Художественное освоение Арктики

В последние годы, особенно до начала так называемой СВО, много говорилось о том, как важна Арктика для России, какие необыкновенные перспективы открывает её освоение. Однако, как правило, речь шла об освоении новых месторождений полезных ископаемых. Ещё немного о том, как может обогатить страну Северный морской путь. 
Всё это, бесспорно, наш огромный геополитический ресурс. Но любую землю народ сможет удержать за собой лишь тогда, когда она становится неотделима от его мировосприятия, осваивается не только экономически, но и через художественное слово и произведения искусства других видов. Надо всегда держать в уме, что любое небрежение к земле, сугубо прагматическое отношение к ней чревато тяжёлыми последствиями. 
И тут, как бы кому-то не показалось это надуманным, напрашивается аналогия с Украиной. В последние 30 лет мы не только юридически признали эту исконно русскую землю неким особым государством, мы ещё, конечно, не без влияния информационной среды, внутренне смирились с её отдельным существованием, что привело к значительному отчуждению этой земли в наших душах. Долгие годы об Украине большинство российских обывателей вспоминало только в периоды обострения «газовых войн», да при очередном майдане. А целенаправленной мощной государственной политики и опять же мощного общественного движения, направленных на удержание малороссийской земли и, главное, живущих на ней десятков миллионов русских и русскоязычных людей, в едином культурном и духовном поле с нами не было.
Сегодня в связи с глобальным потеплением всё больше «партнёров» заглядывается на наши арктические просторы, особенно на прибрежную территорию, которая обеспечивает проводку судов по Севморпути. Можно не сомневаться: чем более доступной и прибыльной будет становиться эта водная артерия, тем больше будет создаваться сначала «гипотез», а потом и «исторически обоснованных концепций» о том, что никакая это не русская земля, что должна она принадлежать мировому сообществу, которое обеспечит «сохранение экологического баланса и процветание малых народов» в этих регионах. В общем, к гадалке не ходи, очередную антироссийскую чушь придумают (если уже не придумали) и будут пытаться внедрить в умы не только «золотого миллиарда», но и наших детей. И тут важно действовать на упреждение. Не только усилением военной инфраструктуры в арктических регионах (хотя и это крайне важно), но и через средства культуры. Необходимо, чтобы не только люди, влюблённые в Север, понимали величие и уникальность этой огромной территории, но и десятки миллионов никогда не бывавших на этих широтах россиян чувствовали гордость за свою страну, восхищались Арктикой и людьми, для которых она не экзотика – а среда обитания. Должны идти в ход все виды искусства от литературы до мультфильмов и социальной рекламы. 

И в этом плане очень своевременным представляется учреждение в 2021 году Всероссийской Арктической литературной премии имени В.С. Маслова для авторов, которые пишут о Русском Севере и Арктике. Конечно, литература сегодня не самый массовый вид искусства, но, по-прежнему, один из самых важных. В конце концов, именно сильная проза чаще всего становится основой сильных кинофильмов. 
На первую премию было прислано не так много заявок – несколько десятков книг. Но, как говорится, лиха беда начала. Тем более что, если брать прозаический раздел, то там было представлено немало действительно достойных авторов. На произведениях некоторых из них хотелось бы остановиться подробнее. Причём сразу подчеркну, что в данный обзор не вошли все достойные произведения, присланные на соискание премии. Его цель – не раскрыть художественные достоинства всех лучших арктических романов и повестей, а обратить внимание на произведения, которые как нельзя лучше подходят для популяризации темы Русской Арктики. Отобраны лишь наиболее характерные авторы, чьё творчество неразрывно связано с арктической темой, либо приоткрывает её с неожиданной стороны. 

Читая прозу Павла Кренёва, конечно, первым делом вспоминаешь имена выдающихся писателей второй половины прошлого века – Фёдора Абрамова, Юрия Казакова, Владимира Солоухина, Василия Белова, тех «деревенщиков», кто на самом деле продолжал в XX веке традиции русской классической прозы. Не будет преувеличением сказать, что богатством, красочностью языка Кренёв близок к своим литературным учителям и кумирам. В сборнике повестей и рассказов «На Севере, на Летнем берегу» мы видим, поморов, коренных жителей Русской Арктики, без которых невозможно было освоение огромных арктических пространств от Кольского полуострова до Чукотки. Первым, кто в русской советской литературе ярко отобразил характеры поморов, был Юрий Казаков, и не случайно Павел Кренёв столь трепетно относится к творческому наследию своего предшественника. Он даже родился в деревне, которой посвящён один из прекрасных рассказов Казакова – в Лопшеньге. А в последние годы проводит там фестиваль памяти знаменитого писателя. Но всё же тональность прозы Кренёва несколько иная чем у его учителей в литературе. Может быть потому, что он сам урождённый помор и в отличие от того же Казакова видит своих земляков не со стороны, а как бы изнутри. Они для него не экзотика, как для городского жителя, а родные и близкие люди, плотью от плоти которых писатель чувствует себя. Читая его прозу, например, рассказ «Долги наша», с одной стороны крепнешь в убеждении, что русские отнюдь не пришлые люди в Арктике, как это порой сегодня пытаются представить недоброжелатели России, а с другой – что только люди с такими сильными цельными и прозрачными характерами способны не просто добывать углеводороды вахтовым методом в Арктике, но и готовы жить здесь в суровых условиях, совсем не считая их суровыми, а, наоборот, чувствуя свою нераздельность со своими земляками, с родной природой. 

