Сон в руку

«В разгромленном лагере боевиков мы в числе прочего обнаружили потрёпанную книгу «Исламский сонник…»

(Из рассказа капитана Александра Барашова – участника операции с условным названием «Остров»)

 

Солдат появился неожиданно, словно вырос из–под земли. Это был хорошо подготовленный профессионал. Умар это понял, когда боец мгновенно вскинул автомат, хладнокровно направив ствол прямо ему в лицо. Почувствовав, что не успевает ни увернуться, ни выстрелить первым, он застыл на месте, ожидая очереди. Вдруг захотелось крикнуть этому ненавистному белобрысому, с вызывающе чёрной родинкой на подбородке кяфиру* что-то отчаянное и пронзительное, но язык, скованный ужасом, словно прилип к гортани. Вместо яростного «Аллаху Акбар!» раздался какой-то визг, перешедший в клёкот, а затем в кашель давно простуженного человека… Дёрнув головой и ударившись макушкой о перекрытие землянки, Умар проснулся.

 

Своим криком – кашлем он разбудил других моджахедов – своих товарищей. Они, недовольно ворча, зашевелились – было ещё рано и можно бы ещё поспать. Глотнув из висевшего над головой закопченного чайника с длинным кривым носиком холодного чая, Умар сел на нарах и ещё раз мотнул головой, осторожно трогая зревшую шишку. Было неловко перед товарищами и просто больно.

 

– Приснится же такое, – вздохнул он и полушёпотом, будто извиняясь за доставленное беспокойство, пересказал свой предутренний кошмар.

 

– «Река без истока не бывает», – явно не к месту вспомнил чеченскую поговорку бывший школьный учитель Абу, сосед по нарам, когда он закончил рассказ. – Ты посмотри в «Соннике», к чему это. Сегодня пятница, и Аллах посылает правоверным верные сновидения.

 

Пошарив у изголовья, он протянул ему обтрёпанный «исламский сонник», который был у моджахедов весьма популярной книгой, с тех пор, как их отряд вынужден уже неделю сидеть в этой холодной земляной норе на проклятом острове. Умар полистал прошитую суровой нитью замусоленную книгу с загнутыми страницами.

 

– «С» – солдат, воин, – найдя нужную строку, прочитал он вслух, – видеть одного или двух солдат – к волнению и неприятностям. Видеть себя во сне солдатом – к беде или утратам и, возможно, к смерти, если сновидец болен». Тягостная пауза повисла в блиндаже. Спёртый воздух, запах сырости и немытых мужских тел, их хриплое, нездоровое дыхание и слабый, мертвенный свет от висящей под низким потолком «летучей мыши», бросавшей на стены мрачные тени, казалось, лишь свидетельствовали о верности сна. Кто– то из моджахедов тихо ругнулся, вспомнив шайтана.

 

Страх и тревога давно поселились на острове. С тех самых пор, как стало ясно, что их запеленговали, как появились на берегу военные, внимательно прочёсывающие прибрежные заросли, как прекратил переправлять к ним продукты Альви Пашаев с расположенного на правого берега Акбулат– юрта.

 

Главарь этого небольшого отряда амир Рустамби Шаниязов сам провёл бессонную ночь в раздумьях и тревогах, поэтому, когда до него дошёл смысл толкований сна, был очень раздосадован. Куда лучше, если бы его парням снились гурии и райские кущи, о которых так хорошо поёт любимый певец шахидов Тимур Муцураев. А этот русский солдат, нагло явившийся пусть даже и во сне, им совершенно ни к чему. Дух его людей и так не на должной высоте. Ему нужны не тряпки, а настоящие воины Аллаха!

 

– Разболтались, словно базарные бабы, – грубо оборвал он мужчин. – Будто не знаете, что всё в воле Аллаха! Иншалла! – Пора на молитву!

 

Люди зашевелились, доставая коврики для утреннего намаза. «Аллаху акбар, Аллаху акбар, Аллаху акбар, Аллаху акбар», – голосом муэдзина пропел Бадрутдин Алимурзаев – телохранитель Рустама, которого моджахеды единогласно избрали своим имамом.

 

 

 

Остров

 

 

 

Руководитель операции русский генерал Евгений Зубатов был раздосадован не меньше неведомого пока ему Шаниязова. А причина у него была серьёзная – второй день его солдаты обшаривают берег в поиске хоть какой– нибудь зацепки – всё напрасно! Но «фэйсы», как в войсках называют офицеров – оперативников ФСБ, упорно твердят своё: именно здесь, в этом квадрате на левом берегу Терека, затаились боевики, которых уже несколько раз засекала специальная аппаратура.

