Беспилотник над Елабугой

От редактора

Рады уведомить читателей, что пришел Черед Марины Кудимовой. Известный, талантливый поэт России… Представлять Кудимову — излишний наив, но попробую все ж втиснуть давнюю блиц-рецензию на её книгу «Черёд». Стихотворения. Новосибирск, «Сибирские огни» 2011.

Черёд Кудимовой

Качество книги Марины Кудимовой допускает даже самые пафосные оценки: «Голос Страны, Эпохи…». Читая стихотворения «День, когда закончилась Россия», «Баллада о соседе», «Рождение беспредела», «Поселение», «Эшелон» и коллажную поэму о радиодикторе, идешь по карте русских провинций, отступаешь от Миллениума до эпохи где-то на стыке ГУЛАГА и ГУИНА. 

И — так с лица стереотипен, / Так изнутри обременен, / По назначенью мчит “столыпин” — Неотцепляемый вагон…
…и языком отдавленным / Плачу, как по отверженным, / Я по твоим отъявленным.

Удивительно и загадочно намеренное несоответствие содержания книги — внушительного курса поэтического россиепознания, — и обложки: какая-то мини-пробирка, какие-то нано-кристаллы... Вглядываешься — без толку. Но весь прочитанный том (на самом деле сия обманчивая обложка еще и — «мягкая») этого горестного, изысканного народолюбия вызывает реплику:

Мудра Кудимова — «Родина-Мать».
Плакатным тиражом бы книжку дать.
Иди себе… куда «Кудимова зовёт»,
и упирайся в свой Черёд.

Игорь Шумейко

Елабуга

Беспилотник над Елабугой
Выше фановой трубы.
А Елабуга бела губой —
Снег не вылизан с губы.

Гулит дрон на всю Елабугу,
Подвывает, щеря пасть.
В африканскую общагу бы
Ему сдуру не попасть.

Ах, иголочки-игилочки
Растопорщились в бору.
По Марининой могилочке
Не влупить бы поутру.

В духовые дуют лабухи,
С бодуна им нулево.
Нет Марины у Елабуги,
Нет ее ни у кого.

Ямина пуста до донышка,
Пробирает душу дрожь.
Отыщи могилку, дронушка,
Свежевырытых не множь!

Март в тряпье кафтана Тришкина,
Ледохода абордаж.
За пейзажем кисти Шишкина
Левитановский пейзаж.

***

Белые банты над степью летят —
В школу попал реактивный снаряд.

Племя, начитанное страшилками,
Лупит по целям советскими «Шилками».

Су-27 соревнуются с МиГами,
Окна от взрывов заложены книгами.

Кто виноват, что начальство уехавши?
Пушкин да старая библиотекарша.

Бровки политики сделали домиком.
Мечут поэтов — томик за томиком —

В печку из бочки, чтоб не пивасиком
Грелись в осаде, а русскими классиками.

Просят ответа у неба херсонского
Парни с глазами Андрея Болконского.

И, помешавшись от голода, горя ли,
Ищет Аксинья в санчасти Григория.

Воздух-земля голосит над Авдеевкой...
Дети в подвале играют в Фадеева.

***

Хлеб не печён, так хоть краюшку на —
По срезу черная печать.
Извергните из школы Пушкина —
Глядишь, его начнут читать.

За шиворот себе налей Монталь —
Лакейский дух не перебить.
Немедля воспретите Лермонта —
Глядишь, его начнут любить.

Неукротимые и страстные,
Изгойство клявшие своё,
Какие были парни классные —
Элитное хулиганьё!

На ксерокопии, в смартфоне ли,
Тайком, хотя б одним глазком...
О, если бы вы что-то поняли,
То подавились бы куском.

***

                                       ...и хруст французской булки.
                                                                   В. Пеленягрэ

От мотков пипифакса осталась выставка втулок...
Съешь еще этих мягких французских булок,

Выпей чаю — все буквы использованы в программе.
Первый комп нас учил идиотской такой панграмме.

Пустотой предрассветный двор пронизан и гулок...
Съешь еще этих мягких французских булок.

Монитор заголился, вчера быв уютной норкой,
Зачерствели булки, заклекли плюшкинской коркой.

В ожидании алиментов застыли дети:
Тятя, тятя, нас выблевали соцсети.

На Вернадского цирк спалил архитектор Вулых...
Съешь еще этих мягких французских булок.

Макеевка

Новый год измок, словно бобик,
И заныкался в Порш Макан...
Так за что ты, двухсотый мобик,
Поднимаешь первый стакан?

За снарягу, за располагу,
За любовь свою, бедолагу,
И за Родину заодно,
Демаскированную зону...
Закажите судьбу с Озона,
Там двухсотым скачух полно.

Ну, а вы, мирняки, не мучайтесь!
Выйдет случай — всему обучитесь
Не в МГИМО и не в МГУ,
А в макеевском ПТУ.

