«Открывается звёздная дверь…»

***

Над Стрекалово – облака
челноками.
Ночь деревню обволокла
облаками,
в нереальность своей красы
погружая,
где висят на дымах костры
над межами
и дома улетают вверх
за деревья,
словно кто в невесомость вверг
всю деревню.
Не протиснуться сквозь никак
в эту тайну.
Слышно – эхом от сквозняка
с речки тянет
и бредут в родной темноте,
бестелесы,
не сумевшие улететь
тени леса.

 

***

Листья летят и поют,
как перелётные гуси,
будто бы лебеди-гусли
сказку бросают свою.

Ждёт их другая земля,
реки, поля с васильками.
Золото, охра и кадмий
землю оставить велят,

чтобы увидеть, взлетев,
как над покинутым раем
спички рябин догорают
тихо шипя в темноте.

 

***

Завели карагод грачи
над звезда́ми и над крестами,
грай стоит, аж в ночи горчит –
в пересохшей её гортани.

Переливами на лугу –
звёзд оливковое свеченье,
нивы сжаты и рощи лгут,
словно певчие на вечерней,

тянет осенью ото рвов,
гнёзда сброшены тополями,
ветер, молнии оторвав,
разостлал дожди над полями,

грай стихает, пора слетать –
скоро небо рассвет поднимет,
песни спеты звезда́м, крестам...
а грачи всё кружат над ними.

 

***

Складки на простыне,
сладкое время сна
тянется просто не
разъединяя нас.

Полночь глядит в трубу
жёлтым зрачком луны,
может быть вдруг будут
в нас отражаться сны.

Калейдоскоп луча
бьётся в трубе кривой.
От твоего плеча
тянется вверх крыло.

 

***

Скоро солнце пойдёт по́ небу
широко.
Я кричу, –Услышь меня кто-нибудь!
Никого.

Только птицы где-то сливаются
в унисон,
только ветер подхватит слова и всё
унесёт,

только где-то вздохнёт акация
на юру
и всё это тобой окажется
наяву.

 

***

                                       Н.

Открывается звёздная дверь
всем, кто вписан в небесный канон,
и в акации прячутся две –
птица сивка и птица конёк.

Дым акаций – тягучий, как мёд.
Отвернёшься и сделаешь вдох.
И стоишь, то ли жив, то ли мёртв,
то ли ночь говорит, то ли Бог.

Шум деревьев на той стороне.
И в груди прорастает лоза.
Эта ночь открывается мне
и за реку отводит глаза.

Я прикованный к звёздам стою
и плывёт под ногами земля.
Твоим голосом птицы поют
словно райские кущи сулят.

 

***

Ночь рычит, речёт, – Мне бы чёлн и я
зачерпнула ковшом луны.
Море чёрное, небо чёрное
и вокруг все кошки черны.

Словно древний зверь тяжело дыша
море движется по камням.
Ломтик месяца та же лодочка
У камней ждёт пока меня.

Волны перебирают остовы
Лодок, брошенных без ветрил.
Ночь затихла над полуостровом.
Море Чёрное, говори.

 

***

Ты всматриваешься в ночь.
Ты вслушиваешься в ночь.
Море губами вновь
твоих касается ног.

На пальцах осталась соль.
Луна блестит в волосах.
Ночь полна голосов.
Богата на голоса.

Луна горизонт разув
по́ морю стелет свет.
Дождь идёт на Гурзуф,
смотрит на всё сверху.

Дремлет скала как страж.
Призрак прошёл как вор.
Искрами от костра
светится голос твой.

 

***

Чайки кричат, – Эй, –
и заливаются смехом.
Чехов – теперь музей,
он никуда не уехал,

смотрит поверх пенсне
на Аю-Даг, скучая.
– Доктор, ешь монпансье,
я угощаю.

Лето накрыло Крым.
Что умножать тоску?
Мы же не три сестры,
те что: «...в Москву, в Москву!»

Что это за номера?
Время бежать от объятий.
Доктор, не умирай,
лучше поехали в Ялту!

 

***

Кипарис говорит на пяти языках –
научись его понимать.
Как парит, горит над волной закат,
как волне его поднимать

тяжело. И обрушивая в себя
обожжённого солнца диск,
Море Чёрное, берег прижав к губам,
– Проходи, – говорит, – садись.

Посмотри, кипарис, – говорит, – как Бог,
одинаково щедр ко всем,
он как Моцарт весел, глубок как Бах,
одинок, как все,

раздели с ним южной полночи зной...
Голоса уносит прибой
и чернеет небо морской волной
надо мною и над тобой.

 

***

Ветер утихнет? сказав своё,
пену оближет с губ,
выдохнув, море Азовское
ляжет на берегу,

парус мелькнёт, а вверху над ним
облака белый дым,
чайки глядят, как рыбы на дне
в рот набирают воды,

горы расходятся, тишина…
а горизонтом за
громко басовая лопнет струна…
Где-то идёт гроза.

 

***

Акация прозрачна на ветру,
просвечивает солнце сквозь прожилки,
а кажется, что это ты, ведь рук
не отличить от белых – приложи-ка –

цветков. Вот пальцы словно лепестки
дрожат и к небу тянутся послушно.
Мне думается, руку отпусти
и – полетишь. Природою подслушаны

все наши разговоры, и она
осуществляет явное и тайное.
Акация и ты, а где-то над –
таких же белых облаков скитания.

5
1
Средняя оценка: 5
Проголосовало: 4