Рождение Севастополя: как Россия ковала «ключ к Черному морю»

14 июня 1883 года моряки-черноморцы заложили первые каменные строения будущей главной базы Черноморского флота России.

Можно заметить, что эта дата, которую принято считать днем основания Севастополя, является таковой достаточно условно – как минимум, с чисто хронологической точки зрения. 
Действительно, российская армия прочно закрепилась в Крыму еще в период русско-турецкой войны 1768-74 годов. При этом не просто надежно изгнав оттуда турецкие гарнизоны прибрежных городов-крепостей, но и перекрыв османам возможность высадки в этих портах в надежде взять реванш на обидное поражение на земле, которую они считали практически своей собственностью. Пусть даже формально и признавая в Крыму власть своих вассалов, ханов династии Гиреев.
Эту задачу Россия решала посредством строительства мощных береговых укреплений. Не только усилением уже имеющихся, в таких портах, как Кафа (нынешняя Феодосия), но и там, где в неприветливой гористой береговой линии Крыма находились удобные бухты, потенциально удобные для высадки вражеского десанта.
На одном из важнейших мест располагалась Ахтиарская бухта – по имени расположенной невдалеке татарской деревушки Ак-Яр (или Ахтиар). Эту гавань стоило уже тогда называть «Херсонесской» – по имени древнего греческого города-полиса, а позднее – византийского форпоста в Крыму. Именно там в 988 году принял Крещение знаменитый князь Киевской Руси Владимир Великий. 
Так или иначе, но строительство первых береговых укреплений на берегах  Ахтиарской бухты было начато еще в 1773 году по приказу генерала Долгорукова. Причем, это не были какие-то «однодневки из песка и палок» – руководил строительством опытный военный инженер-фортификатор Степан Данилович, тогда еще «секунд-майор» в корпусе князя Щербатова.
Когда одну из ведущих ролей в защите российских интересов в Крыму стал играть будущий генералиссимус Суворов, ахтиарские укрепления были дополнительно усилены после инспекции в 1778 году. А высадившиеся 13 мая 1883 года в Ахтиарской бухте команды кораблей Черноморской эскадры торжественно встречали офицеры уже несколько лет как успешно возведенных и несущих сторожевую службу береговых батарей и других защитных сооружений.
Как сказали бы сейчас, на месте будущего Севастополя уже была построена достаточно существенная военная и отчасти гражданская инфраструктура. Даже если там и не было каменных сооружений (строительство которых уже точно было начато 14 июня 1883 года). Кстати, первый дворец (точнее, довольно скромный домик) Петра I в Петербурге тоже был деревянным. Как и самый первый вариант Петропавловской крепости, лишь позже «одевшейся в камень».
Да и как-то не верится, что офицеры «ахтиарского» гарнизона жили несколько лет в каких-то, пусть даже не в палатках, но «лачугах». Возможно, их добротные жилища и не были каменными – ну так ведь до сих пор многие сооружения строятся из дерева. Причём не только в России.

***

Судя по всему, июнь 1783 года был избран «датой основания» Севастополя по двум основным причинам. Первая, чисто геополитическая, заключается в том, что несмотря на фактический контроль русской армии над Крымом, последний до Манифеста Екатерины II в апреле того же года формально все еще оставался независимым ханством. 
Но эта независимость очень быстро привела крымскую знать к провальным итогам, как и пресловутая «незалежность» территории, которую принято называть «Украиной». Что состояние «Руины» для Правобережья в XVII веке после смерти Богдана Хмельницкого, когда эти земли потеряли 90% прежнего населения, что «Руина» нынешняя, когда стремительно нищающее население «великой европейской державы» «скукожилось» до уровне уже 1922 года – даты вхождения УССР в единый Союз.
Так или иначе было бы как-то не совсем обоснованно утверждать, что российский город основан в период, когда его земли официально России не принадлежали. Зарубежная военная база – да, но никак не собственный город.  
Но после Манифеста апреля 1783 года ситуация кардинально изменилась, так что можно было о создании будущего Севастополя и объявить. Пусть реально на этом месте уже и была несколько лет как построена наша крепость, с близлежащими, как минимум, «домами офицерского состава».
А второй причиной формально более поздней датировки основания города русской славы, судя по всему, было то, что Севастополь с тех пор и по сей день заслуженно воспринимается в народном сознании, как «город русских моряков». Пусть даже главной базой Черноморского флота он стал и чуть позже – до этого ею был Херсон, с его мощными судоверфями. 
Соответственно, официально считать основателями легендарной военно-морской базы «сухопутчиков», даже таких известных полководцев, как Долгоруков и Суворов, тоже не совсем верно. Все-таки береговые батареи хоть и расположены практически в любой военной гавани, но без наличия флота такой порт «военно-морским» считаться может только условно.
Так и получилось, что в истории основания Севастополя фактически стали рассматриваться два периода: реального появления российских укреплений и начала обустройства там прибывшей российской эскадры. Именно последнее обстоятельство и стало известным, а потому и вошло в историю.   