Ожоговый центр

                                       Надежде Кондаковой

В Центре ожоговом из-под огня
Вывел меня человек-головня,
Глядя сплошно — без ресниц и бровей —
Всей сочетанною травмой своей.
"Грайворон", — грает над ратником вран,
Видевший въявь сочетания ран
Первой Великой, Второй Мировой,
Третьей — двуликой войны моровой,
Давешних, будущих — постмировых,
Рваных осколочных и штыковых.
Плотью стервягу кормили войска
От князя Игоря до ЧВК.
Гены шуруют в вороньей крови
От Мономаха и до шурави.
В госпиталях полевых подвижных —
Преобладание минно-взрывных.
Рык внедорожника с передовой,
Бланк номер триста — ну, значит, живой,
Значит, не станет окопной золой, —
Счистит хирург некротический слой.
Сколько в Отчизне горелых краёв?
Сколько наращено мёртвых слоёв?
В сторону ворона сбился акцент…
Что мне ответишь, ожоговый Центр?

Релокация

Родник чулпанхаматовый
Иссох почти до дна.
В Ташкенте нет Ахматовой
В такие времена.

Конечно, Богу — Богово.
Кого смутит, mon dieu,
Отсутствие Набокова
В Берлине и Монтрё?

Ах, белая акация,
Ах, пароход с гудком —
Не то что релокация
Со школьным с рюкзаком.

Уехали — приехали
С калеными орехами —
Тбилиси, Ереван...
На что Россия вам?

Тут хоть улыбка детская,
Да взрослая вина.
Тут вечная турецкая
Гибридная война.

Реклама гелендвагена,
Картина Верещагина:
Гроб с мертвою царевною
Качается над Плевною…

Историю застопоря,
Тут мреет навсегда
На рейде Севастополя
Стоячая вода.

Пульс бьется, как припадочный,
В подкладке кладенец
И в кулаке посадочный
Талон в один конец.

Полковник

Вещь в себе, как эгрегор,
Никогда не уснет,
А полковник МакГрегор
В тумблер виски плеснет.

Он скучал на обеде
В честь победной войны,
Он уверен в победе,
Но другой стороны.

Подкачал солодовник —
Дать бы с ходу в пятак.
Что с тобою, полковник?
Что с тобою не так?

В испытательных пусках
Всё давно учтено.
Ты болеешь за русских, —
Тебе надо оно?

Цели несовместимы,
И записаны в файл
Игровые режимы
Call of Duty: Mobile.

Русский дух растаковский
Из болота возник.
Снова пишет Галковский
«Бесконечный тупик».

Снова медлит Улита,
Возчик еле везет.
Снова Ржечь Посполита
Из-за Шклова ползет.

Каждый ветреный шорох,
Каждый гвоздь в сапоге
Тонет в самоповторах,
В архаичной пурге...
Бронетанковый морок,
Как на Курской дуге.

Злые оксюмороны,
Родовая тоска.
На обед макароны,
А на ужин треска.

Но спокойно полковник
Поглощает азот,
А пацан-уголовник
Лезет грудью на дзот.

На Вторую, на Третью —
Не рыдай меня, мать! —
Русских только за смертью
Хорошо посылать.

Подкачают саперы,
Обмишулится РЭБ,
Разлетятся опоры
Нержавеющих скреп.

Головушки-полушки,
Нижний чин, Верхний Ларс...
Но останется Пушкин,
Он и вытащит нас.

Зацветает шиповник,
Выстилается дым...
Всё нормально, полковник!
Мы ещё победим.

Доброволец

                      Также услышите о войнах и о военных слухах.
                      Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть...

                      Мф.24, 6-7

Перед женой и перед Сущим,
Ошкрябав уличную грязь,
Он хочет выглядеть могущим
И наравне с телеведущим
Вещать, почти не матерясь.

Но, в основаньях не уверен,
Рассыпчив на манер драже,
Он совокупен, соразмерен
Лишь однорядцам в гараже.

Как вдруг волну военных слухов
Поймает внутренний модем,
И в бой красноармеец Сухов
Дебелый выдвинет гарем.

Ни на секунду не воинствен,
Он, дембель, а не комбатант,
Почувствует, что здесь единствен
И неизбежен вариант.

Закоренелый обыватель,
Ревнитель хлебного вина —
Беспрекословный подвизатель,
Когда — без выбора — война.

И, матерщинник и безбожник,
Он знамение сотворит,
Как будто Подвигоположник
Над мотолыгою парит.

Архимед

Уж если специальная война
Нашла предлог — схлестнулись «в» и «на»
(То «в» Украине, то «на» Украине),
Видать, и правда дело в языке...
Вновь Архимед рисует на песке,
И ратник римский лёгок на помине.

Смекает он, наёмник и скинхед,
Завирусясь хламидою блошиной:
Что там ни накорябай этот дед,
Выходит шкуросъёмная машина.

А мы всё греем тех, кто против нас,
Жалеем тех, кто с потрохами сдаст,
И веером от живота не косим,
Но сухпаёк суём, питьё подносим,
И где какой рванёт боеприпас,
У Архимеда лишний раз не спросим.

На обложке: рисунок Светланы Гриценко

5
1
Средняя оценка: 4.1
Проголосовало: 50