Когда риск – дело неблагородное

Пословица «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать» настигла меня в квартире Артёма Орлова, подростка, три года назад травмированного на железной дороге. Полицейские линейного управления на станции Москва-Ярославская и члены общественного совета пришли в канун праздника навестить мальчика, справиться о здоровье, спросить, чем могут помочь. Несмотря на вину ребёнка в происшествии, отдел полиции считает своим долгом вносить в его жизнь внимание и заботу. 
Тогда я в первый раз увидела жертву беспечности на транспорте повышенной опасности, как называют железную дорогу. Артёма протащила электричка несколько десятков метров. Длительное лечение, реабилитация, надежда на чудо с этого момента вошли в жизнь семьи. О полном восстановлении здоровья и развития пока можно только мечтать. Смотреть на подростка очень тяжело, зная, что это был умный и активный мальчик. Сейчас он не в состоянии обойтись без посторонней помощи даже в самых простых передвижениях. 
Фактически жизнь поставила большой вопрос о цене риска.

– Если бы травмы получали только дети, это можно было бы списать на незрелость ума, – говорит начальник подразделения по делам несовершеннолетних Илья Скачков. – Но вот статистика за первое полугодие нынешнего года. К административной ответственности привлечены тысяча сто сорок граждан. Рост налицо. За тот же период прошлого года цифра была меньше – восемьсот пятьдесят. Из общего количества правонарушителей сто пятнадцать несовершеннолетних переходили дорогу в неположенном месте. В прошлом году их было девяносто. Взрослых пострадал в этом году пятьдесят один человек, несовершеннолетних – шестеро. Стало больше происшествий со смертельным исходом. И тут перевес в сторону зрелых дядь и тёть: тридцать восемь против пяти. Из сорока пытавшихся перебежать железную дорогу в неположенном месте только девять отделались травмами разной степени тяжести, а тридцать один человек отправился в мир иной. Представьте, что с ними стало при соприкосновении с подвижным составом.

Начальник подразделения по делам несовершеннолетних ЛУ МВД России на станции Москва Ярославская И.И. Скачков

Вот тут и напрашивается ответ, откуда у детей берётся беспечность, нежелание соблюдать элементарные правила. Любые увещевания и доказательства опасности со стороны полиции, например, даже если они воспринимаются адекватно, всё равно в голове ребёнка имеют оттенок нравоучения. На основе своего многолетнего опыта Илья Ильич знает, что никакие уговоры и внушения не могут быть восприняты детьми, если есть живой отрицательный пример родителей. Большую часть времени ребёнок проводит дома и видит, как общаются взрослые. Как обсуждаются проблемы, каковы принципы нравственности, этики – всё это прививается в семье. В поведении каждого нарушителя, не достигшего шестнадцати лет, Скачков усматривает непосредственную вину родителей. 
Нередки случаи, когда подростки не единожды сознательно идут на риск.

Страж порядка описывает такой эпизод:
– Вот так же передо мной сидели Дима двенадцати лет и его родители. Спрашиваю, чего хочешь в жизни, чего не хватает, о чём мечтаешь. Вижу, что подросток абсолютно не может сориентироваться даже в том, как построить ответ. Поникшая голова, внутренне закрыт от всего мира. Почему его тянет на железную дорогу в самые опасные места? В прошлом году Дима был доставлен в отделение полиции восемь раз. И вот так же мы говорили с ним, пытались показать, что искренне волнуемся за его жизнь. Не помогло. В первом полугодии 2023-го года этот мальчик трижды рисковал своей жизнью. В последний раз – восемнадцатого июня. Принимал участие в зацепинге. Трагедия! Сейчас находится в больнице с серьёзными черепно-мозговыми травмами, ожогами. Хорошо, что не погиб, а вот надежды на жизнь без инвалидности фактически нет.

