Поэтство Юнны Мориц

На день рождения Юнны Петровны (2 июня) попробуем прочитать одно стихотворение. Если не «с выражением», как требовали в школе, то хотя б с небольшими маргинальными схолиями. Звучит страшновато? Ладно, с интерлинеарными схолиями и просто «каментами». 

 

Давай, душа, давай —
Проникнем за ограду,
Там розовый трамвай
Бежит по снегопаду,
В кофейне за углом
Поджаривают зерна,
И лестницы излом
Пропах напитком черным.
Верни, верни, верни,
Звезда, мое светило,
Те считанные дни,
Которых не хватило!
Под шорох мандолин,
Играющих на елке,
Очистим мандарин
И снимем книгу с полки,
В таинственную речь
Вникая до рассвета,
Отбросим кофту с плеч
На озеро паркета
И, отлучив лицо
От чтенья на мгновенье,
Найдем в конце концов
Покой и просветленье.

Великая опция поэзии: выбрать меру отстранения. Читать «в свете последних новостей», в коих присутствие Юнны Петровны значительно? Или как Борис Леонидович, сквозь фортку крикнуть детворе: «Какое, милые, у нас Тысячелетье на дворе?» И если все ж подражать Пастернаку, не опасаясь — что крикнут ответно в фортку дети (возможно подъемля и средний палец: тысячелетье-то уже другое, миллениум миновал), то вспомнишь да-авний упрек, столь давний, что и автора не припомню. «Юнна-де Петровна о себе в третьем лице, да ещё множественном числе! «Найдем в конце концов» — как царь, император!
Но если вообразить, что на дворе тысячелетие от Рождества Христова — Первое, да еще его начало, то вспомнится… Адриан. Действительно, император, причем: из удивительных оригиналов. «Мы» Юнны Мориц, сказанное о себе, восходит не к титулованиям монархов, а к первым строкам автоэпитафии Адриана: «Аnimula vagula blandula» (Душенька, скиталица нежная). То стихотворение задало поэтический стандарт сравнимый с «Exegi monumentum» (Воздвиг памятник»)» Горация. Тысячи переводов, подражаний. Канон: Обращение к душе. И самая памятная строка Ипполита Богдановича «Во всех ты, Душенька, нарядах хороша» восходит к адриановской Аnimula (уменьшительно-ласкательное от Аnima).
А то и вовсе не поминая адрианов, «проникнув за ограду» поразимся: Там розовый трамвай / Бежит по снегопаду. Как в мультиках (коих по стихам Юнны Мориц создано немало): художник в три секунды рисует Картину. Бывает не мультик, вполне документальный фильм, с ускоренным воспроизведением: что б в те же секунды, на глазах — Шедевр. 
«По снегопаду» — то есть розовый трамвай бежит и сквозь стены белого пуха. Насколько же чудесней банального «по снегу»!
«Отбросим кофту с плеч / На озеро паркета». Обычный читатель вроде автора сего очерка, лишь с третьего раза соображает: «озеро» здесь — не под размер бегущей строки. Начищенный паркет отражательной способностью схож с водной гладью. Зато когда сообразишь — вдвойне наслаждение: ты на поэтическом вечере и в картинной галерее. 
А уж заклинание: «Верни, верни, верни, Звезда, мое светило, / Те считанные дни, / Которых не хватило» — прямо… «Схема жизни в разрезе». 
Точный укол: как мало бывает нужно для счастья, сбытия судьбы. Или озарение: а может оно, счастье, и было? И подозрение: просьбы «верни-верни» Звезда переадресует — Поэзии, а её могущество велико, так что моление «верни» оборачивается глаголом «совершенного вида»: вернула. 
Яркозрительность стихов, слов Юнны Мориц пытаюсь подтвердить словами же, причем не такими яркими… Но уж музыкальность — композиторы подтверждают самым прямым действием. Знаменитый бард Вадим Мищук написал на эти строки чудесную песню, хотя (наваждение не только моё) кажется, что музыка, в том и чудо — уже была, с самой даты написания стихотворения «Побег»(1968), а Вадим Леонидович как-то разузнал. Таково уж «таинство речи» Мориц: рождается, как богиня — уже в пене мелоса (не в обиду будь сказано композиторам эту музыку угадавшим). 
Несчитанных Вам дней, Юнна Петровна, многих ещё ёлок с шорохом мандолин — то есть лет!

 

Примечание:

«Поэтство» в титуле статьи — неологизм Юнны Мориц, давний, хотя Ворд всё еще подчеркивает его красной волной. Строго разбирая прочтённые, присылаемые ей стихи, она иногда выдаёт эту оценку. Её «поэтство» — не «5+», не «высший балл» (Юнна Петровна ранжированием стихов не занимается!), а именно знак принадлежности к Поэзии. И многие мечтают получить сей знак, а особо дерзкие: чтоб это их книгу «сняли с полки» вслед за «очисткой мандарина».

5
1
Средняя оценка: 4.33333
Проголосовало: 18