Украина и Россия. Воссоздать общерусский ментальный код

Почему антироссийская «пятая колонна» на Украине оказалась столь мощной, на это искали и не находили ответ еще Н. Гоголь и М. Булгаков, в их прозе всё описано. Ничего нового не добавишь. Инфернальный выхлоп конотопских ведьмаческих болот и западэнских бандеровских схронов есть некая умонепостижимая константа, сохраняющаяся во все времена. 

Ответ лежит исключительно в духовной плоскости. Силы зла время от времени активизируются и ополчаются на святость Киевской Руси, колыбели нашего православия. Если кто-то думает, что иначе было в послевоенный период УССР, тот глубоко заблуждается. Всё было то же самое, только прикровенно, и закрывалось маской «дружбы народов». 

Ненависть или, как минимум, ревность, зависть к «москалям, жидам» и прочим сохранялись здесь всегда. Украина как отдельный от России проект, это всегда «страна имени Мазепы», и никак иначе.

Но для совершения полного переворота на Украине одного, оранжевого «майдана» оказалось недостаточно, потребовался второй, коричневый. Каковы сегодня основные противоречия в украинском обществе и элитах и возможен ли новый «майдан»? Противоречия классовые те же, что и в России, и везде, — между трудом и капиталом, между узкой прослойкой «жирных котов» и нищающей массой, то есть между олигархатом и населением, степень дифференциации становится всё чудовищней день ото дня. Противоречия идеологические — между сохраняющейся у многих системой ценностей (каноническое Православие, общерусская, общесоветская история) и навязанными нацизмом, бандеризацией и русофобией, ненавистнической истерией.

И если западные кураторы решат, что Зеленский свое задание уже отработал, что требуется корректировка курса и новый пронацистский переворот, с посаждением на трон какого-либо «белого вождя» вроде Билецкого, то, наверное, возможно пришествие новой хунты. Без отмашки из-за бугра — нет.

Если вести речь о недовольстве замордованного экономическим упадком населения Украины, изрядно поредевшего, то никакого третьего майдана в напичканной оружием стране не будет. Народ, как сказано классиком, «безмолвствует». И будет многотерпеливо вымирать — молча или ропща на кухнях.

Вопрос не только в том, кто и как свергнет хунту, но и что будет с обществом потом. Немцев после Второй мировой войны лечили принудительным показом документальных фильмов об их зверствах, разрушениях, о концлагерях, и реакция у них была разная, вплоть до суицидной, но, в целом, отрезвляющая. А что придется делать с народом, живущим на Украине и впитавшим идеи нацистской, русофобской пропаганды? И кто будет заниматься денацификацией?

Многие из нас задаются вопросом, можно ли было предотвратить нынешний раскол между Украиной и Россией. А ведь всё происходит провиденциально. Если это случилось, следовательно, в том нам указание и назидание, урок и попущение. Я убежден, что и сам распад СССР, и воспоследовавшие процессы смертоносного гниения в обрубках Империи, имеют провиденциальный характер Господнего попущения. Таково нам трудное назидание. Процитирую поэта Светлану Кекову (Саратов): «Настиг нас, грешников, час такой, такая пришла пора, что горе, льющееся рекой, блестит, как вода Днепра». 

Но были и субъективные причины раскола Украины и России. Наряду с многолетней многомиллиардной долларовой подпиткой украинской экономики (читай олигархического режима), осуществлявшейся, в частности, через скидки на энергоносители, Россией была полностью провалена работа с социумом (политэлитами — общегосударственными и местными; русскими организациями, молодежью) Украины, причем на фоне невероятной активности западных организаций, работавших над переформатированием общественного сознания. За четверть века в бывшей УССР враг вырастил поколения выруси. 
Украину также метко назвали «полигоном для сект» — это еще один из фронтов воздействия на души. 

Мне по-человечески близка позиция сожалеющих, что проблема территорий Новороссии (и даже Малороссии) не разрешилась весной 2014-го примерно так же, как с Крымом, что были сделаны «шаг вперед и два шага назад». Могу сокрушаться, что мы, русские, чаще всего движемся по наихудшему сценарию и платим большую цену. 

Сегодня завершение конфликта может быть только при смене власти на Украине. Причем мирный вариант смены не предвидится — в первую очередь, в силу неослабевающей хватки Запада; и нет никаких предпосылок считать, что атака Запада на Россию «рассосется». Не для того всё начинали — на Украине и везде. Запад не «образумится», как полагают некоторые. 

Но даже если и удастся с помощью «минских», «нормандских», «стамбульских» или иных форматов сменить власть на Украине на умеренную, провести условное или безусловное перегруппирование олигархических групп, кормящихся «с Украины», все равно, образно говоря, неизменная, чуть ли не многовековая ментальная фига в кармане у «братского украинского народа», останется. Сказано точно: «Украина — как верблюд: сколько ни корми, все равно плюнет». Хоть золотые москальские унитазы поставьте в каждый украинский дом, все равно русская ересь украинства, каинов комплекс ревности о брате никуда не уйдет, не вытравится. Как заметил о нынешней ситуации наш современник, что примечательно, житель Львова, «людей в таком странном умственном состоянии правильно перезагрузить могут только санитары».

Избавиться от всей этой больной симптоматики, от помрачения можно будет только вернув Украину (частями, по очереди, не всю, как угодно) в состав России (как до 1917-го года) и осуществляя многолетние (многодесятилетние) усилия по принудительному воссозданию общерусского ментального кода, проводя жесткую системную денацификацию. Но проблема нравственного очищения актуальна и для самой Российской Федерации.

5
1
Средняя оценка: 3.42466
Проголосовало: 73