Рожденный для моря

Начальник одела кадров Краснознаменного Северного флота был немногословен: «Служить будете в Гаджиево на флотилии атомных подводных лодок. Вот направление, катер уходит из Североморска завтра».
– Какое Гаджиево? Какие подводные лодки? 
– Счастливой службы! 

Спасибо тебе, североморский кадровик! Семь лет службы в поселке (ныне городе), названном в честь первого Героя Советского Союза из Дагестана Магомеда Гаджиева, погибшего в Баренцевом море весной 1942 года, оказались самыми счастливыми. 

В этом заполярном поселке, куда в то время можно было добраться лишь по морю, жили и служили настоящие подводники, истинные патриоты, своей повседневной жизнью и службой продолжающие традиции, заложенные офицером, чьим именем назван поселок. Девизом службы для гаджиевцев было изречение Магомеда Гаджиева: «Нигде нет такого равенства перед лицом смерти, как среди экипажа подводной лодки, на которой либо все побеждают, либо все погибают». 
О жизненном пути, боевых победах и героизме Магомеда Имадутдиновича написано много статей, много книг. Отдельные детали мне в письмах рассказал его младший брат – народный учитель СССР, Народный герой Дагестана Булач Гаджиев. В одном из писем Булач Имадутдинович прислал вот эту открытку.

На ней изображено селение Кубачи Дагестанской АССР. Кубачи – уникальное место. Кубачинское серебро – всемирно известный бренд в мире ювелирного искусства. Изделия Кубачинских мастеров веками пленят своей красотой и оригинальностью. Спрятанный среди гор аул сохранил традиции и ремесленное мастерство, которое здесь сильно чтут и уважают, передавая от отца к сыну не одно поколение. Посмотреть на работу местных умельцев приглашал меня младший брат Героя Советского Союза Магомеда Гаджиева. А заодно и побывать в высокогорном селение Мегеб. Там, где в 1907 году в семье Имадутдина Магомедовича и Хурбиче Ахмедовны Гаджиевых родился мальчик, которого назвали Магомедом. Его отец Имадутдин был каменщиком, шапочником, занимался садоводством, имел 2 десятины земли, лошадь, 7 коров. В мае 1938 года по доносу был арестован органами НКВД, осужден по печально известной 58-й статье за шпионаж и выслан в Ивдельлагерь НКВД в Свердловской области. «Я сам знаю о пребывании брата, – писал мне Булач Гаджиев,– у М. И. Калинина и К. Е. Ворошилова. Их обещание о помиловании отца оказалось пустым звуком». (Имадутдин Гаджиев был освобожден уже после гибели сына, Героя Советского Союза).

Мать легендарного подводника Хурбиче Ахмедовна, урожденная Чаринова, не только занималась домашним хозяйством, воспитанием детей, но и была искусной мастерицей-швеей. Она была единственной в Дагестане женщиной, награжденной орденом св. Станислава III степени за вклад в борьбу с эпидемией тифа и спасение жителей области. 
Их сын, юноша из далекого горного аула, из простой горской крестьянской семьи станет со временем командиром дивизиона бригады подводных лодок Северного флота, капитаном 2 ранга, кавалером орденов Ленина, Красного Знамени, Героем Советского Союза. Его имя вписано золотыми буквами в залах славы в Музее Победы на Поклонной горе в Москве, его имя носят заводы, корабли, улицы, школы. Его имя носит и поселок (ныне город), где начиналась моя офицерская служба.
Знаменитый североморский подводник Иван Александрович Колышкин, получив извещение о гибели своего близкого друга Магомеда, сказал подчиненным: «Неугомонный был человек, по-детски влюбленный в море. Он был рожден для моря, жил в море, в море он и остался, выполнив свой долг до конца». В этих словах выражено все существо бесстрашного командира-подводника. Вся его жизнь была подвигом. В годы гражданской войны Магомед Гаджиев тринадцатилетним подростком воевал на Кавказе против деникинских банд пулеметчиком. А когда Красная Армия освободила Баку и Прикаспийский край, он перешел в другой отряд, боровшийся на Тереке и в Южном Дагестане против банд гоцинского хана. После гражданской войны он переезжает в Баку, там вступает в комсомол. И по путевке комсомола Магомед едет учиться в высшее военно-морское училище имени М. В. Фрунзе. Трудно ему приходилось в училище, он ведь лишь в юности научился говорить мало-мальски по-русски. Но он упорно шел к своей мечте.