 

Боевичьё пошло хитрое. С появлением у военных сложной техники, способной фиксировать и выявлять с точностью до нескольких метров радиопередатчики, они перешли на мобильные телефоны, что значительно усложнило работу радиоразведки. Попробуй, разберись и докажи, что такой– то абонент, подозрительно забравшийся в глухую лесную чащу или в горы не бандит, а заблудившийся грибник или пастух. Да и поменять номер особого труда не составляет. Но здесь сомнений быть не могло – номер был пробит и уже достаточно давно, с неделю, не менялся. Принадлежал он Рустамби Шаниязову – «командующему северо– восточным фронтом», ногайцу из дагестанского села Сары– Су. Ногайские степи с подозрительной периодичностью поставляют бандам свежие кадры, но разобраться в причинах, почему так происходит – дело компетентных органов, а не боевого генерала.

 

Шаниязов, несмотря на свою молодость, слыл известной фигурой среди бандподполья. Показав себя ярым сторонником «чистого ислама», он обладал волчьей хваткой, имел задатки хорошего командира и был явным лидером среди ваххабитов в Шелковском районе. Упустить его было никак нельзя.

 

– Ну что у вас? – генерал связался с капитаном Александром Барашовым, командиром разведывательной группы уральского отряда спецназа, задействованной в операции, – Есть хоть что– нибудь?

 

– Никак нет. Зачистили «джунгли», работали ножами и лопатками, как вы и приказали. Прошли вдоль берега, но никого в радиусе 500 метров не обнаружили.

 

– Специалисты– слухачи были, землю прослушивали? – не теряя надежды, интересуется Зубатов.

 

– Были, слушали, схроны не обнаружили… Товарищ генерал, – помедлив, произнес капитан Барашов, – может быть, осмотрим остров? Приборы могут и ошибаться. Всё– таки погрешность в 200 метров – это не много. Зато, какая выгодная позиция! Естественная водная преграда, прекрасный обзор, возможность обнаружение противника на дальних подступах. Я бы, ей Богу, там обосновался…

 

– Ты, капитан, не лезь поперёд батьки в пекло, понял? Надо будет, обшарим и остров.

 

Генерал в который уже раз за день достаёт и разворачивает карту. Вот он, Шелковской район и нужные квадраты. Здесь Терек делает замысловатую петлю, поворачивая на север, а затем почти сразу на юг. Населённые пункты Парабоч и Харьковское находятся на левом берегу, между ними тянется неширокой прибрежной полоской лес, где находится бандгруппа. По оперативным данным – 5– 7 человек. На другом берегу посёлки Первомайское и Акбулат– юрт. В этом месте Терек широко, до 300 метров разливается, образуя островок. Необитаемый, как сообщили «фэйсы». Где же тогда бандиты? Ведь не иголку в стоге сена ищут его люди, валясь с ног от усталости – вооруженную банду. «Духи» как сквозь землю провалились. Впрочем, искали их и под землёй.

 

И снова он мысленно начинает раскладывать свой затянувшийся «пасьянс». Место предполагаемого нахождения бандитов надёжно заблокировано. Стянуты внушительные силы: помимо уральского спецназа – местные комендатура и батальон оперативного назначения, разведбат, миномётная батарея, чеченский батальон «Север», 2– й полк МВД Чечни, в резерве – ещё один отряд спецназа. На каждые 6 метров площади прямоугольника со сторонами 2 километра на 600 метров – по одному человеку – мышь не проскочит. Но где же тогда боевичьё? Ответа пока у него нет. Остаётся одно – продолжать поиск и ждать результата…

 

– Товарищ генерал, – доложил спустя сутки начальник разведки. – В ходе разведывательно– поисковых мероприятий в квадрате NN обнаружены два схрона. В них найдены малокалиберная винтовка типа ТОЗ и ваххабитская литература. Предположительно – 2003 года закладки. Свежих следов пребывания людей нет.

 

Осмотрев тайники, Зубатов вышел на берег реки, которая вдруг открылась его взору. Терек был величав и неспешен. Столь же спокойным внешне казался и генерал. Чувствуя в воспетой русскими классиками реке союзника, он инстинктивно искал у неё поддержки, мысленно просил Терек– батюшку помочь ему обнаружить бандитов, давно мутящих его чистые благородные воды, на берегах которой они пролили немало невинной крови. Его взгляд упал на лежащий вблизи остров. А может, боевики и правда скрываются здесь?

 

Генерал вскидывает к глазам бинокль, вглядывается в кажущийся безжизненным кусок земли, неспешно ведя по берегу оптикой, прощупывая цепким взглядом каждый кустик. Буквально на секунду ему показалось, будто что– то блеснуло в кустах. Неужели с острова за ним ведётся наблюдение? Если это так, то это конечно не косари и грибники. Им– то бинокль ни к чему, да и не сезон в мае грибы– ягоды собирать.

