Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою! Благовещение Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии

Сила Благовещенского чуда, свершившегося в Назарете Галилейском, столь велика, что воспоминание о нем — ослабляет даже Великий Пост, озаряет мрак Страстной Седмицы. Праздник «торжествуется» своими особенными песнопениями, даже если выпадает на первый день Св. Пасхи Господней: в этом случае к пасхальному канону присоединяется канон Благовещения.

 

В свое время на знаменитом Толедском соборе 656 года было принято постановление — праздновать Благовещение, «спасения нашего главизну», 18 декабря, чтобы соблюсти последовательность событий воплощения и рождения Спасителя мира, как они переданы нам Св. Писаниями Нового Завета. Понятно, что таким образом Благовещение никогда бы не совпадало со временем Великого Поста. Но уже Трулльский собор 681 года, как бы забывая постановленное всего четверть века тому назад, определил «совершать в праздник Благовещения литургию св. Иоанна Златоустого, на какой бы день Великого Поста он ни пришелся».

 

Согласно святоотеческим толкованиям, в Благовещение «Приснодева не менее, а бесконечно полнее сподобилась посещения Святой Троицы, чем Авраам при Мамврийской роще» (привожу по книге знаменитого иконописца Русского Зарубежья инока Григория Круга «Мысли об иконе»). Явившись Приснодеве, «...вшед к Ней Ангел рече: радуйся. Благодатная, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах... обрела бо еси благодать у Бога» (Лк 1,28,30). «Она же видевши смутися», (Лк 1,29).

 

 «Тихая душа Ее от сильных слов Духа, как тихая вода от сильного движения ветра, по необходимости приходит в движение», — замечает митрополит Филарет Московский. И тотчас же Господь, снисходя к тревоге и смятению пятнадцатилетней Богородицы, воздвигает Свое утешение, говоря: Не бойся, Мария (Лк 1,30).

 

Где же произошли благовещенские события? – Это вопрос совсем не праздный.

 

Еще сравнительно недавно ученые критики христианства непременно останавливались на так называемой «проблеме молчания о Назарете в ветхозаветной и талмудической литературе». Действительно, к примеру, Иосиф Флавий, который, напомним, был сперва не историком, а командующим иудейскими войсками в Галилее, хранит молчание о городе Благовещения. Он называет и соседний Сепфорис — прежнюю резиденцию галилейского тетрарха Ирода Антипы, и завоеванную Титом Йотапату, но только не Назарет. Это обстоятельство породило несколько весьма странных гипотез. Одна из них —попала в роман к М.А.Булгакову, где Иешуа-Христос зовется «нищий из Эн-Сарида» — вместо из Назарета. Были предположения, что авторы Евангелий, либо их позднейшие редакторы, перепугали и переставили слоги в названии - по незнакомству с географией Палестины (!!?) - реального селения Эн-Сарид, расположенного в совсем иной части Святой Земли, отчего и появился, будто бы, несуществующий в те времена Назарет. Однако раскопки, проведенные неподалеку от Благовещенской церкви в Назарете, обнаружили множество следов не только времен первого века по Рождеству Христову, но и значительно более ранних: место это было заселено едва ли не в каменном веке.

 

Отчасти, причины «молчания о Назарете» и вправду носят характер, условно говоря, географический. Древний торговый путь Виа Марис, что связывал Дамаск с Газой и Египтом, проходил приблизительно в восьми километрах к востоку от горы Фаворской; и поскольку Назарет лежит в долине, окруженной холмами, подобно амфитеатру, он поневоле оставался в стороне от дороги: движение караванов обходило его полукружьем. Это было не просто захолустье, а самая настоящая «дыра». Впрочем, с великолепным климатом. Глубочайшая провинция, могущая служить приютом «придурковатой деревенщине», естественно, не попадала в исторические хроники. Эти несколько десятков домиков, виноградники, маслобойни, огороды — так бы и дремали в полузабытьи под галилейским небом, если б Господь рукою сильною и мышцею напряженною не выдвинул Назарет в самый первый ряд истории человечества, где Антиохия и Иерусалим, Афины и Константинополь, Рим и Вавилон подталкивают друг дружку мраморными плечами; никакой описки не произошло.

 

«На том месте, где был дом праведного Иосифа, в коем совершилось благовещение, устроен католический монастырь. От святого дома сохранились три небольшие комнаты, одна над другою, в виде пещер, вырытых в природной каменной скале.

 

...В нижней природной пещере, где было жилище Пресвятой Богородицы, устроен католический же храм, в который спускаются по мраморным ступеням. Под престолом сего храма изображен мраморный круг с крестом, означающий то место, где стояла Пресвятая Дева во время Архангельского благовестия» (Троицкие Листки. 1885 г.).

 

Изданный в 1914 году для русских паломников «Путеводитель» греческого архимандрита Пантелеймона добавляет, что «над колодцем, у которого было благовещение Деве Марии от Архангела Гавриила, при Константине Великом воздвигнута была базилика, сохраняемая до VI века».

 

 

 

Между тем приснопамятная паломница Сильвия-Этерия, посетившая Палестину в эпоху расцвета византийского храмостроительства, в своих путевых записках о праздновании Благовещения не сообщает ничего, — хотя о прочих праздниках рассказывает весьма детально. И на Лаодикийском соборе, то есть в VI столетии по РХ, праздник Благовещения также не обсуждается, тогда как именно на этом соборе занимались установлением дней празднования событий священной истории. Первые сведения о Благовещении мы обнаруживаем в так называемых Пасхальных Хрониках, относящихся к VII веку. Вот здесь уже география ни при чем. Неупоминание назаретской святыни и праздника Благовещения — есть результат острейшего конфликта между «церковью обрезанных» и «церковью языков», — т.е. между иудеохристианами и верными из иных народов. Галилейский христианский центр, само существование которого прежде отрицалось, с его множеством храмов и тысячами прихожан, был именно «церковью обрезанных». О святых местах, принадлежащих противной стороне, ревнители упоминать отказывались. Когда секта иудеохристиан пришла в упадок, положение почти тотчас же изменилось.

 

В середине пятидесятых годов ХХ столетия францисканский монах, археолог Беллармино Багатти приступил к раскопкам у дома Святого Семейства в Назарете.

 

Крупнейший специалист по христианским древностям в Палестине, Багатти оказался тем, кому выпала честь «докопаться» до самых любопытных за последние десятилетия открытий в новозаветной науке.

 

На одной из стен, примыкающих к комнате-пещерке Благовещения, им была обнаружена греческая надпись, сделанная никак не позже II столетия по Рождеству Христову. Надпись эта гласит ХЕ МАRIА («Радуйся, Мария»). Перед нами — начальные слова Благовещения Архангела Гавриила.

5
1
Средняя оценка: 2.8125
Проголосовало: 224