Из характеристики 1929 года на курсанта М. Гаджиева: «… Дисциплинирован, исполнителен, инициативой обладает, вынослив, работоспособен. Человек серьезный. К военно-морской службе интерес проявляет. Способный и развитый, очень старательный, довольно энергичный, быстро ориентируется в вопросах. К занятиям отношение серьезное. Сильно любит море, интересуется службой и знает ее». После училища была служба на Черноморском флоте, затем, в 1932 году, Магомед был откомандирован в соединение подводных лодок Тихоокеанского флота. «В качестве юнги я был с ним рядом 5 лет на Черном море и Тихом океане», – писал мне Булач Гаджиев. Булач вспоминал, как его сильно укачивало, и Магомед испытывал его тренировками. По внутренней связи на подводной лодке звучало: «Юнге Гаджиеву принести кофе командиру на мостик», и Булач нес чашку кофе через всю подводную лодку, его мутило от одного запаха кофе. Конечно, по дороге половина содержимого была разлита. Магомед отпивал из чашки пару глотков и просил принести еще. Так продолжалось несколько раз в день. И Булач снова шел на камбуз через всю лодку, чтобы принести брату очередную чашку кофе.
За четыре года службы на ТОФе Магомед Гаджиев вырос как оригинальный боевой командир. На Дальнем Востоке он 2 года командовал подводной лодкой М-9. В апреле 1936 года Гаджиев был назначен командиром Щ-117 и командовал ею до августа 1937 года. Один из самых первых и лучших подводников-тихоокеанцев, за успехи в боевой подготовке он был награждён орденом Ленина. Затем была учеба в Военно-морской академии. Из служебного отзыва о выпускнике академии Гаджиеве: «Способный и грамотный командир. Хорошо знает морское дело. Специалист подводник. Обладает хорошими морскими качествами». В октябре 1940 года Магомед вступает в командование дивизионом больших крейсерских подводных лодок Северного флота. Это были замечательные боевые корабли, имеющие на вооружении кроме торпедного оружия и достаточно сильное артиллерийское вооружение. Здесь он и встретил Великую Отечественную войну. Уже на второй день войны на подводной лодке «Д-3» Гаджиев вышел в район вражеских коммуникаций и осуществил активный поиск. Гаджиев знал, что большинство вражеских транспортов, направляющихся в северные порты Норвегии, не имели артиллерийского вооружения, но всегда шли в окружении боевых кораблей и самолетов. Вернувшись с моря, командир дивизиона высказал свои мысли, которые уже давно занимали его сознание: «Уничтожать противника не только торпедами, но дерзко и беспощадно топить корабли врага артиллерией». В сентябре 1941 года подлодка К-2 с комдивом на борту вступила в артиллерийский бой. Поняв, что догнать крупное транспортное судно под водой не удастся, Гаджиев приказал всплыть и расстрелять его из пушки. Подлодка сумела уйти от бомб, сброшенных с гидросамолета, и вернулась на базу. И тут комдив еще раз отличился. Вопреки запрету стрелять в собственной бухте, Гаджиев разрешил комендорам сделать холостой выстрел в честь победы. Один выстрел – один потопленный корабль противника. С тех пор это стало традицией.
Подводники знали, что комдив слов на ветер не бросает. Ему верили, за ним шли. Из двенадцати боевых походов, в которых участвовал Гаджиев за свою короткую боевую деятельность, в пяти он учил командиров использовать оба вида оружия. Это была замечательная школа доблести, мужества, отваги. «Война заставила пересмотреть некоторые штампы морской тактики. Считалось немыслимым после торпедной атаки всплыть и вступить в артиллерийский бой с вооруженным противником, – говорил командующий Северным флотом Головко, поздравляя моряков с победой. – Магомед Гаджиев и экипаж доказали такую возможность!»