 

Через полчаса взвод батальона «Север» на резиновых лодках начал переправу. Задача – с максимальной осторожностью досмотреть остров. Но едва бойцы успели высадиться, как были обстреляны из автоматического оружия. Во избежание потерь, получив команду на отход, они вышли из боя и вернулись на берег. «Наконец банда обнаружила себя! Обстреляли «северян» не менее чем с пяти точек. Действовали боевики слаженно и грамотно, как по команде. Только вот рано открыли стрельбу. Видать, у главаря нервы не выдержали. Это хорошо!» – моментально оценил обстановку генерал.

 

Теперь задачу десантироваться на остров получил милицейский взвод 2– го полка МВД Чечни имени Ахмада Кадырова. Растянувшийся почти на километр в длину остров был густо покрыт кустарником и деревьями. Безлёсой оставалась лишь его северная часть. Там, получив в усиление несколько пулемётов, захватив с собой по два «бэка», и высадились милиционеры. Базу обнаружили на юге острова. Блиндаж, небольшая палатка, вещмешки, лодки. Забросали блиндаж гранатами, начали осматривать палатку. Здесь их уже ждали. Завязалось боестолкновение. У «хозяев» позиция была заранее подготовленная, сектора тщательно пристреляны. Милиционерам пришлось несладко. Получив с острова доклад командира взвода о трёх тяжело раненных сотрудниках, генерал дал команду на отход. Ясно, что бандиты сдаваться не собирались. Нелестно выразившись в их адрес, Зубатов дал команду, следовавшему за ним тенью миномётчику:

 

– Ну– ка, капитан, причеши их, сволочей, так, чтобы небо с овчинку показалось!

 

 

 

* * *

 

Больше часа миномётная батарея утюжила остров вдоль и поперёк, выпустив по нему более 400 мин. Загнанным в своё укрытие моджахедам ничего другого не оставалось, как молиться. Вместе со всеми истово молился и Умар. Он вспомнил, как рисовал когда– то в конспекте, что происходит при падении мины и куда летят осколки. Благодаря практически прямому углу падения мины, её убойная сила значительно увеличивается, а площадь, покрываемая осколками, многократно возрастает. Даже одного прямого попадания мины в их утлую землянку, укрытую всего одним слоем толстых веток, присыпанных землёй, будет для них достаточно. Иншалла! Ему опять вспомнился дурной, предрассветный сон и он, упав на сотрясающийся от обстрела земляной пол, не обращая внимания на сыпавший и сыпавшийся с потолка песок, читал по памяти свой любимый аят: «Аллагу аля кул щей кадир!» – «Воистину Аллах над всем сущим властен!»

 

Как только обстрел прекратился, имам Бадрутдин воскликнул: «Смотрите, как Аллах милостив к нам! Хвала Всевышнему – ни одна мина в землянку не попала!» Все посчитали это добрым знаком. Оставаться на острове смысла больше не было. Как сказал амир, они и так слишком долго дурачили русских, находясь у них фактически под самым носом. Ясно, что остров заблокирован, и уйти будет не просто. Но другого выхода у них не было. Аллах милостив! Они начали готовиться к прорыву.

 

 

 

Прорыв

 

 

 

Наводчик БТР рядовой Игорь Засохов, не отрываясь от прицелов башенных пулемётов, всматривался в густые прибрежные заросли злополучного острова. С наступлением сумерек, очертания берега начали расплываться, таять, и солдат спешил послать туда короткие, злые очереди, поквадратно простреливая зелёный массив прибрежной полосы. С каждым попаданием в нём ширилось и крепло чувство охотничьего азарта, знакомое ему ещё с подросткового возраста. Тогда они с отцом ходили на волков, буквально терроризировавших окрестности родного зауральского села – зима тогда выдалась морозная, и серые, потеряв страх, частенько забегали в село, не брезгуя любой живностью, попадавшейся на их пути. Сейчас в его руках не старенькая гладкостволка– ижевка, а мощный КПВТ – серьёзное оружие. Игорь повёл стволом пулемёта влево и дал очередь по чуть колыхнувшимся кустам, спускавшимся к самой воде, с удовлетворением фиксируя попадание.

 

– Бандитам, а они, судя по всему ещё живы, терять нечего – мы ведь их обнаружили, – вспомнился ему инструктаж, данный накануне экипажу БТР начальником разведки. – Сегодня по темноте они, как пить дать, пойдут на прорыв, и в вашем секторе – наиболее вероятное для этого место. Ведь до берега всего ничего, каких-то 50-60 метров. Поэтому, парни, едальниками не щёлкайте – смотрите в оба! Пройти через вас они не должны!

