«Наши души, дышавшие родиной...»

Редакция журнала «Камертон» сердечно поздравляет нашего постоянного автора и друга, известного русского поэта и прозаика Александра Илларионовича Щербакова с юбилеем!
Дорогой Александр Илларионович! Желаем Вам крепкого здоровья, неиссякаемого вдохновения и новых творческих свершений!

Благодарение селу

А мне после горькой утраты,
Неправой молвы и суда
Иной не бывало отрады,
Как вновь возвращаться сюда,
Где столько простора и света,
И вечной лесной тишины.
Все люди видны и предметы
И все отголоски слышны.
Отсюда все наши интриги
Казались мелки и пусты,
Как наши бескрылые книги,
Бескровные наши холсты.
Здесь пела мне песни овсянка
На чистом родном языке,
И был я для всех просто Санька,
Который свихнут на стишке.
Не видел я сельских идиллий,
Но всё же был счастлив вполне.
Меня если люди судили,
То с явным сочувствием мне.
Мол, слишком неловкий и гордый,
И чин потому небольшой.
Носился, как с писаной торбой,
Всю жизнь со своею душой.

 

Промельки

Куда вы так летели,
Мои года и дни?
В глазах, как от метели,
Лишь промельки одни.
Уже без упований
Полёт ваш приструнить
Ищу я между вами
Связующую нить.
Пытаюсь поразмыслить
Об этом и о том,
О дыме коромыслом, 
И о душе винтом.
О юности беспечной,
О старости смурной
И, наконец, о вечной
О жизни внеземной.
С небес не жду потачки,
Едва ли заслужил.
В грехах, как пёс бродячий
В репейниках, прожил.
Ну разве только будет
Отпущен лишний балл
За то, что в грех иудин
Я всё-таки не впал.

 

За 80...

Тебе за восемьдесят лет?
Воспринимай как Божью милость
И то, что будущего нет,
И то, что прошлое забылось...

И то, что можешь ныне жить
Одним деньком, одним моментом
И настоящим дорожить
По-настоящему при этом.

                  

Таёжному брату

Видно, пращуры были древлянами,
Коли нам так любезны леса 
С родниками, грибными полянами
И деревьями – под небеса.
Мы с тобою лесные, древесные,
И почти деревянные мы.
Жизнь степная нам кажется пресною,
Городская – теснее тюрьмы.
Хоть дровишки таскаем вязанками,
Но мы любим удел наш лесной.
Как Есенин с берёзкой рязанскою,
Повенчались с ангарской сосной.
Уважаем соседа топтыгина,
Лося потчуем хлебом с руки
И в избушке охотничьей с книгою
Засыпаем под шелест реки.
Пусть кондовые мы, но бедовые
И в тайге (дальше в лес – больше ГЭС)
Сотворили плотины бетонные,
Чтобы стало светлее окрест...
А когда нами жизнь будет пройдена,
Словно эхо в лесных голосах,
Наши души, дышавшие родиной,
Растворятся в сибирских лесах.

                                                    

По Руси

Вот возьму да пойду по Руси
С посошком отмерять километры.
Пусть рубаха моя парусит,
Жидкий ёршик пушится от ветра.
Мне уже не заменит мотор
Серафим пламенеющим углем,
Потянуло на русский простор,
Как индуса на старости в джунгли.
Коли годы зашли за года,
Сыплют соль на виски, как на раны,
Так по-русски – уйти в никуда
И навек погрузиться в нирвану.
Не примите за форс и кураж
Эту тягу к путям запредельным.
Не случайно ведь в русский пейзаж
Странник с посохом вписан издревле.

 

Неужели...

Неужели впрямь наивно
Ныне думать я горазд,
Что воюет Украина
По ошибке против нас?
Что ещё очнутся братья,
Мы оценим встречный шаг,
И взаимные объятья 
Все раздоры разрешат.
Неужели в самом деле
Киев, Лавра, Херсонес – 
Наши общие купели –
Потеряли смысл и вес?
Род душевного недуга
Или козни сатаны?
Неужель рубить друг друга
Мы теперь обречены?

 

Художник: Г. Бобровский.

5
1
Средняя оценка: 3.05556
Проголосовало: 36