Магомед был не только отличным подводником и командиром, но и семьянином, любящим мужем и отцом. Невозможно читать без волнения преисполненные любви к жене и дочери письма, отправленные Магомедом Гаджиевым с Севера. В первые дни войны он писал своей супруге: «Родные мои, хорошие! Понимаю, что вам тяжело. Ничего, милая, все слезы и лишения наших родных боком выйдут проклятым немцам. Сам я жив и здоров, воюю, стараюсь. Как на всякой войне, приходится по-разному и всяко. Постараюсь бить больше и чаще. 2 июля 1941».
Проходит три дня, и Магомед пишет новое письмо супруге Екатерине и дочери Галине: «Милые мои, родные! Дорогушечка моя, сейчас настало такое время, когда весь советский народ взялся за оружие, и один этот факт говорит, что враг будет бит и очень крепко. Конечно, сейчас напряжение большое. Но еще раз прошу не беспокоиться и быть спокойной, как всегда. Как я вас люблю, мои родные, дорогие Катюшечка и Галченочка». Из последнего письма, датированного 27 апреля 1942 г., – за 15 дней до гибели: «Родные мои, дорогие!.. Я чувствую и знаю, как вам тяжело, ничего не попишешь, надо еще лучше, еще злее воевать, чтобы быстрее уничтожить гадов, и тогда встретимся…Галочка, дорогая моя дочурка, мама тебя в последних письмах хвалит, смотри не зазнавайся и веди себя хорошо…Кажется, все, завтра опять уйду. Пока. Целую тебя и Галочку крепко, крепко, крепко. Твой и только твой».

К концу 1942 года гитлеровцы значительно усилили противолодочную оборону. Это осложнило борьбу на коммуникациях. Но ненависть Гаджиева к врагу была настолько сильной и жгучей, что он продолжал дерзко выплывать и состязаться в артиллерийских поединках. Умело была применена артиллерия и в последнем походе «К-23», из которого Гаджиев не вернулся. Боевые товарищи после гибели капитана 2 ранга Гаджиева составили перечень походов, в которых он принимал участие. Всего их насчитали двенадцать:
1.Выходил на «Д-3» в район Нордкапа. Лодка находилась на позиции с 26 июня по 4 июля 1941 года. Вступала в боевое соприкосновение с самолетами противника.
2. С 27 по 31 августа того же года плавал на «К-2» в районе Танафьорда. Подводная лодка несколько раз встречалась с фашистскими кораблями. Когда очередная атака сорвалась, «К-2» всплыла и открыла артиллерийский огонь по транспорту. Судно получило повреждение, но успело скрыться в Конгс-фьорде.
3.С 7 по 18 сентября – на «К-2». Был потоплен артиллерийский вражеский товарно-пассажирский экспресс водоизмещением в 6.000 тонн.
4.Участвовал в штормовом походе «К-23» с 24 по 26 октября. Во время постановки минных заграждений в районе Вайтолахти от сильной качки пролился электролит аккумуляторной батареи. Вышел из строя командирский перископ. Лодка была отозвана в базу.
5.28 октября снова вышел в море на «К-23». 30 октября, после успешной постановки минного заграждения в Варангер-фьорде, корабль вернулся в базу.
6.С 7 по 21 ноября на «К-21» участвовал в минной постановке и потоплении торпедами двух транспортов. Еще одно судно (водоизмещением 5.000 тонн) подорвалось на минах, поставленных лодкой.
7.Выходил в район остова Ингей на «К-3». С 21 ноября по 7 декабря лодка выставила минное заграждение, уничтожила торпедами транспорт, а орудийным огнем – сторожевой корабль и сторожевой катер.
8.На «К-3» плавал с 22 января по 19 февраля 1942 года в районе Вест-фьорда. Боевых столкновений с противником лодка не имела.
9.С 11 по 14 марта на «К-21» участвовал в оказании помощи «Щ-402» оставшейся без топлива.
10.С 21 марта по 3 апреля выходил на «К-21» в район Варде. Лодка потопила транспорт водоизмещением в 7.400 тонн. Подверглась атаке трех миноносцев, но удачно уклонилась.
11.На «К-2» с 9 по 10 апреля участвовал в поиске подорвавшейся на мине «Щ-421». В районе Сеть-Наволок «катюша» была атакована фашистской подводной лодкой, но сумела уклониться от торпедного удара маневрированием. Вскоре была отозвана в базу.
12.С 28 апреля по 12 мая 1942 года – на подводной лодке «К-23». 12 мая во время своего последнего боя, уничтожив три корабля противника, экипаж (70 человек) подводной лодки героически погиб у мыса Нордкап.

