Даниил Выставкин: нельзя уйти из Краснодона

Даниилу Сергеевичу было 39 лет, когда началась Великая Отечественная война. Ему довелось оборонять от фашистов Киев, а затем угодить в плен. Но Выставкин сбежал и продолжил борьбу в Краснодоне, теперь уже подпольную. 

Даниил Сергеевич Выставкин родился 18 апреля 1902 года в деревушке Студёное, что в Орловской губернии. Происходил он из обычной крестьянской семьи. Уже в раннем детстве вместе с родителями работал в полях. Учиться начала только в 12 лет. Но всего через три года Даниилу пришлось бросить школу. В стране началась Гражданская война. Судьба сложилась так, что Выставкину пришлось покинуть родные края и перебраться в соседнюю Воронежскую область. Он устроился на работу учеником электрика в Воронежском сельскохозяйственном институте. 
Несмотря на то, что Гражданская война завершилась, Даниил был призван в армию в 1924 году. Службу он проходил 2 года в отдельном Московском электробатальоне. Стал комсомольцем. А после службы в армии вернулся в Воронеж. Здесь он устроился электриком на маслозавод. Однако всего через год Выставкин решил изменить свою жизнь. И отправился в поисках лучшей доли на Донбасс. Он обосновался в посёлке Сорокино. Поскольку навыков и опыта у Даниила Сергеевича было предостаточно, стал работать электромонтёром на шахте №5. Параллельно он трудился и по партийному направлению – в конце 1927 года Выставкин официально вступил в коммунистическую партию. 
Шли годы. Даниил Сергеевич женился, строил планы на будущее. С работой у него всё складывалось удачно – он дорос до механика в горноспасательном отряде. В 1936 году Выставкина назначили заместителем председателя местного горсовета. Чуть позже он стал агентом по заготовкам в Смешторге. В общем, Даниил Сергеевич был авторитетным специалистом и уважаемым человеком. 

Спокойное течение жизни резко оборвала Великая Отечественная война. В первые дни со всей огромной территории Донбасса на фронт стали уходить мужчины: одних мобилизовали, другие – добровольно. Время Даниила Сергеевича пришло в начале июля. Его отправили на войну по партийному набору. 
Первое время война складывалась для советского народа трагически. Красная армия не могла остановить продвижение врага, отдавая ему всё новые и новые территории. И люди оказывались в оккупации. Страшное слово «оккупация». В нём скрыты боль и отчаяние, страх и ненависть. И где-то глубоко-глубоко запрятана робкая надежда. Надежда на то, что родная земля будет освобождена. 
Уныние тяготило и отступающих красноармейцев. Они прекрасно понимали, на какую участь оставляли мирных граждан. Но тогда, в 1941 году, ничего не могли поделать. А потому старались не смотреть в глаза тем, кого оставляли на растерзание фашистам. Враг был слишком силён. Такие же страшные чувства довелось испытать Даниилу Сергеевичу. Ему, взрослому мужчине, который немало пережил на своём веку, было стыдно и обидно. Но, как и все остальные, он ничего не мог сделать. Только надеялся на то, что однажды в войне произойдёт перелом. 
Выставкин не сразу оказался на фронте. Сначала он прошёл курс ускоренной подготовки. Ему было легко, всё-таки мужчина не просто так отдал 2 года армии. И только после окончания подготовки его направили на оборону Киева. Сначала пулемётный батальон, в котором служил Выставкин занял позицию на берегу реки Ирпень. Но натиск врага был настолько силён, что советским солдатам пришлось отступить. И они заняли новую линию обороны, теперь уже в районе Голосеевского леса. Ожесточённые бои продолжались весь сентябрь. И в одном из сражений, происходящих в районе Белой Церкви, батальон Выставкина попал в окружение. Шансов на спасение практически не было. Тогда красноармейцы решили попробовать прорвать кольцо и пошли в атаку. Почти все бойцы погибли. Сам же Даниил Сергеевич получил ранение и потерял сознание. А когда очнулся, понял, что угодил к фашистам в плен. Однако солдат не растерялся. Понимая, что дальше его ждёт лагерь и мучительная смерть, он начал продумывать план побега. Возможность спастись появилась через несколько дней. В одну из ночей Даниил Сергеевич воспользовался невнимательностью часовых и сумел сбежать. Охрана обнаружила побег слишком поздно. И, несмотря на погоню, отыскать беглеца фашисты не смогли. На протяжении длительного времени Выставкин прятался по лесам. Понимая, что до своих ему добраться не удастся, потому что фронт очень быстро перемещался на восток, он решил вернуться в Краснодон. 
Город к тому времени уже находился на самой линии фронта. Но всё же до оккупации дело ещё не дошло. Даниил Сергеевич вновь стал работать на шахтах, а параллельно участвовал в подготовке Донбасса ко встрече с врагом и занимался политработой по заданию партии. Люди, конечно, верили, что Красная армия сумеет остановить фашистов. Но их надежды не оправдались. Немецкие войска вошли в Краснодон в июле 1942 года. 

