказано не о нынешнем «гетмане» несчастной Украины? Для него уж точно «нет отчизны», а есть вилла во Флориде, до которой, впрочем, ещё надо добраться... Ведь Мазепа, к примеру, не добрался после поражения под Полтавой до своих закордонных поместий в Польше, а он был очень богат, но умер в турецкой крепости Бендеры, где спасался от гнева русского царя, приказавшего выковать пудовый чугунный «орден Иуды», что собирался повесить на шею изменника. В диком страхе перед царём России Мазепа не смог выползти из турецкой крепости и умер там в нищете, всеми забытый и никому ненужный, больной и парализованный старик. Как утверждают очевидцы, он был оставлен без присмотра и съеден вшами. Такова участь ждёт всех врагов России. Вспомните ту помойную яму, где облитый бензином сгорел «фюрер великой Германии», или скалу в океане, где отравленный мышьяком умер «великий герой» Наполеон. Правильно ведь писал русский поэт и украинец по крови Максимилиан Волошин (его настоящая фамилия Волошин-Кириенко): «Кто там, французы? – не лезьте, товарищ, в русскую круговерть, не прикасайтесь до наших пожарищ, прикосновение – смерть». Не слушают на Западе. «внемлют и не слышат», шлют бандеровцам новые мощные артиллерийские орудия «Цезарь» – это Франция Макрона, и ракетные системы «Хаймерс» – это Америка Байдена, а бандеровцы Зеленского бьют из этих систем по хранилищам отработанного ядерного топлива на Запорожской АЭС, в сердце исторической Украины, где когда-то буйствовало войско запорожских казаков. А что будет, если взорвутся эти хранилища, что останется от Украины? И не надо сдавать эти земли врагу, как недавно, к несчастью, сдали Херсон, даже если это диктует военная необходимость – это только поощряет врага. Именно после этого события, воодушевлённые успехом бандеровцы начали окончательно крушить все памятники русской культуры, что остались ещё в украинских городах. И прежде всего – досталось Пушкину. Вот в городе Житомире стоял с 1899 года(!) памятник-бюст великому нашему поэту, установленный тогда на собранные самими же украинцами, жителями города средства и по их инициативе. Стоял он неколебимо, все бури XX века пощадили его. Даже петлюровцы в годы гражданской войны не посмели покуситься на изображение великого автора «Полтавы» (видимо, эти деревенские хлопцы были более образованы, чем нынешние, правящие в Киеве актёры КВН? – видимо, так). Памятник они не снесли. Во время оккупации Украины немецкими фашистами сами жители Житомира прятали этот бюст, не отдали врагу. Вот как писал в интернете житель города Житомира ещё в 2008 году:
«В 1941 году во время оккупации Житомира немцами, бюст пытались отправить на переплавку, но благодаря неизвестным жителям нашего города сделать этого им не удалось и памятник по прежнему украшает город. Сейчас это место встречи многих поколений влюбленных, друзей, выпускников. Памятник Пушкину является одной из многих достопримечательностей Житомира. Заходите, читайте и приезжайте к нам!»