В этих похода – вся боевая биография отважного командира-новатора. 23 октября 1942 года Магомеду было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Короток его боевой путь. Но в годы Великой Отечественной воны имя Магомеда Гаджиева облетело всю страну, его дерзость, мужество, стойкость и несгибаемая воля в борьбе с ненавистным врагом изумляли людей. Екатерина Алексеевна Гаджиева, жена героя-подводника, 22 декабря 1943 года писала: «Он любил море, его тянуло море, он был переведен на должность командира дивизиона подводных лодок. Гаджиев был замечательным человеком, другом, семьянином и отцом. Слишком рано оборвалась его жизнь! Эту утрату ничем не восполнить, другого такого уже нет! Гаджиев – это воплощение любви к своему народу и ненависти к врагу, это храбрейший человек в бою, это гроза для врага. Он погиб как герой. Его жизнь дорого обошлась врагу. Десять транспортных и боевых кораблей противника уложено на дно моря руками и сердцем Гаджиева. Всю свою жизнь, всю свою кипучую кровь он отдал за народ в боях с врагом. Пройдут годы, и сотни матерей назовут своих детей именем Гаджиева, именем неустрашимого героя-командира. Дочь свою воспитаю преданной нашей Родине, честной, смелой девушкой, достойной носить имя своего отца – героя Гаджиева».
В честь Героя Советского Союза воздвигнуты монументы в Гаджиево и Твери, памятник в городе Махачкала и бюст в ауле Мегеб. Имя Магомеда Гаджиева присвоено заводу в Махачкале и базовому тральщику БТ-116 Каспийской флотилии. В составе ВМФ СССР было два корабля «Магомед Гаджиев»: морской тральщик (1953–1958 годы) и плавучая база подводных лодок проекта 310 (1956–1993). Его имя присвоено улицам в Мурманске, Североморске, Полярном, Усть-Каменогорске, Хасавюрте и Махачкале, в сёлах Дагестана: Чинаре, Геджухе, Уллутеркеме, Охли, Учкент, Шамхал-Термен, Апши, Советское, Стальское и др. Его именем названы школы в Москве, Каспийске, Избербаше и др.
Булач Гаджиев много лет назад писал мне: «Мечтаю написать книгу о свое детстве, отце, братьях. Они того достойны, в Дагестане о них с уважением говорят». Мечту заслуженный учитель Дагестана исполнил. Его перу принадлежат несколько книг. В том числе и о старшем брате.

В книге «Магомет Гаджиев» рассказывается о жизни и подвигах легендарного подводника Великой Отечественной войны Магомеда Имадутдиновича Гаджиева. О том, что беспримерная храбрость старшего брата, талант командира, любовь к Родине и по сей день вдохновляют молодых офицеров на такое же беззаветное служение Отечеству. 

***

Несколько лет назад я побывал в гарнизоне, где начиналась моя офицерская служба.

Город Гаджиево ныне – столица подводных сил ордена Ушакова Краснознаменного Северного флота. Многое изменилось здесь с того времени, как я лейтенантом ступил на местный причал. Но, как и много лет назад, нынешнее поколение подводников на примере Героя Советского Союза Магомеда Гаджиева учится дерзости и отваге. Как и прежде, здесь любят прославленного командира-подводника, свято чтут память о нем, приумножая священную славу героев.

 

Художник: А. Заикин.

5
1
Средняя оценка: 3.17647
Проголосовало: 34