Под электричку с ребёнком

Откуда у сегодняшних детей отношение к жизни, как к игре? Заигрались на всех направлениях так, что сознание не воспринимает реальность. Начинается всё, по опыту профессионалов из полиции, с малого. 
Родителям некогда интересоваться внутренним миром ребёнка – это отговорка. Не получается приучать сына или дочь к самостоятельности и ответственности, а вот делать за них элементарную работу вполне хватает и сил, и времени. По утрам и вечерам солидные папы выгуливают мелких в бантиках и сапожках собачек, явно купленных для ребёнка. Бабушки-старушки, встречающие внуков у ворот школы, тащат рюкзаки с книгами. Всё для любимого наследника, которому и дома не поручают никакой работы.
Развлечения подсказывает улица. 
В подразделении по делам несовершеннолетних знают: если родители понимают ситуацию – их отпрыск повторно не совершает правонарушений. Когда же личные амбиции превалируют, папы и мамы очень рьяно выступают в роли адвокатов. Конечно, законные представители должны защищать подопечных, но нужно объективно подходить к проблеме, видеть последствия такой защиты. 
Ещё одна беда, и, пожалуй, самая распространённая – переход железной дороги в неположенном месте. Кажется, какая малость! Норма закона (мизерный штраф в сто рублей) не работает именно потому, что эта сумма в нашей рыночной экономике вообще не играет никакой останавливающей роли. Человек спешит куда-то – и не будет из-за мифической сотни искать переход. Понимает также, что его должны ещё поймать на этом нарушении. 
Статистика полугодия. Для двух несовершеннолетних подружек прогулка по железнодорожным путям закончилась смертью. Одна шла в наушниках и не слышала сигнал машиниста, вторую поезд тоже зацепил. На перегоне от Воронка до Щёлкова Ярославской железной дороги погибла шестнадцатилетняя девочка, которая шла по путям в темноте в одиннадцатом часу ночи. Она услышала свисток, пыталась отойти, но многотонный состав воздушным потоком кинул её под колёса. 

Подземный переход в ста метрах

Машинист не может остановить состав так, как это делается на автомобиле. Тормозной путь составляет около километра. В семидесяти процентах случаев экстренное торможение для пешехода оканчивается летальным исходом. Плюс стресс для машиниста, скрупулёзные расследования по каждому случаю: возможно ли было сократить тормозной путь, проверка на техническую исправность, медицинское обследование. Дополнительно изымается информация с камер видеонаблюдения, проверяется, можно ли было избежать трагедии. Длительная процедура изматывает всех участников происшествия. К тому же экстренное торможение нередко приводит к травмам пассажиров поездов и электричек. Падающий с верхних полок багаж, ушибы и переломы сопутствуют срочным остановкам состава. И вот за такие проблемы пешеход платит штраф в сто рублей, если окажется жив! 
Для зацеперов была столь же малая сумма штрафа, но страшные цифры смертельных исходов заставили законодателей повысить его до четырёх тысяч рублей. 
В линейном отделении полиции есть технические предложения, которые могли бы снизить процент травматизма. Например, ярче осветить опасные участки, поставить ограждения вдоль путей там, где железная дорога примыкает к объектам жилого сектора.

– На нашем участке крупные пересадочные пункты – Ростокино, Лосиноостровская, Мытищи, Софрино, Сергиев Посад, Болшево, Подлипки Дачные, – продолжает начальник подразделения по делам несовершеннолетних. – Ограждения где-то существуют, но нет проблем обойти эти участки. Настилы через железную дорогу во многих местах устарели. Необходимы более современные подземные и в большей степени надземные переходы, в том числе и с лифтами. Пешеходам приходится иногда проходить большое расстояние, чтобы попасть из одного района в другой. Вот и рискуют жизнью, сокращая дорогу. Даже если переход оборудован светозвуковой сигнализацией, плакатами, те, кто спешат, всё равно пойдут с нарушением на запрещающий сигнал светофора. 

На красный свет

Нередки случаи, когда даже в местах, оборудованных переходами, сбивают людей. Как правило, это случается с пожилыми гражданами, которые неадекватно оценивают свои физические возможности. Посмотрели налево-направо – и решили, что успеют. В солидном возрасте пытаются забраться на платформу, бегом преодолевают опасный настил. Не всегда получается. Запоздалым сожалением потом не поможешь. 
Есть истина в выражении «полиция – это примирение общественных свобод с общественным порядком». Взаимовежливыми мы уже стали. Осталось стать законопослушными.

5
1
Средняя оценка: 3.21429
Проголосовало: 56