«И в былом каком-то пустяке вдруг черты встречаю совершенства…»

*   *   *    

Памяти поэта Якова Рудя

Я не знаю, сколько проживу –
Есть секреты за семью замками,
Но всё чаще глажу я руками
Эту землю, листья и траву.

И в былом каком-то пустяке
Вдруг черты встречаю совершенства,
И неизъяснимое блаженство
Дарит чья-то песня вдалеке.

А порой гляжу: на склоне дня,
По тропе на алом небосводе
Мальчик, так похожий на меня,
Босиком за горизонт уходит…

 

Не парады и не награды…

  

Среди развалин Джантары,
Вдоль южной глиняной ограды,
Как в кегельбане для игры,
Стоят забытые снаряды
(Константин Симонов «Дожди»)

По-июньскому небо ярилось,
Сжечь пытаясь все зеленя…
Археолог Саша Гаврилов
В Крым Восточный вывез меня.

Не испорчены с ним мы бытом,
Взяв воды да скромный паёк,
На авто тряслись по избитым,
По путям жестоких боёв.

Солнце – ярче начищенной меди,
Плавит день степная жара…
– Вот смотри – говорит  – мы едем
Из Корпечи на Джантара..

(Мне бы моря сейчас немного.
Выгорает неба сатин)…
– Грязь месил на этих дорогах
Сам ведь Симонов Константин

В 41-ом – вещает Саша,
Он знаток этих самых мест –
– Сколько здесь безымянных, павших,
Что в могилах лежат и без…

…Не парады и не награды
Не нужны этой горькой земле…
Здесь война – совершенно рядом,
А не там –  за 70 лет…

 

Полтавщина, село Келеберда

 

А «море» Кременчугское цвело,
И воздух наполняли пряно травы…
Келеберда, казацкое село –
Тяжёлый труд и непростые нравы.

Здесь испокон веков – все рыбаки,
И риск в цене, как лодки и баркасы…
Мужчины здесь отважны и рукасты,
А женщины – надёжны и крепки.

Кормилицы-воды – безмерна власть:
Сонм утонувших неизменно множит…
И над рекою церковь вознеслась
С молитвами к тебе, пресветлый Боже!

Здесь всех времён сильна и явна связь,
Казацкий дух живёт непобеждённый…
И курит люльку бронзовый Тарас,
Воображеньем Гоголя рождённый…

…И Степь свистит проснувшимся сурком,
И Днепр гонит волн своих отары,
И в диком поле властвуют татары,
И в думах мрачных атаман Сирко…

К 200-летию со дня рождения Н.В.Гоголя в Келеберде
установлен памятник Тарасу Бульбе – главному персонажу
одноимённой повести великого писателя.

В 70-х годах XVII в. в течение краткого времени, Келебердой
владел знаменитый запорожский атаман Иван Сирко. В конце
указанного столетия село пережило тяжелейшие набеги крымских
татар (1693, 1696 гг.).

 

В долине Старый Орхей

 

Молдавскому археологу
Олегу Левицкому 

Долина дивная Орхей.
Внизу змеится быстрый Реут.
Орёл с гортанным криком реет –
Жестокий и степной Орфей.

И что ты там не говори,
А песнь тоской берёт за горло…
Шейх-аль-Джадир – ордынский город
Цветёт камнями из земли.

Здесь лишь на первый взгляд пустырь,
Но среди скал, под небесами,
Гудит пещерный монастырь
Молящимися голосами.

Молдовы древняя земля…

Но ты порой совсем не против
Влюбиться в женский римский профиль,
Коль обстоятельства велят!

Виват молдавскому вину!
Виват друзьям молдавским тоже!
Храни их всех, великий Боже,
И солнечную их страну.

 

По дороге  в Бухарест

 

Автострада в Бухарест.
Дождик, моросящий жидко…
Из каких не ясно мест –
Двухэтажные кибитки.

Ржут устало битюги,
Под собой копыт, не чуя…
Не друзья и не враги –
Ромы по земле кочуют.

Скарб нехитрый – напоказ,
Детский крик, гортанный говор…
Им вполне начхать на нас,
И на то, что рядом город.

Табор щелкает кнутом,
Мча на волю дух и тело…
И к обочинам авто
Прижимает то и дело.

 

И есть ещё янтарь….

 

В кафешке на Монмартре
Звучит аккордеон,
И в лёгкой хрипотце –
Любовное томленье.
Меж столиками, в зале,
Господствует шансон,
И за душу берёт
Чужое откровенье.

Здесь вовсе не беда –
Незнанье языка.
Захвачены мы в плен
Изысками вокала…
И радостны вполне,
К тому ж – пьяны слегка,
И есть ещё янтарь
На донышке бокала.

 

Не соловьи – Валерий Ободзинский…

 

На кладбище грустили соловьи
О всех ушедших в срок или до срока…
И шелестел на фото светлый локон
Девчонки, не дожившей до любви.

А дальше, в ряд, вон – сверстники мои,
Давно уж прописались на погосте…
Я ненароком заглянул к ним в гости,
Чтоб помолчать и поклониться им.  

Тот – под крестом, а этот – под звездой…
Их лица юны и полны надежды.
Я и они. И срок лет 40 между.
И я бесповоротно весь седой.

Но всё же чувства – не скупой паёк:
В глубинах глаз – предательски слезинки…
Не соловьи – Валерий Ободзинский
Нам песни нашей юности поёт…

Живите в радости, отрада

… Твои глаза зелёные, твои слова обманные…
(Константин Подревский. Романс)

Мне тему бы начать иную,
Хочу, да что-то не могу:
Немыслимо меня волнует
Рисунок тонкий Ваших губ…

Я был в объятьях правды голой
И у колен роскошной лжи…
Ну, почему Ваш дальний голос
Над головой моей кружит?

Земному мне – земное надо:
Не кормят басней соловья…
Живите в радости, отрада
Зеленоглазая моя!

2006-2012

5
1
Средняя оценка: 2.95652
Проголосовало: 23