 

– Хрен вам, к-к-козлы вонючие! – Игорь, хмыкнув, плавно давит на спуск, посылая новую порцию калиброванного свинца прячущимся где-то в зарослях бандитам.

 

А те, под прикрытием темноты, начали огрызаться. Пытаясь вывести из строя вооружение БТР, несколько раз выпускали довольно точно гранаты из подствольника, постреливали из стрелкового оружия. Но это только раззадоривало наводчика и он, приноровясь, гасил огневые точки боевиков с завидной точностью.

 

Знали бы, готовящиеся к прорыву матерые «воины Аллаха», что противостоит им в этой дуэли девятнадцатилетний русский парень, совсем недавно заключивший контракт. Именно он, разглядев в прибрежных кустах чуть заметный блик фонарика, поразил бандглаваря и его верного телохранителя Алимурзаева, готовивших к спуску на воду лодку. Не повезло ещё одному участнику бандгруппы – угрюмому, малоразговорчивому чабану, родом из-под бурунного Терекли-Мектеба. Труп его с начисто снесенным пулеметной очередью черепом на следующий день вынесло на берег.

 

Их тела и обнаружили на следующий день уральские спецназовцы, высадившиеся на остров. Оставшимся в живых членам банды – Умару и Абу каким-то чудом под покровом темноты всё-таки удалось переправиться на левый берег. Той же ночью они попытались войти в село Харьковское, но напоролись на засаду. Организованное по горячим следам преследование не дало результата, разве что подтвердило предположение генерала – бандитов не более двух-трёх человек и среди них есть серьёзно раненый.

 

Той ночью, когда боевикам удалось на минуты забыться во сне, взобравшись на ветви раскидистого дуба, укрывшего их своей кроной от преследования, Умару опять приснился русский солдат. Он снова навёл на него автомат и уже готов был нажать на спусковой крючок, когда Умар в ужасе проснулся, едва не свалившись с пятиметровой высоты вниз.

 

* * *

 

Посовещавшись, моджахеды решили идти к родственникам в Шелковскую. У Абу сильно болела и начала нагнаиваться простреленная нога, а сам Умар был ранен в руку. Оставалась надежда, что их, как уверял амир Рустам, встретят в любом доме, как братьев, ведь они настоящие борцы за свободу, веру и народ. Иншалла! Выбора не было. Не сдаваться же проклятым мунафикам** и их хозяевам – русским собакам! Под прикрытием темноты, осторожно постучав в окно, они пробрались в дом шурина Умара, Арби, который находился на заработках. Его жена Мадина не сразу согласилась пускать незваных гостей в дом, здесь были дети. Она понимала, чем чреваты такие ночные визиты. Но делать нечего – родственные связи для чеченцев значат очень много!

 

Абу, который сам вызвался дежурить, периодически отключался. Предложенные Мадиной анальгетики и наложенная повязка помогали мало – ему нужна была срочная операция, так как начиналось заражение крови и тупая, ноющая боль сводила его с ума. От сильного нервного перенапряжения, большой кровопотери забылся во сне и Умар. Ему в третий раз приснился ставший кошмаром его снов русский солдат, который снова сумел опередить его всего на долю секунды…

 

Они не заметил, как их дом, молча окружили солдаты. Сопротивления моджахеды оказать не смогли. Успевший схватить автомат Абу был прошит очередью рослого разведчика, а выскочивший в окошко с воплем «Аллаху акбар!» Умар, нос к носу столкнулся здесь с другим солдатом. Судорожно дёргая затвор, опешивший къянти*** ещё успел разглядеть его прищуренные, холодные голубые глаза, хищно смотрящие из-под вызывающе белёсых бровей, чуть курносый нос, плотно сжатые губы и чёрную родинку на подбородке. В тот же момент солдат нажал на спусковой крючок. Иншалла!

 

 

 

* * *

 

Генерал Евгений Зубатов, когда ему было доложено об уничтожении остатков банды Шаниязова, удовлетворенно хмыкнул. Он не сомневался в успехе операции, ведь на его стороне были три непробиваемых фактора победы: правда, сила и время. К тому же накануне ему, русскому генералу, тоже приснился сон, оказавшийся вещим – мама покойница перекрестила его!

  

Фото автора и из архива уральского отряда спецназа.

Фамилии военнослужащих изменены

* кяфиры – неверующие, немусульмане;

** мунафики – лицемеры – презрительное название членами незаконных вооружённых бандформирований единоверцев-земляков, которые служат в силовых структурах России;

*** къянти – парень (чеченск.)

5
1
Средняя оценка: 2.75124
Проголосовало: 201