Письмо в редакцию

От редакции

На публикацию ко Дню партизана и подпольщика пришла быстрая реплика. С одной стороны — очередной повод пожалеть о закрытии форума, возможности публикации ответов на актуальные статьи (еще раз подчеркну — досада это всеобщая, совсем недавно закрылись форумы крупных газет: «Московский комсомолец», «Завтра»...). 

Но в данном случае: письмо нашего белорусского читателя и автора Ирины Шатыренок вполне можно публиковать как достойный исторический очерк, небольшое исследование. Читайте, убеждайтесь.

Добрый день, прочитала статью «Как шли тропою партизаны… История одного изыскания».

«Ответ был отрицательный: Рыбакина Ксения Федоровна в списках партизан Первой Клетнянской бригады не значилась». — Могу ответить, почему Ксения не значилась.

  1. В отряде командир отвечал за архив, у командира Дм. Денисенко подшито более 600 страниц. Партизаны аккуратно вели документооборот. В нацархиве Беларуси хранятся все документы партизан. У Дм. Денисенко, например, приказы напечатаны на машинке, реквизировали у помещика в сентябре 1942 г., у других отрядов рукописные трудночитаемые тексты.
  2. На агентов партизан дела не заводились, о подпольной работе агентов знали только два человека: командир, начштаба или комиссар. Работа была опасная, в отрядах тоже были засланные казачки, поэтому повышенная секретность. В комендатурах, столовых, ресторанах, госпиталях и т.д. работало по найму гражданское население. Часто о девушках на местах распространились ложные грязные слухи. Но были и настоящие шлюхи, они убрались вместе с немцами при отступлении. На всякий случай в одежде подпольщика в подкладке подшивалась справка на папиросной бумаге, что этот человек партизанский агент, но тоже в редких случаях. 

В Беларуси разговор о дне партизан ведется давно, но воз и поныне там «Почему в Беларуси нет Дня партизана и подпольщика?» Дядька моего свёкра Иван Мартынович Шатыренок (1891—1943) тоже был партизаном, отдельная история. Они все из Лепеля Витебская обл. — был связным в Лепельской партизанской бригаде будущего Героя Советского Союза Вл. Лобанка. Большая семья Ивана Шатыренка (на фото обложки) жила на хуторе, называли его Мельница, недалеко от деревни Караевичи Прудокского сельского совета, хотя местные называют Каравичи. Иван Мартынович был мельником, к нему со всей округи везли молоть зерно.

Как раз перед самой войной в июне 1941-го старшая дочь Анна привезла на лето к дедушке с бабушкой двоих маленьких детей, другая дочь Анастасия своего ребенка. Младшие дети Ивана Шатыренка Нина 1929 г.р., а Георгий и Володя закончили начальную школу, новоиспеченные тетка и дядька присматривали за малышней. От хутора до Лепеля 18 километров, на лошади быстро доедешь, но часто ходили и пешком, еще нестарая жена мельника Мария Амосовна пешим ходом добиралась до Чашников и даже до Орши. Привычное дело. Связного Ивана Шатыренка выдал предатель, его замучили в Лепельской тюрьме в августе 1943 г., захоронили в пригороде. Но потом один человек показал могилу. Ивана перезахоронили — 7 человек партизан из семьи Шатыренков захоронены на сельском кладбище. Его страшно пытали, вырвали все зубы, ногти, трудно представить, как человек выдержал эти муки — из наградного листа: "Не выдав ни одного подпольщика". После войны 4.06.1946 г. вдова обращалась в Белорусский Штаб Партизанского движения, она пишет:

«...за участие в партизанском движении с 1941 г. погибший Шатыренок Иван Мартынович был представлен к награде..., но до сих пор семья погибшего награды не получила». 

Малолетним детям погибших полагалось еще и денежное пособие. На запрос вдовы ответ был отрицательным. Надо было ходить по кабинетам, доказывать, большая канцелярская волокита. Подтвердил участие Ивана Шатыренка в 1946 г. только командир Лепельской партизанской бригады Герой Советского Союза Вл. Лобанок.

Справка

"Дана таковая Шатыренок Марии Амосовне в том, что ее муж Шатыренок Иван Мартынович с 1941 г. имел связь с партизанами и оказывал большую помощь продовольствием, сбором оружия, разведкой немецких гарнизонов, распространением антифашистских листовок. В своем доме скрывал партизан. На мельнице для партизан размалывал хлеб. Погиб в 1943 году в августе месяце при выполнении одного из боевых заданий. Лично сама Мария Амосовна также выполняла ряд поручений партизан. Что и удостоверяется".

Б. Командир соединения партизанских бригад Полоцко-Лепельской зоны Герой Советского Союза В. Лобанок. С подлинным верно. Председатель Прудокского с/с 30.05.46 г.

Наградной лист

Мельница Каравичи Прудокского с/с  Лепельского р-на БССР, проживает семья Шатыренок Мария Амосовна.

"Т. Шатыренок с апреля 1942 г. являлся руководителем агентурной разведки в Прудокском с/с. Под его личным руководством проводилась большая политическая разъяснительная работа среди населения об успехах Красной Армии, им лично распространено советских листовок более чем 3 000 экземпляров, всегда своевременно представлял разведанные о гарнизонах противника, номера частей, численность вооружение и место расположения. Шатыренок является связным от секретаря Лепельской подпольной организации РК КП(б)Б т. Лобанка руководителем подпольной организации гор. Лепеля. При выполнении вышеуказанного задания в августе м-це 1943 г. т. Шатыренок погиб героической смертью в застенках фашистской тюрьмы".

Боевая характеристика

"Шатыренок Иван Мартынович с 1941 года имел связь с партизанами Лепельской п/б им. Сталина и оказывал большую помощь продовольствием, сбором оружия, разведкой немецких гарнизонов, распространял антифашистские листовки. В своем доме скрывал партизан. На мельнице для партизан размалывал зерно. Погиб в 1943 году в августе месяце при выполнении одного из боевых заданий. Не выдав ни одного подпольщика". 

Секретарь Лепельской подпольного РК КП(б)Б. Качан. Быв. Командир Лепельской партизанской бригады имени Сталина В. Лобанок. Штамп. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30.12 1948 г. НАГРАЖДЕН Орденом ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ II степени.

Самое интересное. В 1989 мы с мужем в Питере были на похоронах родственницы, на постой нас взяла Анна Ивановна. Она прошла всю войну медсестрой, та самая дочь Ивана Мартыновича. Мы поехали к ней на квартиру, только тогда я мало интересовалась войной. До конца 1944 г. она ничего не знала о своих детях. А детей Мария Амосовна всех сохранила, дом на мельнице немцы сожгли, еще неделю приезжали полицаи, ставили детей к стене и "шутили" — стреляли поверх голов, об этом мне рассказала дочь Анны Ивановны. Она с 1938 г.р., но запомнила весь этот ужас. Вдова собрала детей, 3 внуков и 3 своих, и пошли они пешком за 10 км искать крышу над головой, приютили чужие люди в чужой деревне.

Мне как всегда нет времени написать семейную историю о партизанах из семьи Шатыренок, пишу о чужих, но еще весной дала слово родне, что напишу.

С уважением,
Ирина Шатырёнок

5
1
Средняя оценка: 4.4
Проголосовало: 15