*** 

Фашисты, благодаря предателям, быстро составили списки неугодных. В них, в первую очередь, входили евреи и партийные большевики. Начались жестокие расправы. Одних расстреляли, других отправили в лагеря. Даниил Сергеевич чудом избежал печальной участи. Он при содействии Филиппа Лютикова работал молотобойцем в электромеханических мастерских. И это его спасло, поскольку оккупантам были нужны хорошие специалисты. Единственное, Выставкину периодически требовалось посещать полицию, чтобы отметиться. 
Жители Краснодона постепенно начали привыкать к новой реальности. Привыкал и Даниил Сергеевич, точнее, делал вид, что исполнял роль послушного пленника. На самом же деле в Краснодоне и во всём районе появились партизанские ячейки, которые начали подпольную борьбу с оккупантами. Осенью 1942 года все они объединились в одну организацию – «Молодую гвардию». Присоединился к движению сопротивления и Выставкин. 
Несмотря на предосторожность, осенью произошла трагедия. Во время внезапного рейда по шахтам, полицейские обнаружили агитационные листовки и другую запрещённую литературу. Об этом узнал начальник полиции. Реакция пособников фашистов последовала незамедлительно. Было арестовано несколько руководителей шахт и предприятий, которые являлись партийными. А затем их закопали живьём. Даниил Сергеевич видел казнь, о чём и рассказал супруге. После войны Е.Г. Выставкина вспоминала: «Как сейчас, вижу его перед собой. Он пришёл домой рано утром, весь осунувшийся, мрачный, с бледным лицом. На глазах у него были слезы.
– Что случилось? – спрашиваю.
– Нет Андрея… Закопали сегодня… Мерзавцы! Живым закопали в землю…
Тяжело опустившись на скамью, он продолжал:
– Сам видел сегодня ночью в парке из-за кустов, как людей закапывали живыми. Их загнали прямо в яму и начали бросать землю. Валька сопротивлялся… У меня до сих пор звучат в ушах его последние слова: “Знайте, проклятые, за каждую каплю нашей крови вы дорого заплатите! Наши все равно придут! Они отомстят за нас!” Петя Зимин первым запел “Интернационал”, потом подхватил Валька, и все запели… 
С этого дня он дома больше не жил. В октябре к нему пришёл старый член партии товарищ Рева и в беседе предложил на время уйти из города. Но на следующий день мой муж сообщил Реве, что он из города никуда не пойдёт, так как не может оставить своих товарищей. Он работал в механическом цехе вместе с коммунистами Лютиковым и Барановым. Они часто собирались на квартире у Баракова, так как за нашей квартирой следила полиция».
Однако, несмотря на полицейский надзор, Даниил Сергеевич продолжил свою подпольную деятельность. Рискуя жизнью, он проводил агитационную антифашистскую работу среди местного населения, участвовал в создании листовок, призывающих саботировать распоряжения оккупантов. Кроме этого, Выставкин устраивал диверсии на шахтах, выводя из строя оборудование. В ноябре, по заданию руководителей «Молодой гвардии», сумел повредить кабели телефонной связи. 
В январе 1943 года, когда начались массовые аресты молодогвардейцев, Даниил Сергеевич остался в городе, понимая, что из-за его побега пострадать могут другие люди. Полиция пришла к нему в дом в самом начале месяца. Выставкин не сопротивлялся. На протяжении нескольких дней его допрашивали, избивали, пытали. Но он так и не назвал имена своих боевых товарищей. А потом его вместе с другими подпольщиками вывезли к шахте №5 и сбросили в шурф. 
После освобождения Краснодона, которое произошло 14 февраля, тела партизан были подняты и похоронены в братской могиле на центральной площади города. Посмертно Даниил Сергеевич был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени. 

5
1
Средняя оценка: 3.01923
Проголосовало: 104