***

Бесспорно, что Севастополь действительно является исконным русским городом. На фоне чего особенно смешно выглядят жалкие потуги киевской пропаганды доказать законность своих претензий на некий мифический «исконно украинский Севастополь».
На самом деле, время, когда там в первый и последний раз побывали (и совсем не «украинские», а древнерусские) «гости из Киева» – это упоминавшийся выше 988 год, когда Херсонес был захвачен дружинниками русского князя Владимира. 
После этого предки нынешних украинцев если и как-то оказывались в районе будущего Севастополя, то разве что в качестве «полона», захваченного татарскими ордами во время побегов на малороссийские области Речи Посполитой. 
Даже запорожские казаки, изредка прорывавшиеся в Крым во время уже своих набегов, смысла идти к Ахтиарской бухте абсолютно не имели, куда более интересным для них было пограбить богатый Бахчисарай или приморские города-порты. Богатство в которых как раз и собиралось за счет продажи угнанных и проданных в рабство соотечественников «запорожских лыцарей», чему они сопротивлялись весьма вяло – им ведь было выгоднее иметь под боком объекты для грабежа побогаче.  
Не менее «высосанной из пальца» выглядит и версия той же киевской пропаганды о «крымско-татарском Севастополе». Ну пусть даже Ахтиаре. 
Право, сравнивать мелкую рыбачью деревушку с базой одного из самых мощных флотов в мире – это все равно, что возводить историю того же Киева к истории какой-нибудь «Демиевки» или «Мышеловки», как называли небольшие деревушки, позже поглощенные городом, вблизи «матери городов русских» еще в XIX веке.
Удивительно, но на протяжении сотен лет принадлежности Крыма Османской империи такая «жемчужина», как Ахтиарская бухта оставалась абсолютно невостребованной! Ладно, для крымской знати, которая мореплаванием не интересовались, будучи потомками кочевников. Но ведь среди осман было немало толковых флотоводцев!
Тем не менее, факт остается фактом – уникальную ценность будущего Севастополя заметили только российские военачальники. И генералы Долгоруков и Суворов, начавшие строить в удобном для высадки крупного десанта береговые укрепления, и прибывшие сюда первоначально для «реконгсцировки» моряки-черноморцы.
Основные силы флота прибыли в гавань в мае 1783 года не просто так, а после серьезных исследований, наблюдений. В ходе которых выяснилось, что бухта остается спокойной даже при самых сильных штормах в открытом море, что грунт морского дна не является избыточно агрессивным для якорей судов, должных стоять на рейде. 
А еще здесь отсутствуют черви-древоточцы – настоящий «бич» тогдашних кораблей с деревянным корпусом. Так что, например, чуть раньше, один из мысов в Белом море, под названием «Святой нос», корабельщики-поморы и купцы предпочитали пересекать «волоком», по суше – как раз из-за наличия в тамошней акватории вышеупомянутых червей, способных очень быстро превратить корабельное днище в подобие решета.
И только после учета всех этих важнейших факторов и было принято решение об основании на берегах Ахтиарской бухты  города и базы флота, будущего Севастополя. Решение это, конечно, принималось не одним человеком. К нему имели отношение императрица, ее фаворит и наместник Новороссии светлейший князь Потемкин, командование Азовской и Днепровской флотилий…
Сам Потемкин, кстати, первоначально в докладах в Петербург называл заложенный при его участии город «Херсоном Ахтиарским» – по аналогии с более известным Херсоном на Днепре. Название города – Севастополь, от греческих слов «Севастос», что значит «царственный», «священный» и «полис», то есть «город» –  утвердила  своим Указом  в феврале 1784 года Екатерина.
А строительство будущего Севастополя начинал адмирал Мекензи, потомок «обрусевших» выходцев из Шотландии, потомственный флотоводец и храбрый моряк, получивший «Георгия» за командование «брандером» (кораблем-«камикадзе») в битве при Чесме в 1771 году; а в 1783 году переведенный служить на Черное море. 
Он и отдал приказ на начало строительства первых четырех каменных зданий будущей военно-морской базы – часовни в честь свт. Николая Чудотворца, «графской пристани», кузницы и собственного дома. Дата закладки этих сооружений теперь и принято считать днем рождения «города русских моряков», заслуженно овеянного бессмертной славой…

 

Художник: И. Миргород.

5
1
Средняя оценка: 2.63768
Проголосовало: 69