Это – публикация 2008 года. То есть до бандеровского переворота 2014 года Украина была гостеприимной и доброй страной, где чтили русскую культуру, не отделяя её от культуры украинской. И как всё изменилось теперь! А теперь под покровом ночи приехали некие «патриоты вильной Украины» и начали ломать памятник. Сбросили бюст с пьедестала из дорогого розового гранита, но бюст возьми и упади на голову одному вандалу... В источниках из интернета есть противоречивые рассказы об этом событии, но видеозапись, к примеру, резко обрывается на том месте, где бюст падает на голову сокрушителя. Бандеровские адепты, разумеется, истошно вопят, что всё это фейк, фейк! – но множество других свидетельств доказывают, что и памятник Пушкину тоже борется с бандеровским врагом. Приведём одно из многочисленных таковых свидетельств:
«На Украине в Житомире при демонтаже памятника русскому поэту Александру Сергеевичу Пушкину погиб местный националист. Он оказался лидером общественного движения "Гарна Украина". Изваяние, по свидетельствам очевидцев, свалилось прямо на голову активиста. И он скоропостижно скончался, так и не придя в сознание. – Империя нанесла ответный удар, – написали, комментируя ЧП, в социальных сетях. Бюст величайшего классика сбросил с постамента на украинского радикала его соратник. Он, видимо, не заметил, что тот рылся в этот момент в своем пакетике. Известно, что бронзовый памятник Пушкину на Старом бульваре был старейшим в этом украинском городе. Бюст поэта работы скульптора Генриха Олешкевича и инженера Михаила Бетаки был установлен на средства жителей города к столетию со дня рождения поэта в 1899 году. Избавиться от него решили современные горожане (забыв о воле своих предков. – авт.), процесс инициировал местный мэр. И вот один из исполнителей, участвовавших в вандализме, поплатился за это. Теперь украинский радикал в морге, а памятник находится на предприятии "Специализированный комбинат коммунально-бытового обслуживания"».
Заметим, что на Украине и прежде случались подобные мистические вещи, когда силы природы (а может и Божья воля?) боролись с оголтелой бандеровщиной. Так ещё в 2009 году перед пастырским визитом на Украину святейшего патриарха Кирилла в городе Ровно произошёл следующий случай, о котором широко рассказала программа «Вести»:
«12 июля 2009. 20:42. Вести недели. Молния убила украинского раскольника. В конце июля на Украину с пастырским визитом отправится Патриарх всея Руси Кирилл. И вот в конце прошлой недели на Западной Украине случилось почти мистическое событие. Оно поразило даже видавших виды. Известный националист и сторонник раскола Василий Червоный разразился площадной бранью в адрес Патриарха, сквернословил и грозил устроить провокации во время его визита на Украину. Но это было последнее, что он успел, – на следующий день в него ударила молния. Насмерть. Движение раскольников и националистов понесло невосполнимые потери».
Документальные кадры об этом событии читатели и сейчас могут найти в интернете. А Божья воля действительно проявляется, но действует она через души и сердца несломленных русских людей, которые сейчас пребывают на Украине под молохом бандеровского террора. В начале ноября этого года в Киево-Печерской Лавре, в святом месте после окончания чина богослужения группа женщин-прихожанок из церковного хора посмела исполнить духовную песню на русском языке. Ничего объяснять не буду, вы всё поймёте, прочитав текст этой песни, привожу его целиком:

От врагов моих защити меня, огради Нерушимой стеной.
И о детях моих, Богородице перед Сыном Твоим помолись:
Ты спаси их всех, Богородице и на страшном суде заступись.
Всех скорбящих радость небесная, Всех погибших взыскание вновь.
И невеста Ты неневестная, и радость моя и любовь.
Ты Знамение, Ты Споручница, Ты помощница на пути.
И покров Ты мой и Заступница и Целитель, каких не найти.

Богородице, Богородице, Живоносный источник чудес.
Вся Святая Русь Тебе молится: и долины и горы и лес.
И Донская Ты, Ты Казанская и Почаевская – все со мной,
Ты Владимирская, и Иверская и Державная над страной.
По Московии, Белоруссии, и по Киевской стороне,
По Уралу, Сибири, Кавказу освящаются храмы Тебе.

Купола, купола в небо синее. Колокольни считать не берусь.
Звон плывёт, плывёт над Россиею, освящается Матушка Русь.
Звон плывёт, плывёт над Россиею, освящается Матушка Русь.
Богородице, Богородице, Матерь света, любви и добра.
Ты надежда моя, Богородице. И Руси возрожденье пора.

Нечего объяснять, какую смелость и волю к сопротивлению надо иметь русским людям, чтобы в Киеве, в самом логове бандеровского террора петь слова песни, где и Московия, и Белоруссия, и «Киевская сторона» – всё объявляется единой Русью, которой пора возрождаться под покровом Богородицы... И так несомненно будет, сколько бы ни пришлось нам воевать за это правое дело, за Россию Пушкина, за великую нашу культуру, за Русь святую!

5
1
Средняя оценка: 3.39394
Проголосовало: 33