Роман Светланы Замлеловой «Исход» выбивается из общего ряда. Хотя бы потому, что читатель, погрузившийся в мир этого произведения с первой страницы, и не заглядывающий в конец, ни в коем случае не подумает, что книга имеет отношение к Арктике. 
Автор со скрытой, но всё же проглядывающей симпатией показывает нам злоключения девушки из караимской семьи, которая тайно приняла православие, и по своей девичьей наивности верила, что её в семье поймут, простят и будут любить, как прежде. Этого, однако, не случилось – Милку изгоняют из семьи, после чего для неё начинается бесконечная полоса скитаний. Через страдания своей героини Замлелова показывает, как много накопилось лицемерия, корыстолюбия и обывательского равнодушия в предреволюционном русском обществе. Даже в монастыре Милка Ламчари, получившая при крещении имя Ольги Александровны, сталкивается с откровенными аферистками-монахинями. На фоне очевидного духовного упадка в предреволюционном российском обществе Ольга неосознанно ищет идеала, настоящего «чистого» дела. И неожиданно для самой себя находит его в Арктике. Из-за нехватки средств и, как следствие, недостатка членов команды капитан Георгий Дубровин скрепя сердцем соглашается взять её в качестве врача в полярную экспедицию, цель которой достигнуть Северного полюса раньше норвежцев, чтобы тем самым преумножить славу России. Тут прослеживаются прямые аналогии с судьбой реально существовавшей женщины Ерминии Жданко, принимавшей участие в арктической экспедиции Георгия Брусилова. Для нас же главное то, что в той части романа, которая посвящена полярной экспедиции, мы видим совсем других людей, совсем другую атмосферу братства и самоотверженности, чем та, в которой до сих пор жила героиня. Таким образом Арктика предстаёт неким вечным очистительным идеалом русской жизни. Возможно, русским и было дано это труднейшее для освоения пространство, чтобы мы всегда видели перед собой суровое величие Божьего замысла и никогда не допускали мысли о возможности пресыщенного существования в европейском «сАду». 
Конечно, помимо этнических русских, Арктику осваивали и другие народы, составившие российскую государственность. У большинства из этих народов не так давно по историческим меркам появилась письменность и литература. Но автора этих строк как раз тем и привлекает, например, якутская литература, что её авторы, с одной стороны, равняются на высокие образцы русской и мировой литературы, а с другой – многие из них до сих пор сохранили первозданное ощущение себя частью мира, где человек отнюдь не является «венцом природы». Он – лишь важная её составляющая, звено, от которого зависит гармоничность мироздания. Но и животные, например, Белая медведица из повести Сэмэна Тумата «Дыхание великого зверя», чувствуют, как люди, и видят вещие сны. Таким образом рождается потрясающая по своей объёмности и взаимопроникновению всего живого картина бытия. 

Роман Александра Гриневского «Аргиш» – отличная основа для создания триллера, который, я уверен, если хорошо его снять, вызовет большой успех у зрителей. Но это тот случай, когда писатель через остросюжетное повествование поднимает важные для человеческого бытия вопросы, делится своими впечатлениями об уникальности северной природы и живущих здесь людей. 

Роман Камиля Зиганшина «Хождение к Студёному морю», заслуженно сделавший автора лауреатом Арктической премии – это своего рода энциклопедия северной жизни России. Её герой, старообрядец Корней Елисеевич Кузовкин, уже не молодой человек, осуществляет свою мечту – добраться до Ледовитого океана. Он в одиночку преодолевает немыслимые для современного городского человека расстояния и испытания всё для того, чтобы понять побывать на краю света у ледяной кромки земли. Казалось бы – чудачество, блажь? Но именно эта чудинка, стремление к познанию мира, а отнюдь не только богатые промыслы на неизведанных землях влекли русского человека по свету и сделали его в итоге хозяином седьмой части суши и омывающих её вод. Рассудительный старообрядец внимательно наблюдает за диковинными для него укладами жизни северных народов и при этом удивляется доброте, открытости, душевной силе встреченных им людей. Это как раз и есть та самая всемирная отзывчивость русской души, о которой говорил Фёдор Достоевский, определяя стержневую ценность поэзии Александра Пушкина. Только выражена она в романе не в стихах, а в повседневных мыслях и поступках главного героя. 

На мой взгляд, не менее интересен и художественно ценен роман Валерия Михайловского «На тонкой ниточке луны». Он схож по сюжету с романом Зиганшина. Главный герой под предлогом необходимости покупки новых очков отправляется за сотни и тысячи километров от оленьих пастбищ, где прошла почти вся его жизнь. Однако в данном случае читатель смотрит на мир глазами представителя северного народа ненца Тэранго. На мой взгляд, Михайловскому, чьё детство и молодость прошли на Украине, удаётся глубоко проникнуть в мировоззрение и психологию своего главного героя. При этом он без ложного пафоса, через размышления Тэранго показывает сколь серьёзную угрозу не просто экологии, а гармоничному сосуществованию человека и природы несёт небережливое непродуманное использование ресурсов Севера. 

.

В целом, как мне кажется, арктическая тема в русской литературе имеет все шансы стать из периферийной одной из главных. Конечно, для этого     нужна и государственная поддержка.
А пока можно сказать лишь, что в самое ближайшее время ожидается объявление о начале приёма заявок на вторую Всероссийскую Арктическую литературную премию им. В.С. Маслова. 

 

Художник: С. Пантелеев.

5
1
Средняя оценка: 2.98413
Проголосовало: 126